«Возвращаются ценности времён холодной войны»: велосипедист Дэн Стивенс — о докладе WADA

Британский велосипедист Дэн Стивенс, один из 150 спортсменов, которым давал запрещённые препараты доктор Марк Бонар, считает, что Всемирное антидопинговое агентство (WADA) ведёт себя лицемерно. Оно устраивает показательный процесс над Россией, но отказывается расследовать другие громкие случаи применения допинга, объясняя это отсутствием финансов и времени.
«Возвращаются ценности времён холодной войны»: велосипедист Дэн Стивенс — о докладе WADA
  • Reuters

— Удивлены ли вы тому, с каким рвением WADA взялось за Россию?

— Я считаю, что WADA неправильно поступает, позволяя акцентировать внимание на положении дел в отдельно взятой стране. Очевидно, что в России существуют проблемы с применением запрещённых препаратов, но вопрос в том, какие страны испытывают столь же пристальное внимание к себе со стороны WADA и становятся объектом настолько масштабных расследований в области антидопингового контроля и проведения соответствующих анализов. Насколько я знаю, такой взыскательной проверке, как Россия, не подверглось ни одно другое государство.

— Можете ли вы сказать, что вас отчасти беспокоит, какие цели преследует возглавляемая Ричардом Маклареном комиссия WADA?

— Конечно. У меня есть некоторые мысли, связанные с крупными политическими целями и инициативами. Сегодня мы наблюдаем, как в современное общество возвращаются ценности времён холодной войны. И не исключено, что спорт используется для ускорения этого процесса. Я встречался с представителями Национального антидопингового агентства Великобритании (UKAD) и предоставлял им информацию, указывающую на повсеместное употребление допинга в моей стране. Но мои слова никто не воспринял всерьёз.

— Как такое стало возможным?

— В UKAD мне заявили, что у них недостаточно средств, чтобы профинансировать расследование. Оно обошлось бы им в сумму около 5 тыс. фунтов, и результаты наверняка не заставили бы себя ждать. Но нет — вместо этого они потратили около 60-70 тыс. фунтов на судебные разбирательства, делая при этом вид, что расследование было проведено, хотя это явно не соответствует действительности.

— Почему вы вообще решились на такой шаг?

— Я сотрудничал с британскими государственными органами, исходя из убеждения, что они всерьёз настроены принять меры для защиты спортсменов от допинга. Однако у меня сложилось впечатление, что они скорее занимались сокрытием случаев нарушения антидопинговых правил на уровне спортивных лиг и федераций, а для создания видимости серьёзной работы устраивали разбирательства в отношении «незвёздных» спортсменов. После того как моё дело получило огласку, я довольно активно расследовал различные случаи. К примеру, на британских соревнованиях по велогонкам всех спортсменов проверяют на допинг, но почему-то не на эритроэпотин.

— Вы хотите сказать, что антидопинговые правила существуют не для всех?

— Спортивные федерации, конечно же, будут рассказывать, какие они открытые и прозрачные, и приводить данные о количестве взятых допинг-проб, но при этом вряд ли станут сообщать, какие именно анализы проводились. В нашем случае речь идёт о лидере гонки «Тур Британии» (Стиве Каммингсе. — RT) — у него не стали брать анализ на эритроэпотин. Учитывая общую ситуацию, можно предположить, что, если бы это был российский спортсмен, его наверняка бы проверили на тот же препарат. Так и работает система: можно было бы проверить британских тяжелоатлетов на содержание EPO, а мы берём и сканируем россиян на стероиды — потому что заведомо высока вероятность, что именно на этом их и можно поймать.

— Недавно хакеры из организации Fancy Bears опубликовали документы, содержащие новые свидетельства употребления допинга известными западными спортсменами…

— Из них следует, что спортсменам вроде Брэдли Уиггинса выписывали разрешения на использование в терапевтических целях таких препаратов, как противовоспалительные стероиды, — за два дня до его участия в трёхдневной шоссейной велогонке. Не знаю, считать ли их «защищёнными» спортсменами, но определённо можно сказать, что в данной ситуации спортсмены-любители вроде меня были лишены подобного преимущества. По-моему, мы имеем дело с практикой, когда определённые спортсмены пользуются «защитой», но, так сказать, в рамках правил. К примеру, когда разрешения на использование препаратов выдаются спортсменам без должного освидетельствования. Напрашивается вопрос — почему это происходит и кто выдаёт на это разрешение?

— Иными словами, WADA себя отчасти дискредитирует?

— Если сравнить эти две ситуации — расследование в отношении России и серьёзную проблему использования допинга в британском спорте на основании истории Марка Бонара, — то следовало бы ожидать начала крупного расследования в отношении британского антидопингового агентства в том числе. WADA ссылается на нехватку средств, времени и прочего, но ведь им хватает всего, чтобы продолжать раскручивать ту же самую тему в отношении России. Тогда почему было не пустить эти деньги на проверку ситуации в британском или американском спорте? По-моему, просто нечестно акцентировать всё внимание на одной-единственной стране.

Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Спорт
Загрузка...
Экономика