«Её показания огласили устно»: дело об изнасиловании школьницы решили рассматривать без участия жертвы

Солнцевский районный суд рассматривает дело в отношении 19-летнего москвича, студента одного из столичных колледжей, который обвиняется в изнасиловании школьницы. По словам адвоката, заседания решено было проводить без участия потерпевшей, также не вызваны другие ключевые свидетели. Мать предполагаемой жертвы, со слов стороны обвиняемого, увеличила сумму требуемой компенсации с 500 тыс. до 10 млн рублей.
«Её показания огласили устно»: дело об изнасиловании школьницы решили рассматривать без участия жертвы
  • РИА Новости
  • © Владимир Астапкович

В Москве продолжается суд над 19-летним Владимиром Мушкамбаряном, обвиняемым в изнасиловании и насильственных действиях в отношении несовершеннолетней знакомой. Его адвокат и родные указывают на многочисленные противоречия в деле, которые, по их мнению, не учитываются на заседаниях.

Как ранее рассказывал RT, 8 июля 2020 года студент одного из московских колледжей Владимир Мушкамбарян со своим другом встретился в общей компании с Марией (имя изменено), которой на тот момент было 13 лет. С ней Владимир был знаком, но, как рассказывает его мать Ирина, ссылаясь на друзей сына, никогда близко не общался. При этом, по словам Ирины, школьница неоднократно пыталась привлечь внимание студента, но безуспешно.

Молодых людей попросили развезти Машу и её подругу по домам. Когда ребята подъехали к дому школьницы, та предложила посмотреть несколько видео с телефона на заднем сиденье машины. «Она села на колени к Вове и начала лезть к нему в штаны, — продолжает Ирина Мушкамбарян. — Он её согнал, после чего она позвала его в подъезд — якобы для разговора. Там Маша продолжила приставать — вплоть до того, что частично разделась. Сын сказал ей, чтобы она не позорилась, на что она пригрозила: мол, он у неё ещё увидит. После этого они вернулись к ждавшим их в машине ребятам».

Ирина говорит, что сохранились записи с камер видеонаблюдения, по которым видно, что Вова и Маша отсутствовали не более десяти минут. Кроме того, продолжает она, девочка выходила из подъезда «чуть ли не вприпрыжку» и вовсе не казалась чем-либо расстроенной.

На следующий день молодые люди снова пересеклись в общей компании, добавляет мама Владимира: «Встретились как ни в чём не бывало, обнялись, поцеловались в щёку, нормально пообщались». А 10 июля Мария написала студенту, обвинила его в домогательствах и предложила встретиться. Владимир пошёл на встречу, «чтобы разобраться», говорит Ирина Мушкамбарян. На месте его задержали оперативники в штатском — как выяснилось, накануне мать Марии с её слов написала заявление в полицию об изнасиловании дочери.

Чужой ДНК не обнаружено 

Адвокат МКА «Народный адвокат» Михаил Копылов уверяет, что его не пускали в отделение полиции, куда привезли Владимира, четыре часа: он смог встретиться со студентом только в Следственном комитете.

  • РИА Новости
  • © Виталий Белоусов

«Владимир рассказал, что сотрудники полиции оказали на него моральное давление, под угрозой ареста заставили написать явку с повинной и якобы сняли всё это на видео. Он добавил, что не совершал того, что написано в явке, и уже правдивые показания мы дали следователю», — рассказывает юрист.

Молодого человека обвинили в покушении на преступление, изнасиловании потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста, а также в насильственных действиях сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста.

Так как статьи особо тяжкие, Владимира поместили под арест.

Вместе с тем проведённая экспертиза не нашла ни физических повреждений, включая микротрещины, на теле школьницы, ни следов чужой ДНК, хотя специалисты определили, что девочка не мылась с момента предполагаемого изнасилования.

Психолого-психиатрическая экспертиза не выявила каких-либо отклонений, в том числе склонности к педофилии и насилию, у Владимира. Что касается Марии, то, согласно результатам обследования, чёткой связи между её состоянием повышенной тревожности и якобы совершённым изнасилованием также нет.

Более того, по словам Ирины Мушкамбарян, существует видео, записанное сразу после задержания в машине оперативных сотрудников, в котором её сын «как будто заученными фразами» говорит, что контакт со школьницей у него якобы произошёл по взаимному согласию. Это видео, по словам адвоката, не было включено в материалы дела.

«Своё наказание понёс»

Следственные действия длились почти год: как рассказывают адвокат и родные Владимира, первые месяцы даже не проводился опрос свидетелей, а в деле успели смениться несколько следователей. Судебные заседания также откладывались в связи с пандемией коронавирусной инфекции: первое заседание в Солнцевском районном суде состоялось только 16 ноября 2021 года. Жертву предполагаемого изнасилования суд решил не допрашивать, ограничившись её показаниями, которые она дала во время следствия.

По мнению стороны защиты, судебное заседание ведётся предвзято. «Что дозволено стороне обвинения, то не дозволено стороне защиты, — отмечает Михаил Копылов. — В частности, потерпевшая девочка не была вызвана в зал судебного заседания. В этом ходатайстве было отказано, и её показания огласили устно».

Это не единственное, в чём было отказано адвокату: суд, в частности, не стал пересматривать видео с камер наблюдения, вызывать коллег задерживавшего Вову оперативника (Ирина говорит, что тот ничего определённого на заседании не говорил, ссылаясь на то, что уже не помнит деталей), а также специалиста, который делал экспертизу, не обнаружившую повреждений и следов чужой ДНК на теле Марии.

«Судья решила, что вызывать эксперта бессмысленно, — жалуется мама Владимира. — Но как это — бессмысленно, если у него, например, можно спросить, возможно ли в принципе совершить изнасилование, не оставив никаких микротрещин или следов. Мне кажется, и судья, и прокурор понимают, что никаких доказательств вины Вовы нет, и хотят побыстрее закрыть дело».

На одном из заседаний присутствовала мать Марии. Как говорит Ирина Мушкамбарян, женщина в своём заявлении сначала потребовала 500 тыс. рублей компенсации, чтобы «потратить их на реабилитацию дочери», но позже эта сумма выросла до 10 млн рублей.

«На что они пойдут — не обосновала, сказала только, мол, я многодетная мама, мне что, деньги не нужны? При этом, когда судья спросила, будет ли она присутствовать на следующих заседаниях, мама девочки отказалась, а потом добавила, что Вова уже своё наказание понёс: «Я больше не хочу его наказывать, остальное на усмотрение суда». Но если бы я оказалась на месте матери и мой ребёнок, не дай бог, пострадал, то я бы требовала как минимум пожизненного заключения! О каких деньгах тут может вообще идти речь?» — возмущается Ирина.

Мама потерпевшей отказалась от комментариев.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Добавьте RT в список ваших источников
Загрузка...
Сегодня в СМИ
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить