«Россию могут отстранить от ОИ-2018»: экс-глава ВФЛА о второй части доклада Макларена

Глава комиссии Всемирного антидопингового агентства Ричард Макларен 9 декабря представит вторую часть доклада о допинге в российском спорте. Бывший президент Всероссийской федерации лёгкой атлетики Валентин Балахничёв поделился своими ожиданиями от предстоящего выступления Макларена и назвал худший вариант развития событий для России.
«Россию могут отстранить от ОИ-2018»: экс-глава ВФЛА о второй части доклада Макларена
  • Валентин Балахничёв
  • РИА Новости

18 июля глава комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA) Ричард Макларен подтвердил обвинения, выдвинутые бывшим главой Московской антидопинговой лаборатории Григорием Родченковым, в том, что в России проходили манипуляции с результатами допинг-проб во время Олимпийских игр в Сочи. Основные позиции были изложены на 103 страницах.

Комиссия под руководством Макларена получила дополнительное финансирование и время, чтобы представить более детальный отчёт, который был анонсирован на 9 декабря.

Перед презентацией второй части доклада RT пообщался с бывшим президентом Всероссийской федерации лёгкой атлетики (ВФЛА) Валентином Балахничёвым. Экс-глава организации рассказал о том, чего стоит ждать после обнародования новых фактов от Макларена, а также высказался о хакерской группировке Fancy Bears, которая устраивает атаки на WADA и предоставляет данные о том, кому из спортсменов разрешалось использовать запрещённые препараты в качестве терапевтического исключения.

«МОК уже знает, что будет в докладе Макларена»

— Завтра ожидается вторая часть доклада Макларена. Это такой же «час Х» для российского спорта, какой был в июле, когда была опубликована первая? 

— Да, безусловно. Я неоднократно предлагал заранее готовиться к новой атаке. На завершение доклада выделено куда больше времени и денег. Не сомневаюсь, что Макларен нашёл новых информаторов. Это сделает содержание доклада более серьёзным. Теперь проверим — научились ли исправлять свои ошибки там, где претензии WADA объективны, и защищать свои интересы там, где WADA явно перегибает палку.

— Ваши предложения были услышаны?

— Отчасти да. Следственный комитет России уже обратился с запросом в прокуратуру Швейцарии для того, чтобы провести собственное расследование вокруг Berlinger (швейцарский производитель пробирок для допинг-проб. — RT). Главный технический момент, который сейчас всех интересует: вскрываются пробирки или нет. До сих пор не было приведено никаких технических доказательств того, что это возможно. Даже компания, производящая эти склянки, официально опровергла возможность нарушения целостности своей продукции. Они дали соответствующую гарантию и пообещали провести дополнительное исследование. К Олимпийским играм-2016 были выпущены новые «абсолютно невскрываемые» пробирки. Получается, что предыдущие можно было вскрыть? Если это действительно так, то любая положительная допинг-проба может быть оспорена как проба, с которой неизвестные лица могли провести манипуляции. Поэтому теперь любой спортсмен, обвинённый в приёме запрещённых веществ, может заявить, что ёмкость с его анализами могли вскрыть. Если же верить WADA и МОК, которые утверждали, что склянки нельзя было вскрыть, то все заявления Григория Родченкова и построенный на них доклад Макларена являются мифом. В противном случае рушится вся система допинг-контроля, созданная WADA. Патовая ситуация, «оба варианта хуже».

— Вторая часть доклада Макларена будет для России более опасной, чем первая?

— На самом деле «первая часть», «вторая часть» — условность. Это единый документ, только теперь он будет дополнен новыми фактами и исправлен Маклареном. Как говорил сам Макларен после выхода отчёта, перед ним не ставилась задача выявить допингеров, а доказать сам факт наличия нарушений. Теперь же авторы доклада попытаются выявить злоупотребивших атлетов. Если первая часть доклада стала неожиданностью не только для нас, но и для международного сообщества, то теперь Макларен подготовился. Думаю, ему достанется часть от $500 тыс., которые WADA получила от МОК. Участие в работе принимают дисциплинарная и этическая комиссии, сотрудники американских и британских частных разведок. Кроме того, 7 декабря МОК сделал упреждающее заявление, в котором сказано, что организация готова наложить на Россию более серьёзные санкции. Если раньше мы могли апеллировать к МОК и работать с ними, пытаясь выяснить ситуацию, то сейчас разговаривать бесполезно, потому что там заранее согласились с выводами доклада Макларена. Также поступила, например, и комиссия спортсменов МОК.

— То есть в МОК уже знают, что будет в документе?

— На мой взгляд, да. Если бы доклад был подготовлен в ночь на 9 декабря, то они могли бы не знать о содержании, но это не тот случай. Думаю, в узких кругах он уже разошёлся и все знают, что будет происходить в дальнейшем. В этом плане характерно заявление некоторых федераций о бойкоте соревнований, проходящих на территории России. Это говорит о том, что достоянием гласности стал если не весь документ, то его некоторые детали. Вижу в этом одну из форм давления на нашу страну. Но я много раз говорил, что, расследуя деятельность той или иной организации, стоит также привлечь её к ходу расследования, чтобы послушать доводы и подготовить её к подведению итогов. Вместо этого устраивается шоу с огромным количеством телезрителей и представителей СМИ, после чего любые наши объяснения уходят в пустоту.

«Ничего хорошего Россию не ждёт»

— Президент ОКР Александр Жуков заявил, что российскую сторону также услышат после доклада. Может ли это помочь России?

— Происходящее напоминает средневековую инквизицию, когда человека хватают, обвиняют и без суда сжигают на костре. В ситуации с докладом почти все факты о массовом употреблении допинга российскими спортсменами получены от платных или зависимых доносчиков, являющихся скрытыми агентами WADA. После этого приглашают российскую сторону, которая мгновенно должна дать ответы. Мне кажется, что даже у нашего прославленного чемпиона по боксу Александра Лебзяка в такой ситуации не хватило бы реакции. Всегда говорил — нужно ознакомить Россию с содержанием доклада, чтобы мы могли подготовиться к ответу. Мне кажется, что даже Макларен согласится с тем, что в словах Родченкова о допинге в России может быть некая толика неправды, ведь он, уехав в США, заинтересован в том, чтобы не давать показаний на родине. А так — наши слова никому не нужны. В любом судебном процессе есть две стороны, здесь же процесс является односторонним. Получается, 9 декабря Россия должна выслушать содержание доклада и в преддверии новогодних праздников как-то отреагировать.

— Почему же МОК верит в этой ситуации только одной стороне?

— Слава богу, Олимпийский комитет поначалу выслушивал доводы России. В результате наша делегация поехала на Олимпийские игры в Рио. Но в сложившейся ситуации МОК должен верить той структуре, которую создал и профинансировал. Чтобы быть уверенными в чистоте эксперимента, комитет постановил, что в работе Макларена будет участвовать свой человек.

— Получается, завтра реакции с российской стороны сразу после объявления содержания доклада не будет?

— Не стоит устраивать по этому поводу истерику. Давайте спокойно прочитаем доклад. Для нас сейчас наихудшим вариантом станет вялая реакция или, наоборот, паника и оскорбления в адрес WADA и МОК. Стоит внимательно и спокойно изучить документ, понять, где нужно исправляться, а где — судиться. А то после первой части доклада некоторые наши спортсмены неподготовленными побежали в суды.

— Так мы же действовали в режиме цейтнота, чтобы попасть на Олимпиаду…

— Никто не мешал подготовится, ведь мы прекрасно понимали, к чему всё идёт. К сожалению, у нас очень мало сильных юристов, которые могли бы помочь в западных судах.

— Почему мы не можем заручиться поддержкой хороших юристов?

— Нужно было искать тех, кто обладал опытом подобной работы, и сразу обращаться в правоохранительные органы и работать с ними. Хотя по итогам фильмов немецкого телеканала ARD Всероссийская федерация лёгкой атлетики подала в гражданский суд и выиграла процесс. Нужно обращаться с заявлениями по поводу нарушения права на частную жизнь, потому что спортсменов снимали скрытой камерой без их ведома. Надеюсь, такие иски будут поданы против Зеппельта и ARD.

— Зачем вы по собственной инициативе изучаете содержание доклада?

— Я хочу, чтобы общественность знала, что ждёт Россию, потому что самое страшное для любого человека — неведение. Нужно принять правду, какой бы неприятной она ни была, и осознанно выбрать путь к исправлению ситуации. При этом нельзя дать WADA загнать себя в позицию вечно оправдывающихся. 70% обвинений Всемирного антидопингового агентства — ложь, преувеличения и фантазии Родченкова, оставшиеся 30% — наши, в том числе и мои личные ошибки, которые нужно исправлять. Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Всё, что я могу сделать для проведения работы над ошибками — я сделаю.

— Чего лично вы ждёте от второй части доклада Макларена? Есть ли у вас какие-то предчувствия?

— Ничего хорошего Россию не ждёт. Советую всем на ночь выпить снотворного, а с утра — успокоительного.

— Могут ли российских спортсменов отстранить от зимних Олимпийских игр в Пхенчхане в 2018 году?

— Такая вероятность уже имеется. На сайте Insidethegames есть соответствующая публикация. Там сказано, что одной из санкций по итогам доклада в отношении России может стать отстранение от Олимпиады.

«Создание независимой комиссии — правильное решение»

— Правильно ли реагируют российские чиновники до самого доклада? И как надо вести себя после?

— Во-первых, их реакция запоздала. Что мешало затеять перестройку полгода назад? Во-вторых, чиновники в надлежащих ведомствах проявляют свою некомпетентность. У нас нет единого антикризисного центра управления, хотя я приветствую создание независимой комиссии во главе со Смирновым. Но её минус в том, что она состоит из тех людей, которые ничего не знают о допинге.

— Вас не устраивает состав комиссии?

— Нет, я каждого её члена уважаю. Там собраны публичные люди, а Смирнов — опытный человек, и знает, кого и для чего он включил к себе в команду. Надеюсь, там найдется место для специалистов по антидопингу. Но мы опоздали с созданием этого органа, а это значит, что не совсем квалифицировано и расторопно велась работа. Чиновники недооценили степень угрозы, сами запустили работу антидопинговой системы в России, а потом проворонили риски последствий атаки WADA.

— Получается, с созданием комиссии мы встали на правильный путь?

— Да, но впереди каторжная работа не только в физическом плане, но и в моральном. Мы ведь говорим только о спорте высших достижений и пока нет ничего о детско-юношеском, где всё зарождается. РУСАДА во главе с Еленой Исинбаевой должно вести работу не только с основной командой, но и с детскими спортивными школами, которых невероятно много в стране. Создание комиссии — единственно верно принятое решение на данном этапе. Мы нашли инструмент, который позволит наладить контакт между Россией и теми структурами, которые занимались расследованием. Октябрьская встреча Макларена и Смирнова в Лозанне сначала мне показалась малозначимой, но я был не прав. Глава комиссии понял, что происходит сейчас в России.

— Был ли у России шанс избежать всех проблем, которые пошли в последние годы?

— Да, и мы упустили этот шанс.

— Это наша вина?

— Да, мы устранились от работы и не обеспечили надлежащее представительство России в органах управления WADA. Ситуация могла оказаться менее болезненной и истеричной, если бы мы смогли перевести ситуацию в плоскость: «Да, у нас есть ошибки, но давайте вместе разберёмся». Тогда всё могло принять иной оборот.

«Борьба с допингом не закончится никогда»

— Перейдём к теме хакеров. Как относитесь к деятельности Fancy Bears?

— Я даже не знаю их национальности, но «мишек» уже окрестили русскими. Первый «слив» показал, что мы не умеем пользоваться общедоступными механизмами терапевтических исключений. Помимо этого, единственный спортсмен, который может пострадать в результате их действий — это российский боксёр Миша Алоян. Согласитесь, странный выбор объектов слива для «русских хакеров». Второй «слив» псевдорусских мишек был поддержан немецкой прессой, на которую, в отличие от Первого канала, обратили внимание на Западе. В результате тема «серой допинговой зоны» под прикрытием TUE затлела, но пока не загорелась. Поэтому первый слив нанес мощный удар по имиджу России, второй — не сделал хуже. Пока это всё, что я могу сказать про этих людей, которых пытаются выдать за русских хакеров.

— Терапевтическое исключение — это лазейка для применения допинга?

— Терапевтические исключения в американском исполнении — это полное безобразие. В России этой технологией пользоваться не научились, поэтому тема TUE стала скандальной в первую очередь для нас. Для большинства непросвещённых жителей России стала новостью сама возможность легально употреблять запрещённые вещества в спорте высших достижений.

— Почему у нас не пользовались этой технологией?

— Страха её использования не было, но это очень сложная процедура по нашему деловому обороту. Сказывается низкая квалификация спортивных врачей, ограниченность кругозора спортсменов, да и просто русская лень. На чемпионате Европы по спортивной ходьбе я пытался получить терапевтическое исключение, но оформил его только в последний момент. Сейчас всё сделать гораздо проще, если у тебя хорошая антидопинговая организация, хорошие врачи. Теперь этим можно прикрываться чуть ли не всю карьеру.

— Может ли система терапевтических исключений быть изменена?

— Нужно искоренить эту практику. Если ты болен, то лечись и используй все доступные лекарства, но при этом откажись от соревнований. Если заболевание хроническое, то уходи из профессионального спорта или участвуй в фармакологической Олимпиаде.

Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Спорт
Загрузка...
Экономика