«Медики разводили руками»: в Волгограде СК проводит проверку из-за смерти девушки, которая три года ходила по врачам

Следственный комитет проводит проверку по факту смерти жительницы Волгограда Оксаны Калашниковой. В 2015 году девушка начала терять вес, у неё часто поднималась температура, однако местные врачи не смогли установить причину симптомов. В 2017-м семья пациентки обратилась за помощью к столичным медикам, которые поставили диагноз — лихорадка Западного Нила. Они отметили, что девушка к тому моменту уже переболела. На следующий год девушка вновь посетила Москву, чтобы пройти курс реабилитации, но лечение, по словам близких, не приносило пользы. Тем не менее, когда Оксана вернулась в Волгоград, специалисты продолжили следовать указаниям своих московских коллег. В итоге девушка скончалась от отёка мозга и ишемического инсульта.
В Волгограде проводят  проверку  по факту смерти девушки из-за лихорадки западного Нила
  • vk.com
  • © Gettyimages.ru

Следственное управление СК РФ по Волгоградской области проводит процессуальную проверку по факту смерти 25-летней Оксаны Калашниковой. Родные девушки обратились в органы, поскольку считают, что трагедия произошла по причине ненадлежащего исполнения врачами своих профессиональных обязанностей. По словам родственников, более чем за три года семья обошла десяток медицинских учреждений, где специалисты либо не могли поставить верный диагноз, либо пытались переложить ответственность на коллег.

Как рассказала RT мама девушки Елена, в ноябре 2014 года её дочери удаляли гланды. Операция прошла успешно, но за следующие полгода 22-летняя девушка похудела на 12 килограммов. Калашникова-старшая утверждает, что дочь всегда была стройной, нормально питалась и не морила себя диетами, но в тот период стремительно теряла вес.

На этом фоне у девушки регулярно поднималась температура. Тогда семья забила тревогу и обратилась в поликлинику.

«Сдали анализы. Нам сказали: «Все нормально. Молодая. Многие и с температурой живут, и ты живи, всё пройдёт», — отмечает Калашникова.

Девушка обратилась в другую поликлинику, где невролог и эндокринолог после первичного осмотра решили, что такое недомогание — не их профиль. Все анализы  пациентки были в порядке, никаких патологий обнаружено не было.

Следующим шагом стало обращение в гастроэнтерологическую поликлинику, где были сделаны необходимые процедуры, включая УЗИ. Но и там не смогли помочь установить диагноз.

В 2016 году у Калашниковой появилась одышка и начались боли в спине. На приёме у невролога девушке была назначена мазь и обезболивающие. 

Затем, чтобы девушке было легче дышать, врачи провели операцию по исправлению перегородки носа. В мае 2016 года во время очередных процедур у Оксаны закружилась голова. Частые головокружения врачи объясняли худобой и вегетососудистой дистонией. «Ешь и поправляйся», — передают советы врачей родственники. 

Оксана по образованию была инженером-гидротехником и, несмотря на ухудшающееся самочувствие, продолжала работать в перерывах между обследованиями.

Отчаявшись, родители больной обратились в платную клинику, где провели МРТ-исследование шейных позвонков. Одышка усиливалась, походка стала шаткой, а речь — чуть растянутой. В результате врачи выдвинули гипотезу, что симптомы обусловлены рассеянным склерозом, но профильные специалисты диагноз не подтвердили.

В ревматологическом отделении у Калашниковой заподозрили наличие бронхиальной астмы. «Рентген сделали, но лёгкие были нормальные», — вспоминает Елена Калашникова.

В ноябре 2016 года во время очередной госпитализации у Оксаны усилились приступы удушья. Девушка попала в реанимацию, где у неё развился спонтанный пневмоторакс. По словам матери, «лёгкое удалось привести в порядок».

Елена Калашникова отмечает, что после девяти дней в реанимации дочь не могла передвигаться самостоятельно. Калашниковы возмутились тем, что врачи выписывают девушку, не позволив ей восстановиться.

«Мы не знаем, что с ней», — цитирует Калашникова-старшая слова врачей. Причину проблем с лёгкими врачи также не смогли установить.

«Она у вас псих, она плачет», — вспоминает слова медиков Елена. Врачи советовали восстанавливать психическое состояние. Но мать Калашниковой не согласна с таким заключением медиков: «Любая молодая девушка испугается, перенеся такое, когда ты не можешь ходить, а падаешь».

В январе Калашниковы обратились в комитет здравоохранения Волгоградской области. «Нам сказали, что начинать надо опять с поликлиники. Но какой смысл туда обращаться, если там никто ничего не знает?» — возмущается мать.

После очередного консилиума волгоградские врачи поставили девушке диагноз «энцефалопатия и дисплазия соединительной ткани». «Просто в небо ткнули», — комментирует мать очередной диагноз.

Не заметила болезни

После череды безуспешных попыток установить заболевание в Волгограде Калашникова была направлена на лечение в Центр неврологии в Москве.

По словам матери, в ходе многочисленных обследований патологий обнаружено не было, а диагноз «рассеянный склероз» также не подтвердился.

«Единственное, за что ухватился профессор, — это из какого мы региона», — удивляется Елена. Дело в том, что в Волгоградской области обитают комары, которые могут переносить лихорадку Западного Нила. 

«Взяли кровь и отдали в Институт вирусологии. Оттуда пришли титры, что Оксана переболела уже этим. Недавно. Но когда недавно? Почему, когда мы были в Волгограде, если у нас пачками осенью люди болеют, по 200—300 человек, как сказали нам инфекционисты, ни у кого такого состояния не было», — недоумевает женщина.

Вернувшись домой, Калашниковы пошли на приём к инфекционисту, который не согласился с диагнозами коллег из Москвы.

«Врач сказал, что сейчас противовирусная терапия не нужна, потому что на данный момент этого вируса нет в организме. Поэтому мы просто легли на реабилитацию в больницу по неврологическим расстройствам», — рассказала мать.

В мае 2017 года у девушки наступило временное улучшение самочувствия: она начала ходить, была в хорошем настроении, посещала бассейн. Но уже в июле у Оксаны снова начала подниматься температура, она опять оказалась в инфекционном отделении.

«Наши местные врачи не верили диагнозу, поставленному в Москве, но официально не могли возразить», — отмечает мать.

Она утверждает, что у девушки не раз брали кровь и в случае активной фазы заражения лихорадкой врачи должны были обнаружить вирус.

«У меня вопрос: почему здесь не увидели эту лихорадку, когда был как раз сезон?» — возмущается она.

5 сентября девушке присвоили первую группу инвалидности. 

Тогда же, в начале сентября 2017 года, в отчаянии семья больной девушки обратилась в приёмную президента РФ.

Был ли шанс?

В апреле 2018 года Оксана с мамой вновь приехали в Москву. Калашниковых согласились принять в Национальном медицинском исследовательском центре реабилитации и курортологии при Минздраве РФ.

«Там она начала стремительно худеть, плохо ела. Оксана выполняла всю реабилитационную программу», — вспоминает её мать. Врачи советовали уговаривать девушку есть.

По словам родственников, они предлагали ставить питательные капельницы, но получали отказ.

Из Москвы домой девушка вернулась с весом 35 кг и в инвалидной коляске. В Волгограде у Калашниковой вновь поднялась температура, и она опять оказалась в инфекционном отделении.

На просьбу семьи поменять лечение, которое не приносит результатов, врачи отвечали отказом. «Лечение назначила Москва, и мы не можем его отменить», — приводит убитая горем мать слова волгоградских специалистов.

Вскоре девушка полностью перешла на постельный режим, ей требовался постоянный уход, врачи приходили на дом.

«Они приходили и говорили: «Мы не знаем, почему у неё такая патология. Обтирайте спиртом. От температуры используйте детские свечи», — передаёт мать слова терапевта.

Елена Калашникова заявляет, что врачи предлагали «потерпеть до осени, так как сейчас все в отпусках». Но сентября Оксана не дождалась.

Утром 10 августа девушка чувствовала себя относительно нормально, но потом болезнь взяла верх. «Сидели, телевизор смотрели, я с ней разговаривала. Ей уже было тяжело, хотя и реагировала на всё. У неё не было сил. А потом умерла и всё», — рассказала мать.

Елена Калашникова недоумевает, почему местные врачи не поставили диагноз вовремя, когда можно было назначить соответствующее лечение.

«К нам приходили люди, которые переболели этой лихорадкой. Они поддерживали нас. Оксана не падала духом: у неё были мечты о путешествиях», — вспоминает мать умершей.

Елену возмущает, почему врачи не говорили о грозящей опасности: «В Москве первый раз нам сказали, что восстановление будет долгим, но будет. В этом году в апреле нам сказали: «У неё потенциал высокий, кормите — и всё будет хорошо».

В заключении о смерти указана причина: отёк мозга и ишемический инсульт стволового отдела головного мозга. В предоставленной следователям гистологии, с которой дали ознакомиться семье, описаны множественные изменения в органах.

«Много изменений произошло в органах во время ли смерти или когда? Я не знаю. В марте УЗИ не показало никаких проблем», — недоумевает женщина.

Сейчас семья хочет узнать, чем Оксана Калашникова болела на самом деле и почему ей не смогли помочь.

RT не удалось оперативно получить комментарии в Комитете здравоохранения Волгоградской области.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить