«Превратил флот в мощную, самостоятельную силу»: как складывалась судьба адмирала Николая Кузнецова

115 лет назад родился герой Советского Союза адмирал Николай Кузнецов, руководивший наркоматом ВМФ СССР во время Великой Отечественной войны. По словам историков, благодаря усилиям Кузнецова советский флот в первые дни войны практически не понёс потерь и существенно замедлил продвижение нацистских войск в районе Чёрного и Балтийского морей. После победы Кузнецов внёс значительный вклад в реорганизацию военно-морских сил страны, став одним из родоначальников атомно-ракетного флота. Однако из-за склонности открыто высказывать своё мнение он дважды попадал в опалу. В полной мере заслуги адмирала перед Родиной были признаны только после его смерти.
«Превратил флот в мощную, самостоятельную силу»: как складывалась судьба адмирала Николая Кузнецова
  • Николай Герасимович Кузнецов на фоне крейсера «Красный Кавказ»
  • © Министерство обороны РФ

Будущий руководитель советских военно-морских сил Николай Кузнецов родился 24 июля 1904 года в деревне Медведки (ныне — Котласский район Архангельской области) в семье крестьян. Когда Николаю было всего десять, от туберкулёза умер его отец. Из-за тяжёлого материального положения семьи мальчику пришлось пойти в люди. Он устроился посудомойщиком в котласскую чайную, хозяин которой всячески его унижал и заставлял делать самую грязную работу. К счастью, этот период продлился недолго — вскоре Николая забрал его дядя, купец и владелец буксира. Он перевёз мальчика в Архангельск, поселил у себя и помог устроиться рассыльным в Управление работ по улучшению Архангельского порта.

Николай Кузнецов с детства мечтал о море. Когда ему было всего 15, он, приписав себе два года, пошёл служить в Северодвинскую флотилию, а после её расформирования служил в Архангельском флотском экипаже и учился в подготовительной морской школе. С 1923 по 1926 год Кузнецов проходил обучение в Военно-морском училище им. М.В. Фрунзе, которое окончил с отличием. Вместе с другими курсантами будущий адмирал добровольно участвовал в восстановлении кораблей, требующих ремонта после боёв Первой мировой и Гражданской. Одновременно самостоятельно изучал иностранные языки.

Морская закалка

Николая Кузнецова отправили служить на Черноморский флот, на новый крейсер «Червона Украина». За три года молодой офицер прошёл путь от командира батареи до старшего вахтенного начальника и получил направление в Военно-морскую академию.

В 1932 году, после выпуска из академии, служившей кузницей командных кадров флота, Кузнецов был назначен старпомом на крейсер «Красный Кавказ». А всего через год уже принял под своё командование «Червону Украину». На родном крейсере Кузнецов разработал систему боеготовности одиночного корабля, которая в дальнейшем была принята на всех флотах Советского Союза. Командир вместе с командой прорабатывал методы экстренного прогрева турбин, стрельбы при максимальной скорости движения, использования авиации для корректировки огня.  «Крейсер «Червона Украина» вышел на первое место среди кораблей Морских сил СССР», — пишет в своей книге «Адмирал Кузнецов» историк Владимир Булатов.

  • Крейсер «Червона Украина»
  • РИА Новости

В августе 1936 года Кузнецов был направлен в Испанию в качестве военно-морского атташе, главного военно-морского советника и руководителя советских моряков-добровольцев. Он не только помогал законному правительству Испании при планировании боевых операций, но и отвечал за приём доставленной из СССР по морю военной техники, а также переправлял в Советский Союз испанских детей-сирот, потерявших родителей на войне.

В 1937 году Кузнецов вернулся в СССР и был награждён двумя орденами — Ленина и Красного Знамени. После Испании его сразу назначили на должность заместителя командующего Тихоокеанским флотом. Он не успел даже принять дела, как получил новое назначение — теперь уже на пост командующего. Его начальника, флагмана 1-го ранга Григория Киреева, в январе 1938 года вызвали в Москву и арестовали.

Также по теме
Мемориал «Малая земля» в Новороссийске «Горели камни и земля»: чем уникален подвиг советского морского десанта на Малой земле
4 февраля 1943 года советские морские пехотинцы провели успешную десантную операцию, закрепившись на клочке Черноморского побережья....

Оказавшись на новой должности в разгар Большого террора, Кузнецов быстро испортил отношения с ежовскими кадрами в местном НКВД, отказавшись выдавать им для расправы своих подчинённых. Но, несмотря на это, репрессии обошли его стороной, а Тихоокеанский флот сохранил свой военный потенциал.

В ходе боёв в районе озера Хасан морские силы под командованием Кузнецова оказывали поддержку советским сухопутным войскам. Когда сильные дожди размыли дороги, блокировав снабжение войск, Кузнецов мобилизовал сотни рыболовецких судов для подвоза на передовую подкреплений, боеприпасов и техники.

В марте 1939 года Кузнецов стал делегатом XVIII съезда ВКП(б). Председатель Совнаркома Вячеслав Молотов предложил ему выступить на съезде с речью. Командующий согласился и рассказал об опыте взаимодействия армии и флота в ходе боёв с Японией, заявив о необходимости укрепления военно-морских сил. На съезде Кузнецов был избран членом ЦК ВКП(б), а затем встретился лично с Иосифом Сталиным. Ещё через день он стал первым заместителем наркома Военно-морского флота.

Военно-морской нарком

В заместителях наркома Кузнецов проходил недолго. В апреле 1939 года на заседании Политбюро, посвящённом перспективам развития Тихоокеанского региона, было принято решение доверить ему руководство Народным комиссариатом Военно-морского флота СССР. 34-летний Кузнецов стал самым молодым в стране наркомом.

Под руководством Николая Кузнецова быстро началась реализация масштабных кораблестроительных проектов, развивались базы флота, учения стали не сезонными, а круглогодичными, их частота увеличилась. По его указанию разрабатывались инструкции по приведению сил ВМФ в боевую готовность, развивалась система военно-морского образования.

Кроме того, были созданы морские спецшколы (прообраз Нахимовских училищ) и водолазное спецподразделение РОН (Рота особого назначения). Ощущая приближение войны, Кузнецов большое внимание уделял укреплению береговой и противовоздушной обороны флота, активизации разведки.

«В июне 1941 года, объективно оценивая военно-политическую обстановку, Николай Кузнецов приказал повысить боевую готовность флотов. Корабли приняли необходимые запасы, привели в порядок материальную часть, стояли в готовности к бою. Вечером перед началом войны они перешли на высшую степень готовности», — рассказал в беседе с RT методист научно-методического отдела Музея Победы Алексей Кузьмин.

Также по теме
Салют из автоматов на набережной Севастополя в честь освобождения города «Сражались за свою землю»: как советские войска освобождали Севастополь от фашистов
75 лет назад советские войска выбили немецко-фашистских захватчиков из Севастополя. Военные историки отмечают, что длительная оборона...

По его словам, Кузнецов фактически первым из центрального руководства СССР узнал о начале войны.

«Около трёх часов ночи немцы произвели бомбардировку Севастополя, и командование Черноморского флота доложило об этом Кузнецову. Он, в свою очередь, доложил наркому обороны Тимошенко и секретарю ЦК Маленкову, а потом, не дожидаясь санкции сверху, отдал приказ выставлять минные заграждения. В пять утра нарком под свою ответственность передал флотам сообщение о нападении Германии на СССР и приказал отражать агрессию силой оружия», — отметил Кузьмин.

«Благодаря действиям Николая Кузнецова, в первые дни войны потери на флоте, несмотря на все усилия немцев, были минимальны», — заявил в интервью RT военный историк Юрий Кнутов. 22 июня не был потерян ни один боевой корабль из состава ВМФ.

По словам историка, в том, что советские войска существенно замедлили продвижение гитлеровских войск в Прибалтике и на юге Украины, — большая заслуга флота и Кузнецова лично. «Моряки героически обороняли Одессу и Севастополь, заблокировали прорыв немцев с моря на Кавказ. Если бы не артиллерия Балтийского флота, то и Ленинград с большой долей вероятности удержать не удалось бы», — уверен Юрий Кнутов.

Николай Кузнецов и командующий авиацией ВМФ СССР Семён Жаворонков инициировали в 1941 году бомбардировки Берлина силами морской авиации. Первый удар был нанесён по столице рейха в ночь с 7 на 8 августа. Он дал мощный психологический эффект. Немцы были ошеломлены и даже не поверили сначала, что это дело рук советских лётчиков, приписав бомбометание британцам. В августе — сентябре силы авиации ВМФ совершили 9 налётов на Берлин.

  • 1943 год. Морской бой в Заполярье
  • РИА Новости
  • © Евгений Халдей

«Колоссальную роль сыграли советские военные моряки в обеспечении процесса снабжения СССР по ленд-лизу. Кроме того, они умело действовали на реках и озёрах в 1943—1945 годах, мастерски блокируя гитлеровские войска и рассекая их. Отдельно следует отметить их заслуги в ходе освобождения Крыма», — рассказал Кнутов.

А после разгрома нацистов флот под командованием Кузнецова сыграл значительную роль в победе над милитаристской Японией.

«Он был на своём месте»

В 1944 году Кузнецову было присвоено звание адмирала флота, которое приравнивалось к генералу армии. А в мае 1945 года это звание было приравнено уже к маршалу Советского Союза (с вручением маршальской звезды). 14 сентября 1945 года Кузнецов был награждён звездой Героя Советского Союза.

Однако в 1946 году наркомат ВМФ был упразднён, а флот переподчинён Народному комиссариату Вооружённых сил. Адмирал занял пост главнокомандующего морскими силами и заместителя наркома.

«Кузнецов никогда не стеснялся высказывать своё мнение на самом высоком уровне, в том числе и Сталину. Тому это не всегда нравилось, и после войны адмирал оказался в опале», — рассказал RT председатель Московского клуба истории флота Константин Стрельбицкий. В начале 1947 года Кузнецов был понижен в должности — до начальника Управления военно-морских учебных заведений.

Вскоре на флоте возник скандал, связанный с несанкционированной передачей союзникам во время войны технических данных, формально являвшихся секретными. Кузнецов и группа адмиралов судом чести были признаны виновными, и их дело передали в Военную коллегию Верховного суда СССР. В ходе рассмотрения дела Кузнецову предлагали оправдаться за счёт того, что он не подписывал соответствующих распоряжений. Однако бывший нарком заявил, что несёт личную ответственность за всё, что происходило в его ведомстве. В итоге Кузнецова признали виновным, но ввиду заслуг не стали применять к нему уголовного наказания. Однако по рекомендации Военной коллегии он был разжалован в контр-адмиралы.

Также по теме
Крах арктического блицкрига: почему нацисты не смогли захватить советское Заполярье
29 июня 1941 года нацистская Германия и Финляндия начали операцию по оккупации Кольского полуострова — «Голубой песец». Судьба...

После суда он был понижен не только в звании, но и в должности — занял пост заместителя главнокомандующего войсками Дальнего Востока по военно-морским силам и командующего 5-м военно-морским флотом на Тихом океане. В 1951 году его начали вновь повышать в звании — до вице-адмирала и уже летом того же года ему опять доверили командование всем флотом Советского Союза. Правда, его должность теперь называлась так: военно-морской министр СССР.

«Облик нового отечественного сбалансированного океанского ракетно-ядерного флота был определён в программе военного кораблестроения на 1955—1964 годы, подготовленной под руководством главкома к весне 1954 года... При непосредственном участии флотоводца Н.Г. Кузнецова были начаты создание первой советской атомной подводной лодки и внедрение в ВМФ ракетного оружия. Увы, вывести в океан своё детище ему так и не пришлось», — пишет в своей книге Владимир Булатов.

В 1953 году Кузнецову было возвращено звание адмирала, а в 1955 его заменили на более высокое — адмирал флота Советского Союза. Отдельное флотское министерство снова ликвидировали, и адмирал занял должность первого заместителя министра обороны — главкома ВМФ.

Однако пришедший к власти после смерти Сталина Никита Хрущёв верил в будущее ракет, а развитие надводного флота и морской авиации считал бесперспективным. Предлагаемые Кузнецовым проекты строительства авианосцев и крейсеров его раздражали. Кроме того, у адмирала были плохие отношения с министром обороны Николаем Булганиным. Последний, по словам Владимира Булатова, рассказал Георгию Жукову, что Кузнецов якобы выступал против его продвижения по службе.

В 1955 году находящегося на больничном адмирала обвинили в том, что по его вине в Севастополе взорвался линкор «Новороссийск», и сначала сняли с должности, а затем понизили в звании до вице-адмирала и отправили в отставку. Без льгот и персональной пенсии Кузнецов оказался стеснён в средствах — в эти годы его поддерживала писательская и переводческая деятельность. Новый генсек Леонид Брежнев назвал Кузнецова выдающимся военачальником, но полностью его доброе имя так и не восстановил.

  • Памятник адмиралу Николаю Кузнецову на набережной Северной Двины в Архангельске
  • © Рамиль Ситдиков

6 декабря 1974 года Николай Кузнецов ушёл из жизни. Только посмертно, в 1988 году его восстановили в звании адмирала флота Советского Союза.

По мнению Юрия Кнутова, успехи советских военно-морских сил в середине ХХ века — во многом личная заслуга Кузнецова.

«Флотский характер был у него в крови, и офицеров он себе под стать подбирал. Много внимания уделял поднятию боевого духа», — считает эксперт.

«Николай Кузнецов — один из величайших советских руководителей флота, талантливый военно-морской администратор. Он превратил флот в мощную, самостоятельную военную силу. Во время Великой Отечественной войны он был на своём месте», — заявил Константин Стрельбицкий.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить