«Виновен каждый третий»: как приговор врачу Елене Мисюриной расколол общество

Следственный комитет жёстко ответил сторонникам осуждённой на два года за смерть пациента Елены Мисюриной, настаивающим на её невиновности. По словам представителя СК, следователи тщательно разбираются в каждом подобном инциденте: в 2017 году к ним поступило более шести тысяч сообщений о врачебной ошибке, но лишь менее трети из них вылились в уголовные дела. Также в комитете указали на то, что экспертизу по делу Мисюриной проводили действующие медики. Тем временем поддержка врача-гематолога растёт: в конфликт на стороне Мисюриной вмешались депутаты Госдумы и мэр Москвы Сергей Собянин.
«Виновен каждый третий»: как приговор врачу Елене Мисюриной расколол общество
  • РИА Новости

22 января Черёмушкинский районный суд Москвы признал 42-летнего врача Елену Мисюрину виновной в смерти пациента и приговорил её к двум годам лишения свободы в колонии общего режима. Когда процесс был предан огласке, на защиту Мисюриной встало профессиональнее медицинское сообщество, эксперты и государственные лица. Дело врача-гематолога выявило актуальную для России проблему правовой квалификации ятрогении (врачебной ошибки). 

«Крайнее удивление»

Следственный комитет, чьё расследование завершилось судом и приговором для врача-гематолога Елены Мисюриной, не остался в стороне и выступил в защиту проделанной следователями работы. Как заявила официальный представитель ведомства Светлана Петренко, в СК «вызывает крайнее удивление, когда приговор суда медицинскому работнику берутся комментировать другие люди, в том числе из сферы медицины, даже не будучи ознакомленными с материалами конкретного уголовного дела, по сути подвергая сомнению компетенцию своих же коллег, дававших экспертное заключение по этому делу».

«Граждане очень часто сообщают нам о врачебных ошибках, но далеко не в каждом случае речь идёт о преступлении, — заявила Петренко. — Мы тщательно проверяем любое обращение, но лишь в каждом третьем случае возбуждается уголовное дело».

По словам представителя ведомства, в 2017 году в СК России поступило 6050 сообщений о врачебных ошибках, и по результатам их рассмотрения возбуждено 1791 уголовное дело.

Она также отметила, что следователи СК не проводят экспертизу сами, а ставят вопросы перед экспертами-медиками. На основании же медицинской экспертизы принимаются окончательные решения по уголовным делам о врачебных ошибках.

«Поэтому никакой негативной тенденции, связанной с привлечением к уголовной ответственности врачей, нет и быть не может», — утверждает Петренко.

Без статьи

Говорить о тенденциях в вопросе привлечения врачей к уголовной ответственности действительно сложно, поскольку не существует полной и достоверной статистики. Это, в частности, связано с тем, что в уголовном кодексе нет «профильной» статьи за врачебную ошибку.

Осенью минувшего года за введение подобной статьи выступал глава СК Александр Бастрыкин, однако на данный момент действия врачей квалифицируют по разным статьям УК в зависимости от обстоятельств. Это может быть, к примеру, статья 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности» или же статья 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека».

Однако, по словам экспертов, тенденция говорит в пользу того, что уголовных дел, связанных с врачебными ошибками, становится всё больше.

«По нашим данным, за 2015 год потерпевшими по преступлениям, связанным с врачебными ошибками, были признаны 888 человек, 700 из которых погибли», — заявил RT представитель правозащитной организации «Зона права» Булат Мухамеджанов.

Роковая манипуляция

25 июля 2013 года в клинику «Генотехнологии» обратился онкобольной мужчина с миелофиброзом и несахарным диабетом. Для уточнения диагноза ему требовалось сделать трепанобиопсию — забор костного мозга через небольшой прокол. Пункцию провела врач-гематолог «Генотехнологий» Елена Мисюрина.

  • Елена Мисюрина
  • © Фото: страница Елены Мисюриной в Facebook

После трепанобиопсии мужчина отправился на работу, где к вечеру ему стало плохо, и он был госпитализирован в частную клинику «Медси» с диагнозом «острый аппендицит». На следующий день он был прооперирован, а через два дня умер в хирургическом отделении «Медси» от внутреннего кровотечения.

Посмертное вскрытие мужчины производил патологоанатом «Медси». В его заключении сказано, что смерть больного наступила из-за нарушений со стороны гематолога «Генотехнологий». Он указал, что Мисюрина произвела укол в крестец вместо подвздошной кости, что привело к повреждению сосудов пациента и обильной кровопотере, повлекшей смерть.

В 2014 году СК начал доследственную проверку обстоятельств смерти мужчины, а в 2015 году было заведено уголовное дело по ч. 1 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности».

В 2016 году дело было переквалифицировано по п. В ч. 2 ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека».

Виновной в смерти мужчины была признана врач Мисюрина.

Неожиданный поворот

Всего в деле фигурирует две врачебных экспертизы. Обе имеют одинаковый вывод, однако различаются в деталях. В частности, в них по-разному указывается место, куда был сделан укол. Просьба обвиняемой об эксгумации тела умершего и повторной экспертизе судом была отклонена.

  • © Александр Онопа / РИА Новости

Долгое время дело Мисюриной не имело широкой огласки. По словам мужа Елены, Андрея, семья намеренно старалась не привлекать внимание к проблеме, поскольку они с супругой до конца верили, что приговора не будет.

«Мы старались не выносить это из семьи четыре с половиной года. В нашей деятельности это большая проблема приходится быть в центре внимания. С другой стороны, дело было настолько абсурдным, что мы по наивности думали, что в суде будет вынесен оправдательный приговор», — сказал Андрей Мисюрин.

Сам Андрей по профессии биолог. Елена помогала ему в написании докторской на тему получения противоопухолевых вакцин. Скоро Андрею предстоит защита работы, которую они вместе ждали. Мужчина старается добиться изменения меры пресечения для своей супруги.

«На прошлой неделе мы подали жалобу на меру пресечения. Мы надеемся, что районный суд оперативно передаст её в Мосгорсуд. Если он оперативно рассмотрит это заявление, то это может помочь выйти Лене из СИЗО. Нам всем было бы гораздо легче, а мне было бы проще подготовиться к следующему заседанию».

По словам Андрея, весь процесс и само дело стали для семьи полной неожиданностью.

Реакцию мужчины разделяет и начальница Елены — главный врач больницы №52 Марьяна Лысенко.

«Приговор в отношении Мисюриной был для всех нас абсолютным шоком, — вспоминает Лысенко. — Мы уверены в её невиновности и прилагаем все усилия, чтобы помочь разрешить ситуацию в её пользу. Данный инцидент ставит под угрозу профессию врача в целом».

Перед судом Елена Мисюрина подала заявление об уходе в отпуск. Однако её коллеги не сомневаются в том, что она вернётся на работу.

«Каких-либо иных документов по её поводу мне не приходило, поэтому как для работодателя для меня ситуация однозначна — она остаётся сотрудницей нашей больницы», — заявила главврач RT.

Заложники экспертного мнения

Марьяна Лысенко считает, что дело Мисюриной получило такую широкую поддержку со стороны профессионального сообщества, поскольку затрагивает давно наболевшую тему правовой квалификации врачебных ошибок. По мнению Лысенко, в стране до сих пор не сформировано полноценное экспертное сообщество, а также законодательная база.

«К сожалению, в эксперты часто идут люди, которые не смогли состояться в профессии, — считает Лысенко. — На данный момент складывается ситуация, когда врач становится заложником экспертного мнения. Люди перестанут идти в медицину, если над ними всё время будет висеть угроза уголовного наказания.

Я не говорю, разумеется, о намеренных деяниях, где изначально имел место преступный умысел. Но во врачебной практике ошибки — нередкое явление.

Требуется нормальное экспертное сообщество для разбора подобных случаев, страхование ответственности врачей и чёткая формулировка, что такое ятрогения. Сажать за ошибку недопустимо, нужны другие механизмы регуляции подобных случаев», — сказала Лысенко.

  • © Алексей Куденко / РИА Новости

Общественная поддержка

На сторону Елены Мисюриной встало профессиональное сообщество. 25 января онлайн-петицию в защиту гематолога подала Лига защиты врачей. Обращение подписали более 60 тыс. человек. Свою поддержку Мисюриной выразили главврачи больниц, директора благотворительных фондов, академики и заслуженные врачи. В социальных сетях пользователи стали менять свои аватарки на фото Елены и ставить хэштег #ЯЕленаМисюрина.

Врачи, выступающие за Елену, настаивают, что трепанобиопсия — простейшая процедура, где практически невозможна ошибка, тем более с летальным исходом. По их мнению, смерть пациента могло спровоцировать хирургическое вмешательство в «Медси», что является гораздо более опасным фактором, чем пункция костного мозга.

Также высказывалось мнение, что заключение патологоанатома могло содержать в себе корыстный умысел с целью переноса ответственности за смерть мужчины с «Медси» на «Генотехнологии». Президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль и вовсе назвал приговор в отношении врача «беспределом».

Ведущий гематолог страны, академик РАН Андрей Воробьёв, выступивший в суде в качестве свидетеля, считает, что к смерти пациента не могла привести трепанобиопсия. Ответственность он возложил на отсутствие надлежащей терапии в «Медси», где не учли плохую свёртываемость крови у пациента, обладавшего тремя тяжёлыми диагнозами.

29 января на защиту Елены Мисюриной встал Департамент здравоохранения Москвы.

В ведомстве заявили, что окажут ей всю необходимую консультационную и экспертную поддержку. В департаменте надеются, что привлечение дополнительных данных поможет отправить дело Елены на пересмотр в суде.

Мэр Москвы Сергей Собянин в понедельник написал в своём Тwitter-аккаунте, что озабочен делом Мисюриной.


«Крайне озабочен делом врача Елены Мисюриной. Безусловно, жизнь и здоровье пациентов важнее всего. Тем не менее такие дела должны рассматриваться максимально корректно и объективно», — написал Собянин в своём Twitter.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
‡агрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить
` `