Третий Рим: как из боярского имения Москва превратилась в столицу

Сто лет назад после двухвекового перерыва Москва вновь обрела статус столицы. Решение о переносе центра из Петрограда приняло правительство большевиков. Основанная в 1147 году, Москва долгое время считалась медвежьим углом, а обрести новый статус ей помогла политическая смекалка местных князей. Как развивался один из главных городов Руси и Российской империи — в материале RT.
Третий Рим: как из боярского имения Москва превратилась в столицу
  • Памятник Юрию Долгорукому в Москве
  • globallookpress.com
  • © Konstantin Kokoshkin/Russian Look

Вотчина Юрия Долгорукого

 

Первое упоминание Москвы в летописях датируется 1147 годом. Тогда князь ростово-суздальский Юрий Долгорукий пригласил на переговоры своего родственника — чернигово-северского князя Святослава Ольговича: «Приди ко мне, брате, в Москов».

Москва, как и некоторые другие сёла, расположенные на берегах реки Москвы, в то время принадлежала боярину Кучке, позднее сыгравшему важную роль в истории государства.

«Никто не думал тогда, что этому городку в Вятических лесах суждено будет стать одним из крупнейших городов мира», — написал в своей монографии «Первые века русской истории» академик Борис Рыбаков.

Историки не раз отмечали, что место для возведения укреплённого поселения, каким была Москва в XII веке, было выбрано очень удачно. Окружённый практически со всех сторон лесами городок (который в летописях того периода часто упоминается под названием «Кучково») оказался защищён от набегов кочевников. Тех же, кому удалось прорваться сквозь леса, ждало основательно укреплённое поселение на высоком холме, окружённое естественными преградами — реками.

Также по теме
Кадр из диафильма «Сказание о Евпатии Коловрате». 
«Брал мечи татарские и сёк ими»: кем на самом деле был легендарный защитник Руси от монголов Евпатий Коловрат
11 января 1238 года, согласно легенде, был торжественно похоронен герой сопротивления монголо-татарскому нашествию Евпатий Коловрат. О...

Место, судя по всему, приглянулось Юрию Долгорукому, который захватил Москву, и, как свидетельствуют летописи, в 1156 году, будучи уже великим князем Киевским, дополнительно укрепил поселение рвом и возвёл высокие деревянные стены.

Тем не менее ставку на Москву как на один из центров Руси не делали ни Долгорукий, ни его сын Андрей Боголюбский, всегда мечтавшие о киевском престоле.

Только другой внук Владимира Мономаха, Всеволод Большое Гнездо, а также его потомки по-настоящему занялись развитием Северо-Восточной Руси. Это немедленно сказалось на отношении к ним местного населения и аристократов, остро нуждавшихся в стабильной и сильной власти.

Москва стала вотчиной великих владимирских князей. И в 1263 году Александр Невский выделил её в удел своему самому младшему сыну Даниилу. Таким образом Москва впервые обрела статус столицы, пусть пока и удельного княжества. При этом Даниил сумел за время своего правления (1263—1303) вдвое увеличить территорию княжества, его не зря называют первым собирателем русских земель.

Оценило стратегические преимущества Москвы и население близлежащих территорий: сюда начал стекаться люд из пострадавших от нашествия монголов районов, что было на руку московским князьям. 

Великое княжество

 

Особенно успешной была деятельность московского князя Ивана Калиты. Четвёртый сын Даниила Московского оказался умным, расчётливым политиком и неплохим полководцем. Уже в пятнадцатилетнем возрасте он успешно руководил обороной Переславля и сумел отстоять город.

В отличие от своего старшего брата Юрия, Иван сумел наладить отношения с Золотой Ордой. А после восстания в 1327 году в Твери, когда был убит ордынский наместник Чол-хан (известный по фольклору как Щелкан), Калита возглавил ордынскую карательную операцию и в благодарность получил ярлык на великое Владимирское княжение.

  • Московский Кремль при Иване Калите
  • © Аполлинарий Васнецов (1921)

Однако с этого времени началось почти столетнее соперничество Москвы и Твери за право объединить русские земли. Ярлык на великое княжение ордынские ханы передавали то московским, то тверским князьям, вынуждая их соперничать и таким образом ослабляя их.

Однако Иван Калита сумел получить стратегическое преимущество — митрополит Пётр перенёс из Владимира в Москву свой престол. Город стал духовной столицей Северо-Восточной Руси. Владимир терял своё значение всё больше.

«Немалую роль сыграли взаимоотношения Москвы с церковью. Москва рано обрела имидж защитника веры, превращая тем самым своих противников в отступников от православия, — рассказал в интервью RT Игорь Андреев, доцент кафедры Отечественной истории исторического факультета МГУ. — К тому же московским князьям удалось переиграть других Рюриковичей благодаря их более эффективной политике. Они раболепствовали перед Ордой, когда это было нужно, и возглавили русские княжества в борьбе с ней, когда пришло время».

К моменту, когда на княжеский престол взошёл Дмитрий Донской, Москва стала важнейшим центром всей Руси. В 1366—1368 годах здесь был построен каменный кремль. Силы Москвы настолько окрепли, что она решилась бросить вызов Золотой Орде и одержала победу над гигантской армией Мамая на Куликовом поле. И хотя после хан Тохтамыш сумел захватить и сжечь Москву, её значение уже ни у кого не вызывало сомнений. А после очередного разгрома московскими князьями Твери и этот город перестал быть соперником Москвы. Тверская аристократия начала постепенно переселяться в новую столицу.

Изменилось и положение Киева. Он перестал быть центром западнорусских земель.

 

В Петербург и обратно

 

Иван III Великий стал создателем крупнейшего в Европе государства российского. Его столица — Москва — получила все необходимые для этого статуса атрибуты: в городе шло бурное каменное строительство, возводился Успенский собор и Кремль, стены которого после довольно долго белили в память о первом кремле Дмитрия Донского, построенном из известняка. Именно поэтому Москву до сих пор называют белокаменной. На государственном уровне была принята формула: «Москва — Третий Рим, и четвёртому не бывать».

В таком доминантном положении Москва оставалась вплоть до начала правления Петра I. Государь-реформатор Москву не любил. Однако перенос столицы в отстроенный по европейскому образу и подобию Санкт-Петербург имел совершенно иные причины — стратегические: необходимо было закрепиться на отвоёванных землях. К тому же Балтийское море приближало новую столицу к европейским государствам.

  • Красная площадь
  • © Ф. Алексеев (1808)

Однако своего важнейшего значения Москва не утратила. В сознании многих она так и осталась столицей. Именно здесь, в Успенском соборе, венчали на царство российских императоров, да и сами самодержцы часто и подолгу проводили время в Москве. В результате в народе появилось выражение «в обеих столицах».

«Пётр II едва не вернул столицу в Москву. Анна Иоанновна, при всей её любви к Измайлову, где прошло её детство, вернулась в Петербург. Условия игры диктовало время, историческая необходимость — окно в Европу должно было обладать статусом столицы, чтобы не захлопнуться и не обречь страну на допетровское прозябание», — говорит Андреев.

Однако с приходом к власти большевиков стало очевидно, что Петербург как столица крайне уязвим — он находится слишком близко к границе. Это продемонстрировало и наступление германских войск, которое удалось с большим трудом остановить. Да и сохранившееся царское чиновничество восприняло новую власть крайне враждебно. В условиях, когда положение правительства Ленина было ещё крайне неустойчивым, вполне логичным был его переезд в центр страны, поэтому 12 марта 1918 года вышло постановление о переносе столицы в Москву. Через четыре года, в 1922 году, Москва стала столицей СССР, а затем и Российской Федерации.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить