«Ждём, что в мае объявят о восстановлении РУСАДА»: Исинбаева о планах по борьбе с допингом

Повторно избранная председателем наблюдательного совета РУСАДА Елена Исинбаева в интервью RT рассказала, что WADA может восстановить в правах российское агентство уже в мае. Одной из своих главных задач двукратная олимпийская чемпионка назвала восстановление работоспособности всей антидопинговой системы в РФ. Также Исинбаева высказалась об институте информаторов и о спортсменах, которые намереваются выступать под нейтральным флагом.

Процесс реформирования Российского антидопингового агентства (РУСАДА) подходит к концу. В соответствии с требованиями Всемирного антидопингового агентства (WADA), в составе учредителей организации остались только Олимпийский и Паралимпийский комитеты России. Это привело к необходимости принять новый устав, что произошло в феврале, и избрать новое руководство.

Новый состав Наблюдательного совета, главного руководящего органа РУСАДА, должен был определиться 9 марта. Если раньше в этот орган входили десять человек, то теперь их будет только восемь. По одному кандидату выдвинули учредители агентства, один представляет Министерство спорта России, один — Совет Европы, а остальные четыре члена являются независимыми.

От Олимпийского комитета России (ОКР) была выдвинута Елена Исинбаева. Заодно её повторно избрали председателем совета — эту должность двукратная олимпийская чемпионка по прыжкам с шестом занимает с декабря прошлого года.

«Я думаю, что выбор Исинбаевой является логичным. Она входит в комиссию спортсменов Международного олимпийского комитета, у неё абсолютно безупречная репутация великой спортсменки, которая никогда не пользовалась запрещёнными препаратами. Уверен, что наблюдательный совет РУСАДА под её руководством будет вести непримиримую борьбу с допингом в России», — сказал глава ОКР Александр Жуков.

Наблюдательный совет РУСАДА должен принимать финансовый план организации и решать насущные вопросы. Ближайшей задачей Исинбаевой и её коллег станет утверждение процедуры выбора нового генерального директора. 7 марта в отставку с этой должности подала исполнявшая обязанности Анна Анцелиович, которая посчитала, что не будет соответствовать требованиям, предъявляемым кандидатам. Ожидается, что новый гендиректор будет выбран на конкурсной основе уже в марте. Это позволит к маю поставить перед WADA вопрос о соответствии деятельности РУСАДА Всемирному антидопинговому кодексу.

— В декабре прошлого года вас избрали председателем наблюдательного совета РУСАДА, и вот теперь — новые выборы. С чем это связано?

— В начале декабря, после того как Министерство спорта вышло из числа учредителей, был избран новый состав наблюдательного совета, который я возглавила. Состоялся ряд заседаний, но в феврале, в соответствии с рекомендациями WADA, были внесены изменения в устав РУСАДА, поэтому необходимо было провести новые выборы председателя наблюдательного совета.

— Кто вошёл в новый состав наблюдательного совета?

— В состав совета вошли семь новых членов: генеральный секретарь Паралимпийского комитета России Андрей Строкин, выдвинутый ПКР, глава правового департамента Министерства спорта Вадим Байрамов, представитель WADA Сергей Хрычиков, космонавт и независимый член совета Сергей Рязанский, управляющий партнёр компании Ernst & Young по России Александр Ивлев, учёный-медик, академик РАМН и также независимый член совета Владимир Чехонин, а также я.

—  Как проходили выборы председателя?

— Выборы прошли хорошо. Мою кандидатуру выдвинул космонавт Сергей Рязанский, и коллеги единогласно одобрили.

— Есть информация, что представители WADAвыражали недовольство в связи с вашим присутствием в составе РУСАДА, особенно в составе наблюдательного совета, и аргументировали это вашими резкими высказываниями по допинговой тематике. Вы, конечно, об этом знаете.

— Да, знаю. Но нужно понимать, что в тот момент я говорила как спортсменка. Нашим легкоатлетам запретили принимать участие в Олимпиаде в Рио, и нас переполняли эмоции. Возможно, мои высказывания были слишком резкими. Я считаю, нужно смотреть не на мои спонтанные заявления, а на мою принципиальную позицию по этому вопросу: я всегда выступала против использования допинга, и я буду делать всё возможное, чтобы бороться с этим злом. 

—  Какими вы видите свои главные задачи на этом этапе?

— Главное сейчас для нас — восстановить работоспособность российской антидопинговой системы. И начать надо с возвращения соответствия РУСАДА, то есть сделать так, чтобы тестированием на нашей территории снова занялось российское агентство. МОК прямо заявил: российские спортсмены будут подвергнуты очень тщательному контролю в преддверии Игр в Пхёнчхане.

— Другими словами, к российским атлетам будет особое внимание?

— Да. У российских спортсменов будут брать гораздо больше образцов допинг-проб, чем у спортсменов из других стран. Думаю, мы должны с этим согласиться. Даже чисто технически это очень непростая задача. Для вашего понимания: английское антидопинговое агентство (UKAD), которое в настоящий момент осуществляет контроль в нашей стране, взяло за прошлый год порядка 3000 проб. Увеличить данный объём можно только вернув соответствие РУСАДА.

— У вас есть какие-то мысли или планы относительно того, как этого можно добиться?

— Да, у нас есть «дорожная карта», согласованная с WADA. Мы ожидаем, что в мае они объявят о восстановлении статуса РУСАДА.

— Как вы в целом оцениваете ситуацию с допингом в нашей стране?

— Понятно, что ситуация непростая. Есть определённые проблемы. Недавно в своём выступлении президент России Владимир Путин сказал о тех ошибках, которые были допущены нашей антидопинговой системой. Но в последнее время сделано очень многое для исправления ситуации: принят ряд поправок в российские законы, переформатированы отношения государства и антидопинговых структур, создана Независимая общественная антидопинговая комиссия под руководством Виталия Смирнова, которая, в свою очередь, подготовила национальный план по борьбе с допингом. Насколько мне известно, этот план в ближайшее время будет представлен широкой общественности. Делается очень многое, просто не всё, может, заметно сразу, а на что-то просто надо чуть больше времени.

— Международное спортивное сообщество ставит перед нами много сложных вопросов. Например, призывает открыть дискуссию об институте информаторов в нашей стране. Что вы об этом думаете?

— Я бы даже больше сказала, международное спортивное сообщество настаивает, чтобы напрямую получать информацию от спортсменов о возможных нарушениях антидопинговых правил — именно это они считают основным условием для восстановления статуса нашего агентства. Это крайне непростой вопрос, учитывая определённые исторически сформировавшиеся в нашем обществе взгляды: к деятельности информаторов в России сложилось весьма неоднозначное отношение. Но мы не должны уходить от диалога по этому вопросу, необходимо стремиться найти какое-то решение. 

— Некоторые российские спортсмены говорят, что они готовы выступать под нейтральным флагом. Что вы об этом думаете?

— Мне больно об этом говорить. Самое важное — чистым спортсменам не должны отказывать в их праве принимать участие в соревнованиях, мы выступаем против принципа коллективной ответственности. Мы считаем, что это несправедливо, когда чистые спортсмены не могут реализовывать свой потенциал из-за ошибок других. Если единственная возможность для не принимавших допинг спортсменов соревноваться — это участие под нейтральным флагом, то я не могу не принять этого, но хочу сказать, что сложившаяся ситуация, по моему мнению, совершенно несправедлива. Однако я надеюсь, что наши спортсмены, в особенности паралимпийцы, смогут принять участие в Олимпийских играх в Южной Корее именно под российским флагом — флагом страны, в которой они родились и где они живут.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей.
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...