«Наш допинг — спортзал, отжимания и приседания»: Эдуард Николаев о победе на «Дакаре»

Пилот российской команды «КамАЗ-Мастер» Эдуард Николаев, одержавший вторую победу в карьере на престижнейшем ралли-рейде «Дакар», рассказал в интервью RT о борьбе с самыми упрямыми соперниками, о том, как в команде праздновали Новый год и какой «допинг» принимают российские пилоты для уверенного выступления.
«Наш допинг — спортзал, отжимания и приседания»: Эдуард Николаев о победе на «Дакаре»
  • Reuters

Победа Эдуарда Николаева на «Дакаре» — это во многом триумф не благодаря, а вопреки. В последнее время обстоятельства нередко складывались против «КамАЗ-Мастера». Команда испытывала финансовые проблемы, а организаторы ралли-рейда, в свою очередь, ввели новые технические правила, по которым российским техникам в ближайшее время придётся менять мотор. Испытания подкинула и погода, вынудившая гонщиков отдыхать больше положенного. Несмотря на всё это, Николаев одержал победу и, как он сам выразился, «вернул бедуина» в «КамАЗ-Мастер».

«Я месяц не видел свою семью»

— Для вас это уже вторая победа на «Дакаре» в качестве пилота после 2013 года. Чем она отличается от предыдущей?

— Победы не бывают одинаковыми, ведь ситуации на трассе складываются абсолютно разные. В 2013-м гонка складывалась таким образом, что мы даже не выиграли ни одного спецучастка, но всё равно заняли первое место. Тогда победу нужно было не упустить, требовалось буквально донести её до финиша, как хрустальную вазу, и не уронить… А в этот раз борьба с нашим основным соперником Жераром де Роем шла до последних дней. Мы были сосредоточены и сконцентрированы до самого последнего момента, что всегда непросто. Этот триумф запомнится надолго.  

— Ралли «Дакар» длилось две недели и отняло массу сил. Хватило ли их, чтобы отпраздновать победу?

 Ну, конечно (смеётся). На это сил хватает всегда. Сразу после финиша собрались командой и вспомнили эти чудесные минуты: как целый год готовились к этому событию, а потом выкладывались на спецучастках. В этом году организаторы внесли много изменений. Если в 2016-м дороги на «Дакаре» были очень быстрыми (их даже сравнивали с классическим ралли), то в этом году трассы оказались более разнообразными. Добавили новые нюансы в навигацию. Серьёзно пришлось поработать штурманам. Теперь успех команды реально на 50 процентов зависит от них, и только на 50 — от пилота.

Также по теме
Команда «КамАЗ» Золотой дубль: россияне победили на «Дакаре» в двух зачётах
В столице Аргентины Буэнос-Айресе завершился 38-й ралли-марафон «Дакар». Российские мастера автоспорта первенствовали в двух зачётах...

— Как планируете отдохнуть после триумфа?

 Отдохнуть пока, к сожалению, не получится. Сейчас мы вернёмся в Москву и будем общаться со СМИ. Но я понимаю, что это тоже часть нашей работы. Зато в начале февраля нам дадут недельку отпуска, чтобы можно было увидеться с домашними. Вот тогда и сделаем паузу, наберёмся сил и начнём подготовку к новому «Дакару». Мы не видели свои семьи целый месяц! В последнее время только и общались, что с помощью звонков и сообщений. Мои родные, конечно, хоть и соскучились, но безумно рады за меня. Все довольны, что я, наконец, одержал победу.

— Какова роль в вашей победе Владимира Чагина?

— Мой успех — на 99 процентов его заслуга. Владимир Геннадьевич сам семь раз выигрывал «Дакар». Думаю, можно не говорить, какой колоссальный опыт накопил этот человек. Чагин всегда правильно подсказывает и по тактике, и по стратегии, даёт грамотные напутствия.

Вообще тех ребят, которые сейчас выступают за «КамАЗ-Мастер», даже иностранцы называют учениками Чагина. Соперники говорят, что наш стиль пилотирования очень напоминает стиль пилотирования самого Владимира Геннадьевича и его партнёров по команде тех лет.    

— В зачёте грузовиков поначалу лидировал голландец Жерар де Рой. Когда он отрывался, не было мысли, что ситуация выходит из-под контроля?

— Конечно, нет. «Дакар» — это марафон, и здесь ситуация на трассе может несколько раз меняться даже на протяжении одного спецучастка. Де Рой пытался выйти вперёд и оторваться, но нам это только придало спортивной злости. Разворачивалась настоящая борьба. Здесь и становилось понятно, у кого крепче нервы. В таких гонках всё решают мелочи. Важно было не допустить прокола, ошибки.

«Своих не бросаем при любом раскладе»

— В первую пятёрку общего зачёта из пилотов «КамАЗ-Мастера» попали также Дмитрий Сотников, ставший вторым, и Айрат Мардеев, финишировавший пятым. Была ли у «КамАЗа» какая-то командная тактика на последних этапах, чтобы помочь вам одержать победу?

 Мардеев очень сильно поддерживал нас с Сотниковым. Фактически последние дни он работал исключительно на наш с Дмитрием успех, подстраховывал нас. Был момент, когда Айрат помог поменять колесо Сотникову, чтобы тот потерял меньше времени. А вот ещё один пилот «КамАЗ-Мастера» Антон Шибалов, к сожалению, потерял много времени и приехал лишь 13-м. Зато Антон помог занять третье место мотовездеходу Равиля Маганова из «Поляриса». Маганов — наш парень из Альметьевска, а своих мы не бросаем при любом раскладе. Из поколения в поколение это правило работает в «КамАЗ-Мастере».

— Когда поняли, что победа от вас не уйдёт? Может быть, после 11-го этапа? Тогда вам удалось ещё больше увеличить отрыв от Сотникова.

— Я понял, что одержал победу, только когда приехал на подиум, ведь после финиша нас ждал ещё длительный лиазон (часть маршрута с нормой времени между двумя последовательными пунктами контроля времени. — RT). В последний день у нас был спецучасток — 56 километров и 700 километров перегона, которые также идут в зачёт. Не дай бог ты где-то сломаешься и потеряешь время… Так что ничего не ясно было до последнего метра. Вот когда мы приехали на финальную точку и нам поставили «штампик», стало понятно, что я выиграл «Дакар». Эмоции в этот момент переполняли. Было и счастье, и удовлетворение от проделанной работы. Ведь в прошлом году победу здесь одержал де Рой, но мы провели отличную работу над ошибками. Всё было сделано не зря. Мы вернули «бедуина» обратно в «КамАЗ-Мастер» (смеётся).

Также по теме
«Нельзя душить только одну команду»: как «КамАЗ» выдавливают с ралли «Дакар»
Генеральный директор российской ралли-команды «КамАЗ-Мастер» Сергей Когогин заявил, что отечественный коллектив на время может...

— После восьмого этапа у вас взорвалось колесо. Сразу поняли, в чём дело?

 К счастью, колесо взорвалось после финиша на перегоне. Там был очень протяжённый тормозной спецучасток, и колёса просто не выдерживали такого перегрева. На следующий день мы заменили все покрышки, поставили свежие и продолжили гонку.

— Есть ли у вас какие-то приметы или ритуалы, чтобы, например, избежать технических неполадок?

 Я считаю, что всё это ерунда. Какие могут быть ритуалы применительно к технике? Чудес в этом деле не бывает. Никто не может дать сто процентов гарантии, что твоя техника тебя не подведёт. Некоторые, может быть, верят в какие-то приметы, но я не из их числа.

«Берём русское шампанское и ёлку, слушаем обращение Путина» 

— Удалось ли отметить Новый год прямо перед стартом «Дакара»?

— Мы традиционно собираемся всей командой и сначала отмечаем Новый год по московскому времени, а затем — по местному. С собой всегда берём русское шампанское, ёлку. Слушаем обращение Владимира Путина к стране через интернет. Иностранные соперники к нам не присоединяются. Им больше по нраву Рождество. 

— Нынешний «Дакар» получился не самым удачным в плане погоды, и гонщикам два дня пришлось даже отдыхать, так как продолжать гонку в таких условиях не было никакой возможности. Впервые столкнулись с подобным на «Дакаре»?

 Лично я не понимаю, почему многие остались недовольны погодой. Напротив, в этом году не было такой удушающей жары, как в прошлом. Чувствовали себя вполне комфортно. 

— Даже если не брать погоду, организаторы нынешнего «Дакара» допустили немало просчётов: не всегда выбирались лучшие дороги, на 11-м этапе смешали все классы. Это нормально для гонки такого уровня?

 Понимаете, это ралли-рейд. Смешанные старты раньше здесь были всегда. Мотоциклисты ещё ругались, когда их обгоняли грузовики. «Дакар» — это гонка с самыми суровыми условиями, и здесь участвуют только те гонщики, которые не боятся… Честно говоря, я не понимаю людей, которые сейчас критикуют организаторов. А что они хотели от ралли-рейда? Вероятно, эти персонажи просто привыкли к цивилизации и ровным дорогам. А что такое «Дакар»? Это снег. Это грязь. Это песчаная буря.

«В 90-е «КамАЗ-Мастер» сидел без копейки денег»

— Как вы отнеслись к ситуации с изменением правил, из-за которой «КамАЗ-Мастеру» нужно теперь тратить немалые деньги на новый мотор? Считаете, что этот шаг был направлен на то, чтобы прекратить гегемонию российской команды?

— Правила едины для всех, пусть и не очень радует, что они постоянно меняются… Мы не в восторге от нововведений, потому что у «КамАЗ-Мастера» сейчас нет такого количества денег, чтобы мгновенно сделать себе новый мотор. И потом, его только доводить до ума придётся несколько лет, а у нас времени не хватает постоянно.

Конечно, будет жалко, если команде придётся пропустить один-два «Дакара». Хотя у нас ещё останутся другие старты, тот же «Шёлковый путь», на который приезжают все сильнейшие гонщики. В принципе я могу понять организаторов «Дакара». В гонках это нормальная ситуация, когда нужно сменить лидера, чтобы не допустить падения интереса к соревнованию. Подобные ситуации случаются и в «Формуле-1».

Также по теме
«Новый регламент направлен против нас»: члены команды «КамАЗ-Мастер» о трудностях «Дакара»
Ралли «Дакар-2017» протяжённостью более 8,8 тыс. км стартовало в Парагвае 1 января. С тех пор как было решено проводить гонку и в...

— Какое вообще отношение к пилотам «КамАЗ-Мастера» у соперников? Нет ли некой неприязни в связи с постоянными победами?

— Отношения между нами замечательные. Мы хорошо общаемся командами. Это часто ощущается и на трассе. Бывало, мы помогали ребятам, бывало, они нам. Мардеев, например, застрял в песке, а вытаскивали его наши иностранные коллеги. Спокойно можем обсудить и какие-то технические моменты с тем же де Роем. Никто ни от кого ничего не скрывает. Так что в ралли-рейде отношение к россиянам абсолютно нормальное.

— Не секрет, что у «КамАЗ-Мастера» в последнее время были финансовые проблемы, о чём говорил, в частности, руководитель команды Чагин. Это как-то сказывалось на подготовке к «Дакару»?

 К сожалению, да. Денег стало меньше, и мы это почувствовали. Но руководство команды делало всё возможное для нашего комфорта. В итоге мы поехали на «Дакар» и заняли два первых места в классе грузовиков. Надеюсь, всё наладится. Паниковать никто не спешит. К сложностям нам не привыкать. Ведь «КамАЗ-Мастер» прожил и 90-е годы, когда коллектив сидел без копейки и выживал, как мог.

— Перед началом «Дакара» от участия в нём была отстранена российская мотогонщица Анастасия Нифонтова. Причина — наличие мельдония в её допинг-пробах. В автоспорте принимают запрещённые препараты?

В классе грузовиков очень сложно представить себе применение допинга, а вот мотогонщики — действительно как роботы. Не понимаю, как можно выдерживать такой темп… Я никогда не пробовал допинг и не знаю, какой он даёт эффект. Да и не думаю, что существуют препараты, которые, придадут тебе бодрость после 500 километров пути. Возможно, всё это пустые слова. Мы уже видели, как пытались отстранять российских олимпийцев. Нашли безобидную витаминку мельдоний и принялись дисквалифицировать спортсменов. У нас допинг — это занятия в спортзале, отжимания и приседания.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей.
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Спорт
Загрузка...
Экономика