«Всегда вожу с собой барабанные палочки»: Каплина о неспортивном багаже, мечте купить квартиру и анализе протоколов

Добиться ощутимого прогресса и составить конкуренцию сборницам в новом сезоне удалось благодаря работе в группе Артёма Истомина и Виталия Норицына. Об этом в интервью RT заявила биатлонистка Елизавета Каплина. По её словам, летом пришлось не только пересмотреть технику бега, но и существенно изменить рацион. Действующая победительница общего зачёта Кубка России также призналась, что хотела придушить каждого из своих наставников, объяснила, зачем штудирует технические протоколы, и рассказала, кого считает самым крутым стрелком в женском туре.
«Всегда вожу с собой барабанные палочки»: Каплина о неспортивном багаже, мечте купить квартиру и анализе протоколов
  • Елизавета Каплина
  • РИА Новости
  • © Александр Вильф

— Светлана Слепцова в годы своих выступлений заметила, что выходить на старт в жёлтой майке лидера — совершенно особенное ощущение. Доводилось испытывать нечто подобное?

— В прошлом году я уже становилась лидером общего зачёта Кубка России, но у нас никаких маек не было, только номера. Поскольку в том году я победила, то этот сезон начала в жёлтой майке — бежала в ней спринтерскую гонку. Ощущения не помню. Гораздо больше эмоций было связано с тем, что это первая гонка сезона на снегу.

— В вашей международной спортивной биографии значится участие в Универсиаде и два сезона в Кубке IBU. В конце месяца вам исполнится 27 лет, вы бегаете наравне с лидерами российской сборной, периодически превосходя их. Почему результаты выросли именно сейчас, есть объяснение?

— Повзрослела, стала смотреть на некоторые вещи иначе, приобрела опыт, которого раньше не было. Тем не менее, думаю, главная роль в моём прогрессе принадлежит всё-таки Артёму Истомину и Виталию Норицыну. Если сравнивать, то, наверное, в соотношении 70 на 30.

— У вас ведь и до этого был прекрасный личный тренер — Валерий Захаров, подготовивший, в частности, ту же Слепцову.

— Возможно, мне просто больше подходит та система, по которой работаю сейчас. Выросла нагрузка, при этом я оказалась способна её переварить. И результат стал иным.

— Что было более жёстким — соприкосновение со взрослым биатлоном или с нагрузками сборной команды?

— Наверное, переход во взрослые гонки пять или шесть лет назад. Тот сезон стал для меня самым провальным. На Кубке России я даже в десятку не заехала и быстро поняла, что там совсем другие скорости.

Также по теме
Карим Халили «Для женщин любая контактная гонка — война»: Халили — о тактических играх, лыжном беге и лучших биатлонистах мира
Мужчины бегают контактные гонки более аккуратно, нежели девушки. Они не устраивают разборок на первых кругах и стремятся экономить...

— Считается, что до взрослого биатлона спортсмен должен дозреть. Как по-вашему, это обязательное условие?

— На адаптацию, безусловно, уходит время. В принципе, можно начинать пробовать себя во взрослых гонках достаточно рано, но не забывать при этом и о юниорских стартах. Но тут идеального рецепта не найти. Есть же индивидуумы, которые в 17—18 лет выезжают на Кубки IBU и чуть ли не в том же сезоне оказываются на Кубке мира, показывая там хорошие скорости и приличную стрельбу.

— Впервые оказаться во взрослой компании страшно?

— Я бы сказала, волнительно и интересно.

— В одном из интервью вы заявили, что с приходом в команду Истомина и Норицына вам пришлось в значительной степени менять технику. Речь шла о беге или о стрельбе?

— Стрелковую технику мы не трогали, она осталась у меня прежней. А вот в части передвижения на лыжах — да. Было сложно ломать всё то, что нарабатывалось годами.

— Не было отчаяния в те дни, когда ничего не получалось? Не хотелось прекратить, уйти из команды, закончить с самоистязанием?

— До такой степени тяжело точно не было, хотя подготовительный период получился неимоверно трудным.

— В чём находили утешение в такие моменты?

— Я цеплялась за мысль, что эта каторжная работа обязательно должна вылиться во что-то хорошее. Что всё это не зря. Так оно сейчас и происходит.

— К чему было тяжелее всего привыкнуть? К нагрузкам, режиму, питанию?..

— Я всё-таки не первый год в сборной, но если говорить о группе Истомина, то сложнее всего было привыкнуть к постоянному ежедневному контролю: что ты сделал, как ты это сделал, чем занимался между тренировками… К концу лета всё это было уже на автомате, но поначалу отнимало массу нервов.

— Питание контролировалось столь же строго?

— По этому поводу у нас даже собрания проводились. Тренеры разъясняли, что лучше, что хуже, почему, от каких продуктов следует вообще отказаться. Мой рацион в связи с этим поменялся сильно. С одной стороны, я не узнала ничего для себя нового, просто раньше не слишком придерживалась каких-то правил и рекомендаций. Сейчас, наоборот, стараюсь следовать всем предписаниям.

— Какая еда быстрее всего восполняет энергию, знаете?

— Какая?

— Бананы. Именно поэтому многие норвежские лыжницы берут бананы на гонки, чтобы съесть сразу после финиша.

— Эх, бананы я не люблю. Могу съесть, но только когда они неспелые.

— Как в вашем представлении выглядит идеальный день отдыха?

— Раньше сказала бы, что надо поехать куда-то в город, развеяться, погулять. Сейчас — подольше поваляться под одеялом, посмотреть сериал, вкусно поесть. Вечером что-нибудь повышивать. Вышивка у меня всегда с собой.

Также по теме
Виталий Норицын «Сборная — не место для экспериментов»: Норицын — о функциональной подготовке, экономичной технике и тренерской свободе
Ответственность за результат в постолимпийских сезонах уменьшается, но это не повод слишком много экспериментировать. Об этом в...

— Что ещё вы возите в багаже из неспортивной экипировки? Платье и каблуки на какой-нибудь особый случай найдутся?

— Платье было — я взяла его с собой, чтобы надеть на Новый год. Но сейчас уже отправила обратно домой. А вот без каблуков пришлось обойтись — надела под платье ботинки. А из неспортивного у меня, помимо вышивки, всегда с собой книги и барабанные палочки.

— Какой предмет заменяет вам барабан?

— На что взгляд упадёт. Собственные ноги, кровать — или просто в воздухе ритм отбиваю.

— В своё время плавательный мир обошла история, как известный американский тренер Джеймс Каунсилмен заказал надувную фигуру самого себя, ставил её на бортик бассейна и клал рядом боксёрские перчатки, чтобы любой из спортсменов имел возможность таким образом выпустить пар после тренировки. Барабанные палочки в вашем случае — звено той же самой цепи?

— Наверное, да.

— А вообще, желание придушить наставника вам знакомо?

— Честно? Конечно. По отношению к каждому из моих тренеров такое хоть по разу, но случалось. Это не вопрос личных отношений или какой-то злости, скорее всё иногда сходится в одной точке — запредельные нагрузки, собственное настроение, да ещё и наставник что-то не вовремя скажет…

— В этом сезоне у биатлонистов появилась возможность заработать достаточно солидные призовые. Есть ли какая-то мечта, связанная с деньгами?

— Собственная квартира. На неё я сейчас и коплю.

— 26 лет — серьёзный возраст?

— Для биатлона — нормальный. Я, если честно, не ощущаю себя на 26. Да и вообще не считаю правильным ставить какие-то психологические рамки: много, мало, старая, молодая… Мне комфортно тренироваться, никаких ограничивающих факторов я не чувствую, и это главное.

— В Рыбинске вы стали победительницей большого масс-старта. Три промаха в такой гонке — это много?

— Много. На международном старте я с такой стрельбой вряд ли оказалась бы в призах. Хотя раз на раз не приходится: в тот же самый день девочки бежали масс-старт на этапе Кубка мира в Рупольдинге, и Жулия Симон победила с такой же стрельбой, как у меня, — по одному промаху на трёх рубежах. В Рыбинске к тому же специфическое стрельбище в плане ветра: приходится подгадывать каждый выстрел.

— Антон Бабиков признался, что не успевает следить за тем, что происходит на Кубке мира. А как успеваете вы?

— Не скажу, что отслеживаю все гонки, хотя большинство пересматриваю после. И обязательно изучаю протоколы.

— На что обращаете внимание?

— На подход к рубежу, стрельбу, уход с позиции. Там интересно всё: когда человек начинает подготовку к стрельбе, когда именно он снимает палки, очки, как ложится, на какой секунде начинает закрывать мишени, как потом подбирает палки…

Также по теме
Павел Ростовцев перед началом женской биатлонной эстафеты на XXII зимних Олимпийских играх в Сочи «Договорились с Майгуровым «есть мамонта по частям»: Ростовцев о новой волне тренеров, дальнем резерве и слабых временах
Никаких резких движений в связи с началом работы в должности главного тренера сборной России по биатлону не предвидится, заявил в...

— Своей собственной стрельбой вы в целом довольны?

— Сейчас уже да. В начале сезона всё было намного медленнее. Мы, помню, пересматривали гонки, и было заметно, что даже в сравнении с белорусскими спортсменками сильно уступаем в этом компоненте. Сейчас стараемся действовать на рубеже максимально быстро.

— Когда смотришь биатлон со стороны, какие гонки дают больше пищи для размышлений — мужские или женские?

— Каждый, наверное, сам выбирает, у кого ему учиться. Парни всегда более чётко работают по технике, по прохождению трассы. В моём представлении, например, идеального биатлониста вообще не существует. Кто-то лучше идёт по трассе, кто-то лучше стреляет.

— И кто же самый крутой стрелок в женском биатлоне?

— Мне кажется, что это Симон. В этом сезоне она очень хорошо стрелять начала. Из соотечественниц — Лариса Куклина.

— Какие ассоциации вызывает у вас слово «суперспринт»?

— Это очень быстро, очень эмоционально, на рубеже нужно предельно чётко работать. В целом — захватывающе. Просто нужно правильно рассчитать силы: максимально качественно отстрелять в квалификации, чтобы попасть в финал. Понятно, что хорошо бы стартовать с первой или второй линии, но иногда имеет смысл поберечь силы в квалификации.

— Где вам комфортнее — в дисциплинах с общим стартом или спринтерских, где первый круг бежишь фактически один?

— Мне больше нравятся контактные гонки, где можно пообгонять. В забегах с раздельным стартом я получаю удовольствие прежде всего от того, что они позволяют идти в своём темпе. Сам решаешь, где прибавить или замедлиться. В этом отношении не приходится ни под кого подстраиваться.

— Не слишком высокий рост не является для вас помехой?

— Мне не мешает. Ни бежать, ни стрелять.

— Мужчины-биатлонисты часто говорят о заветном желании пробежать лыжный марафон. Какая самая длинная гонка случалась у вас?

— Два раза в жизни бегала биатлонный марафон — 30 км и восемь стрелковых рубежей. В прошлом году такой старт был у нас в Тюмени — он входил в программу чемпионата России.

— Описать одним словом свои ощущения от этой дистанции можете?

— Это интересно. Особенно когда соревнуется много спортсменов. Почти как масс-старт, только подлиннее.

— Не всякий лыжник без подготовки пробежит.

— Лыжникам в этом плане всё-таки проще. У нас же ещё и винтовки, и штрафные круги…

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
tg_banner
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить