Русские идут

Короткая ссылка
Юлия Юзик
Юлия Юзик
Журналист

Кризис — это ещё и новые возможности. По крайней мере, так можно сказать о самом глубоком политико-экономическом и социальном кризисе, в котором оказался Ливан за последние 150 лет, и о тех уникальных возможностях, которые он открывает для России.

Десять месяцев Ливан жил без правительства, в стране километровые бензиновые очереди, дикая инфляция, обесценившая национальную валюту, безработица, голодные бунты и рост уличной преступности. Из-за продолжающегося финансового и политического кризиса в жарком августе в некоторых государственных учреждениях и университетах отключили кондиционеры — таким образом, кроме финансового, в Ливане ещё и энергетический кризис и катастрофическая нехватка электроэнергии.

Ушедший в июле в очередную отставку премьер-министр Саад Харири так и не смог сформировать правительство из-за политических разногласий между ключевыми политическими игроками: христианами-маронитами, «Хезболлой», суннитами, друзами. 

Харири, ставленник Запада (США и Франции), а также Саудовской Аравии и ОАЭ, пытался реализовать западный план спасения Ливана, обещая кредиты МВФ в обмен на допуск западных ревизоров в Центробанк страны и возможность формирования своего правительства.

Но «Хезболла» через своих союзников в ливанской системе власти в течение десяти месяцев блокировала инициативы Харири, ясно демонстрируя ему, что компромисса не будет.

Россия — одна из немногих мировых держав, кто поддерживает активнейшие отношения между всеми сторонами ливанского политического конфликта. 

Так, например, в апреле 2021-го Москва принимала Саада Харири, когда он ещё был премьером и пытался удержаться у власти, ища помощи России.

Джордж Шаабан, спецпредставитель Харири в Москве, сказал тогда: «Мы считаем, что Россия может помочь в выходе из политического тупика в Ливане, поскольку у Москвы хорошие связи со всеми политическими партиями Ливана и с теми государствами региона, которые влияют на ситуацию в нашей стране».

Под «всеми политическими партиями», смею предположить, Шаабан подразумевал самую влиятельную военно-политическую силу Ливана — проиранскую «Хезболлу», которая назначает и снимает всех ливанских премьеров, иногда даже самым радикальным способом.

Ведь именно внушительная делегация «Хезболлы» хитрым путём — через посольство Ирана в Москве — в марте, за месяц до Харири, прилетала в Россию. Среди московских гостей был и Мохаммад Раад, глава парламентского блока движения, который был принят аж самим главой российского МИД Сергеем Лавровым.

Также по теме
© РИА Новости / Виталий Белоусов В Ливане рассказали о планах производства «Спутника Лайт»
Глава Минпрома Ливана Имад Хубалла рассказал о планах производства российской вакцины от коронавируса «Спутник Лайт».

До этого Раад был в Москве последний раз в 2011-м, незадолго до начала сирийских событий, направленных против Башара Асада. Тогда маршрут хезболлаховцев включал не только МИД, но и Госдуму, Духовное управление мусульман РФ — и это только официально. Об уровне неофициальных встреч во время обоих визитов можно только строить предположения.

Аммар аль-Мусави, член делегации «Хезболлы», заявил журналистам в марте 2021-го, что «Россия выразила готовность содействовать формированию правительства Ливана». 

О чём именно говорили тогда представители «партии Аллаха», в прессу не просочилось, кроме озвученного месседжа о том, что «Хезболла» может помочь России усилить влияние в Ливане (и, соответственно, укрепить успехи РФ в Сирии, где мы присутствуем с 2015 года).

Но в обмен на что? В апреле в ливанском издании «Аль-Ахбар» появилась статья о том, что Россия и «Хезболла» обсуждают открытие офиса в Москве. Это открывает качественно иной уровень сотрудничества и взаимодействия России, Ирана, Сирии, Ливана и, конечно, «Хезболлы».

Неудача Харири как реализатора наполеоновских планов президента Франции Эммануэля Макрона, который прошлым летом, воспользовавшись взрывом порта в Бейруте, прилетел туда с настоящим политическим (чуть не написала «предвыборным») турне (поездка к руинам порта, встречи с жителями, творческой интеллигенцией, посадка кедров — дерева, являющегося национальным символом страны, и объявление о том, что Ливан возвращается под французский протекторат), привела к тому, что американцы с ОАЭ и Саудовской Аравией стали терять интерес к финансовой помощи Бейруту.

Ибо вкладывать финансы в то, что не можешь контролировать, — затея довольно сомнительная, а финансовые аппетиты и уровень коррупции в Ливане поистине бездонны.

Всё это привело к тому, что интерес к Ливану возрос со стороны тех стран, которые могут влиять на внутриливанские процессы и имеют связи с «Хезболлой».

Кроме Ирана, финансово находящегося в тяжёлой ситуации, это Россия, Китай, Германия (в прошлой колонке я упоминала, что тыл Ирана в ЕС австро-немецкий) и Турция.

Важно отметить, что политический интерес России к Ливану не объясняется одними лишь амбициями. Речь прежде всего идёт о защите стратегических интересов и стремлении расширить своё влияние в Восточном Средиземноморье.

Так, после открытия большого количества крупных подводных газовых месторождений в бассейне Леванта российский НОВАТЭК стал частью консорциума совместно с французской Total и итальянской Eni, начавшими разведку газа и нефти от имени Бейрута. Вместе с европейцами Россия будет восстанавливать порт Бейрута, полностью разрушенный в результате взрыва в августе 2020-го.

В ливанском кризисе и хаосе Россия видит угрозу своим интересам, считает обозреватель ливанской газеты Al-Modon Бассам Мокдад: «Эти интересы не заключаются только во влиянии происходящего в Ливане на положение в Сирии. Они касаются самого Ливана и российских нефтегазовых интересов. Так, в Ливане «Роснефть» создала дочернюю структуру Levant Storage S.A.R.L. (Sole Partner). Структура зарегистрирована в Бейруте и включена в список аффилированных лиц 26 февраля 2020 года».

Ещё чуть ранее, в 2019-м, «Роснефть» подписала 20-летнее соглашение с Ливаном об оперативном управлении нефтехранилищем в порту Триполи.

Тут, правда, есть тонкий момент в отношениях с Ираном, который помогает России в налаживании контактов с «Хезболлой». Ибо, расширяя своё влияние на Восточное Средиземноморье, Россия входит в конфликт интересов с Тегераном, у которого есть свой стратегический «трубопровод дружбы» между Ираном, Ираком и Сирией, который входит в конкуренцию с российской экспансией в Сирии и Ливане.

Также по теме
Россия увеличит число рейсов в страны Европы, Ливан и Эфиопию
Россия с 24 июля увеличивает число регулярных рейсов в Австрию, Бельгию, Болгарию, Венгрию, Грецию, Ливан, Хорватию и Эфиопию. Об этом...

Мне встретилась интересная аналитическая статья Абдуллы Хуррама, докторанта кафедры международных отношений Австралийского национального университета, посвящённая растущему интересу России к Ливану.

Он пишет о том, что российская гонка за доступ к газу из Восточного Средиземноморья восходит к 2013 году, когда Дамаск и Москва подписали соглашение, позволяющее России исследовать газ у сирийского побережья Средиземного моря в обмен на защиту режима Башара Асада. 

А в апреле 2021-го (как раз после визитов в Москву «Хезболлы» и бывшего тогда премьером Харири) две российские компании, Capital Limited и East Med Amrit, подписали соглашение с сирийской стороной о возможности начать разведку нефти и газа у сирийского побережья. 

«Это соглашение вызвало недоумение в Ливане, поскольку воды между Сирией и Ливаном спорные. Кроме того, это соглашение ставит Россию против стран Восточно-Средиземноморского газового форума (Египет, Израиль, Греция, Кипр, Италия, Иордания. — Ю. Ю.). Однако Россия видит в этом стратегический рычаг, дающий Москве пространство для участия в переговорах, которые определят углеводородное будущее региона», — пишет Хуррам в Australian Outlook, вестнике австралийского МИД и нашего аналога РСМД в июне 2021-го.

Это очень серьёзная заявка, согласитесь.

Я обращу ваше внимание, что все свои ливанские суперсделки по нефтегазу Россия заключала при Сааде Харири. 

28 июня 2021 года в Ливан прилетела бизнес-делегация из России, чтобы обсудить планы по восстановлению зернохранилищ в порту Бейрута. Временный министр общественных работ Ливана Мишель Наджар сказал журналистам, что «русские также заинтересованы в строительстве элеваторов в порту Триполи». 

В восстановление порта Бейрута включились также китайцы и немцы с многомиллиардным планом от консорциума Hamburg Port Consulting и Colliers (AFP).

Yeghia Tashjian, аналитик Американского университета в Бейруте, в своей статье «Интересы России в Ливане — осуществление ближневосточной мечты» пишет: «Россия, которая не омывается Средиземным морем, но имеет военно-морскую базу в Тартусе (Сирия), оказывает влияние на близлежащие страны, включая Ливан. Россия воспринимает Ливан как часть сирийского пути, поэтому Москва и дальше будет играть на этом поле, чтобы извлечь максимум выгоды из своего влияния после вмешательства в сирийский конфликт. Одна из основных целей России на Ближнем Востоке — расширить своё влияние в регионе и контролировать энергоресурсы в Восточном Средиземноморье. Россия играет серьёзную роль в разрешении кризиса с сирийскими беженцами — их в Ливане около 1,5 млн».

За период с февраля по июнь российские официальные лица провели 14 встреч с официальными лицами в Ливане, включая Партию ливанских вооружённых лиц, премьера Харири, советника президента Ливана по делам России, «Хезболлу», лидера друзов и главу Прогрессивной социалистической партии, главу Свободного патриотического движения, маронитского патриарха и так далее.

Эксперты отмечают удачное использование Россией «жёсткой» и «мягкой силы» в усилении своего присутствия в Ливане. 

«Русский медведь в Ливане», — пишет Tehran Times 7 июля 2021-го и как бы приветствует «ориентацию Ливана на Восток», то есть на Россию и Китай. Цитирую:

«Кажется, этот процесс тесно связан с будущим Ливана и будущим китайского проекта «Один пояс — один путь». Однако пока неясно, будут ли российские компании инвестировать в НПЗ в Триполи и в восстановление и расширение порта или они будут инвестироваться китайскими компаниями. Если это случится, Триполи восстановит свою славную навигационную историю, ведь он был одним из важнейших портов Средиземного моря. А России и Китаю пора расширяться на тёплых берегах Средиземного моря».

(Звучит восторженно, но, зная персидскую иносказательность, статью можно прочесть и как предупреждение американцам, которым «русский медведь» на Ближнем Востоке видится, скорее, в страшном сне.)

В общем, как только Россия стала стремительно усиливать свои позиции в Сирии (после легитимизации Башара Асада на прошедших выборах) и Ливане, тут-то и стали происходить занимательные события.

Саад Харири был смещён, и 26 июля 2021-го новым премьер-министром Ливана был назначен Наджиб Микати, суннит, политик и бизнесмен родом из Триполи — того самого Триполи, где «Роснефть» на 20 лет арендовала терминал по хранению нефтепродуктов, который, по словам Игоря Сечина, «будет способствовать развитию трейдинга и реализации других проектов в нефтегазовом секторе Ливана».

Чтобы не было сомнений, чья кандидатура Микати, процитирую вам заместителя генсека «Хезболлы» шейха Наима Касема: «Выдвижение Наджиба Микати — смелый шаг «Хезболлы».

Далее генсек «Хезболлы» сообщил, что Микати был единственным приемлемым вариантом для назначения премьером и только ему «Хезболла» не будет оказывать сопротивления в формировании нового правительства, а «французы и американцы были проинформированы об этом и согласились».

Поскольку Микати — суннит, это блокирует путь для любого, кто попытается разжечь конфликт между суннитами и шиитами, по словам Касема. А то, что «Хезболла» будет участвовать в формировании правительства «и никто не посмеет вмешиваться и препятствовать тому, чтобы «Хезболла» вошла в правительство», — в этом сомневаться не приходится.

Равно как и в том, что ключевые решения в Ливане принимаются «Хезболлой», а за ней по-прежнему стоит Иран. Тот самый Касем, например, только вернулся с инаугурации нового президента Ирана Ибрагима Раиси, где занимал место почётного гостя в первом ряду в зале во время церемонии.

За ним усадили представителей ЕС, что должно было подчеркнуть, что статус «Хезболлы» для иранской власти выше Европейского союза и прочих.

Ставленник «Хезболлы» под зорким наблюдением движения и КСИР будет формировать новое «правительство спасения» Ливана. Это значит, что в ливанском вопросе Россия станет ещё чувствительнее из-за отношений с Ираном (тем, кто считает, что ливанская «Хезболла» не зависит от Ирана, стоит внимательно изучить историю создания организации).

Тут же в сирийском городе Дараа словно по сигналу возобновились боевые действия и было нарушено соглашение о прекращении огня, которое лоббировала Россия.

9 августа 2021 года The Wall Street Journal публикует статью с красноречивым заголовком «Попытки России получить влияние на Ближнем Востоке сдерживаются возобновлением боевых действий в Сирии». 

В Дараа в 2011 году и началась сирийская революция, а вернуть Башару Асаду территорию, утраченную его режимом после восстания, смогла в 2018-м Россия, которая помогла заключить мирное соглашение между повстанцами и Асадом. 

В общем, смысл понятен: как только Россия становится сильной и конкурентоспособной, начинаются жёсткие игры по её сдерживанию. Вспыхнувшие бои в Дараа не сделают погоды в общей ситуации, но (цитирую WSJ) «рискуют подорвать доверие к России как к политическому арбитру в Сирии, несмотря на её успехи» и «подрывают стремление Москвы закрепиться в качестве крупного посредника на Ближнем Востоке».

Вот. 

Это уже настоящее признание!

Теперь ждём новостей от нового ливанского премьера Микати, который — не исключено — продвинут Ираном для того же аккуратного российского сдерживания в Ливане.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавьте RT в список ваших источников
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить