Не один на один
Не один
на один

«Я мог бы сказать, что у Джеймса Бонда её нашёл»: нижегородца судят за продажу авторучки с функцией видеозаписи

Презумпция невиновности

16 декабря 2020, Елизавета Королёва

Жителя Нижнего Новгорода судят за незаконный оборот шпионских устройств после попытки продать через интернет авторучку с функцией видеозаписи. Сторона обвинения ссылается на две экспертизы, признавшие гаджет специальным техническим средством. Сам мужчина вины не признаёт и отмечает, что у ручки есть индикатор, который загорается при включении записи. В 2018 году Верховный суд дал разъяснение, согласно которому к «шпионским» средствам не относятся гаджеты с открытыми элементами индикации.

В Нижнем Новгороде суд начал рассмотрение уголовного дела в отношении 40-летнего Андрея Пискарёва, обвиняемого в незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. В мае этого года сотрудники ФСБ задержали его при попытке продать авторучку с функцией видеозаписи. Если вина Пискарёва будет доказана, ему грозит до четырёх лет лишения свободы. 

Контрольная закупка

 

Ранее RT рассказывал о предпринимателе из Нижнего Новгорода, который попытался продать через интернет авторучку со встроенной видеокамерой и попал под уголовное преследование.

Как пояснял Пискарёв, гаджет он купил в подарок сыну ещё шесть лет назад на борту самолёта государственной авиакомпании. Когда игрушка ребёнку надоела, мужчина решил продать её. Покупатель, откликнувшийся на объявление в интернете, как выяснилось позднее, оказался сотрудником правоохранительных органов.

28 мая, по словам Пискарёва, он был задержан силовиками при получении денег за авторучку.

«Задержание было довольно жёстким, как будто я террорист, хотя со мной было двое малолетних детей», — вспоминал мужчина.

По версии обвинения, Пискарёв имел преступный умысел и с целью получения выгоды продал авторучку, заранее зная, что она является специальным техническим средством. В качестве доказательства обвинение ссылается на расшифровку диалога, который состоялся между Пискарёвым и покупателем.

«Я её (ручку. — RT) в Гамбурге покупал в своё время. Сейчас они у нас не продаются, вроде запрещены», — приводятся слова Пискарёва в тексте обвинительного заключения (есть в распоряжении RT).

Согласно ст. 138.1 УК РФ, к специальным техническим средствам не относятся устройства аудио-, видеозаписи и фотофиксации, если на них есть открыто расположенные органы управления (кнопка включения/выключения) или элементы индикации, например светодиоды, которые загораются при записи.  

В ходе следствия две экспертизы пришли к выводу, что ручка является техническим спецсредством для скрытого получения информации, несмотря на открытую индикацию. Одну из них проводило экспертное подразделение УФСБ по Нижегородской области. В документе отмечается, что на боковой стороне ручки есть «светодиодный индикатор режимов работы устройства», но с помощью средства можно «негласно получать акустическую и визуальную информацию».

«Таким образом, можно сделать вывод, что устройство соответствует портативному цифровому видеорегистратору... оно приспособлено для негласного получения информации», — говорится в заключении.

Вторую экспертизу проводили сотрудники управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Эксперты пришли к аналогичному выводу: «Открытые органы управления устройства, находящегося в собранном состоянии, визуально не определяются».

Что касается светового индикатора, то он, согласно экспертизе, углублён в корпус устройства и «при условии низкой освещённости и при записи видео не виден лицам, в отношении которых производится видеозапись».

Надежда на оправдание

 

15 декабря состоялось первое судебное заседание, на котором Пискарёв заявил, что не признаёт свою вину. Также адвокат попросил вызвать в суд представителя авиакомпании, чтобы выяснить, действительно ли такие гаджеты продавались на борту самолётов шесть лет назад.

«Обвинение ссылается на аудиозапись моего разговора с «покупателем», где я говорю, что знаю, будто такие ручки в России запрещены. Но, во-первых, я это только предполагаю, а во-вторых, конечно, я как продавец нахваливал свой товар. Я мог бы сказать, что эту ручку у Джеймса Бонда нашёл», — рассказал Андрей.

В 2018 году Верховный суд РФ подготовил разъяснения судьям к ст. 138.1. В них отмечалось, что сам факт незаконного оборота специальных технических средств не может быть доказательством вины человека.

«Например, лицо посредством общедоступного интернет-ресурса приобрело специальное техническое средство, рекламируемое как устройство бытового назначения, и добросовестно заблуждалось относительно его фактического предназначения», — говорится в пояснении пленума Верховного суда.

В декабре этого года Второй кассационный суд общей юрисдикции оставил в силе оправдательный приговор жителю Зеленограда Денису Кабрере. Мужчину обвинили в сбыте шпионских видеокамер после попытки продать видеоняню, с помощью которой он следил за своим ребёнком.

Суд пришёл к выводу, что мужчина не имел злого умысла тайно следить за другими людьми, собирать секретную информацию или продавать гаджеты для этих целей.

Магистр юриспруденции, адвокат Ильнар Кашапов отмечает, что в таких делах чаще всего основой обвинения становятся выводы экспертизы.

«Доказать умысел можно, только если человек сам признаёт вину. Если же он не признаётся, следствие ссылается на экспертизу, которая имеет решающее значение», — поясняет RT Кашапов.

На оправдательный приговор, по словам адвоката, обвиняемый может надеяться, только если сумеет доказать несостоятельность выводов экспертизы.

По мнению Кашапова, статью об обороте спецсредств стоит перевести в Кодекс административных правонарушений. Уголовная ответственность и реальный срок в колонии — слишком тяжёлое наказание за покупку или продажу спецсредства по незнанию, считает он.

Что касается решения Кассационного суда в пользу обвиняемого по этой статье, то оно, скорее всего, не приведёт к закреплению прецедента, отмечает собеседник.

«Конечно, теперь подозреваемые в таких преступлениях могут ссылаться на это решение во время судебных разбирательств. Судья, в свою очередь, может прислушаться к этому доводу, а может сослаться на то, что в нашей стране не прецедентное право», — подытожил эксперт.

Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся