Анна Долгарева

Журналист, военкор
  • «Вызывает определённые сомнения в искренности Зеленского и его отказ идти на прямые переговоры с главами ЛНР и ДНР. Он, как и его предшественник, упорно твердит о «российской агрессии». Интересно, куда он собирается деть те самые 300 млрд на восстановление Донбасса, которым планирует заняться прямо сейчас, не дожидаясь окончания войны? Ну то есть — серьёзно, что Зеленский собирается делать на территории ЛДНР, не добившись сначала диалога с тамошней властью? Он ведь должен понимать: без такого диалога все его действия на территории республик обречены на неудачу; ну и что будет с 300 млрд?»
  • «Пока речь не идёт о том, чтобы Порошенко судили за преступления в Донбассе. Пока «это уголовные производства — от возможной легализации доходов, полученных преступным путём, до возможного вмешательства в деятельность судей». То есть судят бывшего президента за коррупционные преступления. Как Зеленский и обещал, на посту президента он решил вступить в бой с коррупцией. По крайней мере с теми коррупционерами, что принадлежали к прошлой власти… Одиннадцать уголовных дел заведено на данный момент в отношении Петра Порошенко. На допрос бывший лидер страны не явился».
  • «Одно точно хорошо: приостановление членства России в ПАСЕ в 2017 году показало, что она не играет в игры, где ей предстоит играть роль молчаливого обвиняемого, и теперь наша страна добилась того, что там с ней будут считаться. Потому что нужна Россия, нужны переговоры, нужны российские взносы — без всего этого ПАСЕ сложно. Но вот ПА ОБСЕ это пока не коснулось, и поэтому организация позволяет себе какие-то дикие выходки вроде Люксембургской декларации. Потребуется большая работа российских дипломатов, чтобы вернуть взаимодействие с европейскими инстанциями в сугубо конструктивное русло».
  • «Зеленский на какое-то время показался надеждой. Тем самым «слугой народа» из сериала. Но пока что он абсолютно последовательно продолжает позицию своего «попередныка» — и в том, что касается войны в Донбассе, и в том, что касается внешней политики. Собственно, оба эти аспекта и есть внешняя политика, а именно — тот печальный факт, что Украина имеет внешнее, американское управление. И это не теория заговора, к сожалению, это печальный факт, доказанный уже далеко не одним шагом украинского правительства».
  • «Да что уж там, за пять лет молчания российской делегации украинская в ПАСЕ изрядно расшалилась. Именно расшалилась — практического влияния, как и вреда, от них мало: если в 2014-м кто-то принимал украинских политиков всерьёз, то чем дальше, тем больше становилось понятно, что от них нечего ждать, кроме цирка. Ну что ж, ждём возвращения Слуцкого в ассамблею — это явно оживит и раскрасит мировую политику новыми яркими штрихами».
  • «Корни у всех этих арестов, задержаний, депортаций одни. Это глубокий страх. Он существует потому, что на самом-то деле руководители всех этих бывших советских республик хорошо понимают, как хрупка их государственность, как зависима экономика, как без вливания советских специалистов, продуктов, производственных мощностей оказались они потерянными детьми на холодной улице. И эти потерянные дети выросли, конечно, в государства».
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить