Больше не вдохновляет

Короткая ссылка
Скотт Риттер
Скотт Риттер
Бывший сотрудник разведслужбы морской пехоты США, автор книги «Царь скорпионов: самоубийственная приверженность Америки ядерному оружию — от Рузвельта до Трампа». Работал в СССР над реализацией Договора об РСМД, служил в штабе генерала Шварцкопфа во время войны в Персидском заливе, а с 1991 по 1998 год был инспектором ООН по вопросам вооружений.

Недавно 136 американских «экспертов» по американо-российским отношениям обсуждали преимущества переосмысления политики США в данной сфере. Эти специалисты не учли одного: быть может, Москва и не заинтересована в их планах.

Также по теме
«Явная предвзятость в пользу США»: Twitter размещал посты «Голоса Америки» после запрета рекламы государственных СМИ
Социальная сеть Twitter размещала платные рекламные объявления редакции «Голос Америки»* (VOA), которую финансирует американское...

В течение одной недели Politico — неангажированная информационная организация, заявленная миссия которой заключается в «предоставлении точной, неангажированной и важной информации нужным людям в нужное время», — опубликовал два материала, затрагивающих тему американо-российских отношений.

Первый материал, опубликованный 5 августа, представляет собой открытое письмо, составленное такими тяжеловесами в сфере отношений с Россией, как Роуз Готтемёллер, Томас Грэм, Фиона Хилл, Джон Хантсман — младший, Роберт Легвольд и Томас Пикеринг, и подписанное 97 другими видными политиками и учёными, включая Джорджа Шульца, Уильяма Перри и Сэма Нанна. В письме, озаглавленном «Пора переосмыслить нашу политику в отношении России», высказывается мнение, что нынешняя смесь санкций и дипломатии, выдвигаемая Соединёнными Штатами в качестве политического курса, не работает и настало время Вашингтону выработать новый подход к решению «проблемы» путинской России.

Шесть дней спустя Politico опубликовала ответ на это письмо, написанный 33 другими специалистами, учёными и журналистами, которых возмутил посыл открытого письма. В их статье под названием «Нет, сейчас не время для очередной перезагрузки отношений с Россией» утверждается, что путинская Россия представляет угрозу американским «интересам и ценностям», а потому требуется не обновление дипломатического курса, а «решительный отпор». И хотя авторы статьи признают, что «способность Америки добиться перемен в России может быть весьма ограниченной», по их мнению, не давать активный отпор «российским репрессивным действиям, клептократии и агрессии» значит не давать Владимиру Путину стимула к «переменам», которые должны иметь место, прежде чем сможет произойти какое-либо улучшение отношений.

На первый взгляд, 136 «экспертов» по американо-российским отношениям, которые либо написали, либо поддержали эти две противоборствующие авторские статьи, казалось бы, во всех аспектах осветили тему переосмысления политики США в отношении России. Однако авторов обеих статей объединяет их тенденция смотреть на этот вопрос с американоцентричной точки зрения, почти (или совсем) не принимая во внимание позицию самой России по поводу какого-либо переосмысления — и особенно в предложенном ими ключе.

Сторонники переосмысления отношений США и России и те, кто выступает против него, настаивают на идее о том, что либо Россия с готовностью займёт податливую позицию, которая заложена в основе любого подобного переосмысления, либо же выполнить поставленную задачу здесь вполне смогут политические инструменты, которые используются для принуждения к проведению изменений и строятся вокруг усиления экономических санкций, дипломатической изоляции и регионального отпора.

Однако эти так называемые эксперты не понимают здесь вот что: дни, когда «отстающая» Россия стремилась примкнуть к «вышестоящему» Западу, ушли навечно. Образ Сияющего града на холме — то, на чём основывается идея американской исключительности, — больше не вдохновляет так, как раньше.

Репутация Америки во всём мире снижается: в 2016 году, согласно Pew Research Center, 64% населения 33 стран, где проводились соответствующие исследования, имели положительное представление о США. В 2020 году эта цифра упала до 53%. (Примечание: исследование не охватывало многие страны — например, на Ближнем Востоке, — где восприятие США намного хуже, так что результаты здесь имеют положительный уклон.) Мысль о том, что США — самое сильное и влиятельное государство на планете, больше не пользуется всеобщим признанием. Кроме того, в России только 20% населения имеют положительное представление о США — вотумом доверия это вряд ли можно назвать.

Также по теме
Железный Drovorub: как США обвинили разведку РФ в кибершпионаже
Спецслужбы США обвинили Главное разведывательное управление Генерального штаба ВС РФ в создании вредоносной программы Drovorub,...

С точки зрения России «либеральный мировой порядок» под предводительством Америки, который доминировал в мире с окончания Второй мировой войны, изжил себя и участие в нём больше не представляется привлекательным. Так, Россия не стремится возобновить формат G8 и считает, что клуб G7 неактуален без участия таких мировых экономических держав, как Бразилия, Китай, Индия и Турция, и что форум G20, включающий эти и другие государства, подходит ей больше.

Дело не только в том, что лидерство США не принимается другими странами, — веру в эту концепцию потеряло и её собственное население: видение Америки как Сияющего града на холме, озвученное президентом Рональдом Рейганом в его прощальном обращении в 1989 году, разделяли 52% американцев. Сегодня же 62% считают, что Америка уже не является примером для подражания для остальных стран мира. Пандемия COVID-19 усугубила назревающий социальный, экономический и политический кризис идентичности в США, выявив фундаментально дефективную систему здравоохранения, рынок труда без какой-либо «страховочной сетки» и ситуацию с межрасовыми отношениями, которая, похоже, лишь ухудшается. 

Фиксация на президентских выборах 2016 года, идея о том, что Россия каким-то образом повлияла на их исход, позволив Дональду Трампу одержать здесь неожиданную победу, — всё это как раз таки свидетельствует о недостатке уверенности: американцы отчаянно пытаются обвинить кого-нибудь (но только не себя самих) в провалах своих демократических институтов. 

Роберт Мюллер, специальный прокурор, ответственный за доклад о «российском вмешательстве» в вышеупомянутые выборы, выдвинул предположение, что в пик своей активности российские «фермы троллей» располагали ежемесячным бюджетом в $1,25 млн для проведения рекламной кампании в социальных сетях США. Опять же эта цифра представляла собой чистой воды предположение: Facebook заявил, что, по его данным, аккаунты, связанные с Россией, потратили на рекламу всего лишь $100 тыс.

В любом случае, о какой бы сумме ни шла здесь речь, идея о том, что тот или иной объём рекламы с российской стороны мог повлиять на выборы, где основные кандидаты потратили более $1 млрд на свои кампании в соцсетях, — это, конечно, просто смешно. Для сравнения: Майк Блумберг выделил более $500 млн на самую что ни на есть искусную рекламную кампанию в истории предвыборных гонок США в рамках неудачной попытки стать кандидатом от Демократической партии в 2020 году. Вообще считать, что рядовой американский избиратель вдруг изменит свою позицию просто потому, что он что-то там прочитал в интернете, — оскорбительное упрощение: большинство избирателей хорошо информированы по интересующим их вопросам и знают, за кого они хотят голосовать и по каким причинам. Так что какой-то кликбейт, указывающий, что́ им следует делать, — это последнее, что им нужно.

Эта действительность, судя по всему, не осознаётся участниками дискуссии о перезагрузке отношений с Россией. Создаётся впечатление, что обе стороны здесь особенно остро реагируют на хрупкость американской демократии и отчаянно пытаются возложить ответственность за эту тревожную истину на искусственно нагнетаемую российскую угрозу, вместо того чтобы сосредоточиться на хворях американского общества. 

Также по теме
Трамп ожидает больших проблем от демократов на выборах в США
Президент США Дональд Трамп заявил, что на предстоящих выборах в США от демократов стоит ожидать больших проблем, чем от России и...

Основополагающим пунктом дебатов о перезагрузке отношений с Россией как для сторонников, так и противников данной инициативы является восстановление американского господства, что имеет мало общего с реальным улучшением дипломатических отношений. Те, кто выступает против перезагрузки, приводят целый ряд вопросов, по которым США и Россия расходятся во мнениях. Во всех случаях эти вопросы разбираются не по существу, а скорее по принципу антагонистической игры: что хорошо для России, то плохо для США. Даже сторонники перезагрузки стремятся возродить подход времён холодной войны к дипломатии и разрядке, поскольку для них это безопасная позиция, выстроенная на предположении, что США снова восторжествуют.

Необходимость выглядеть победителем обусловлена, конечно же, оборонительной позицией, занятой теми, кто некогда профессионально участвовал в определении политического курса, — людьми, вся карьера которых связывалась либо с поражением Советского Союза, либо — после его распада в 1991 году — со сдерживанием сильно ослабленной России. (Для них) сама мысль о подъёме России, в то время как США и во внутренней, и во внешней политике переживают упадок, просто неприемлема.

По мнению сторонников переосмысления политики в отношении России, эта задача лучше всего решается путём взаимодействия, которое приведёт к перезагрузке отношений между США и Россией в соответствии с дорожной картой эпохи холодной войны. Ну а противники перезагрузки полагают, что сложившейся на сегодняшний день реальности необходимо избегать любой ценой, добиваясь от России желаемого поведения за счёт давления в духе холодной войны, основанного на санкциях и сочетании военных и дипломатических мер воздействия.

Даже если американским «экспертам» всё-таки удалось бы прийти к единому мнению о том, какой порядок действий по отношению к России оптимален,  вероятность того, что она пойдёт им навстречу, здесь практически нулевая. Главным образом потому, что она уже наблюдала данный подход в действии и полностью осознаёт цену ведения дел с США в реальности, сформировавшейся после холодной войны. Подробности об унижении Бориса Ельцина (а вместе с ним и России) Биллом Клинтоном, а также о роли США в составлении Конституции постсоветской России и обеспечении переизбрания того же Ельцина в 1996 году общеизвестны.

Россия знает: когда Вашингтон, говоря о ней, употребляет такие термины, как «перезагрузка» и «переосмысление», он имеет в виду возвращение американо-российских отношений к тому состоянию, что наблюдалось, когда Россия лежала у ног США, а Путин не был у власти.

Бывший посол США в России Майкл Макфол поддержал концепцию «перезагрузки», которую пытался реализовать Барак Обама. В основе её были схожие предпосылки, поэтому она и оказалась провальной (кстати, письма, опубликованные Politico, Макфол подписывать не стал).

США могут и дальше заниматься своими внутренними дискуссиями о подходе к России, а она тем временем будет продолжать делать то, что делает последние шесть лет: идти вперёд, не обременяя себя грузом требований США и становясь всё более невосприимчивой к угрозе — и действию — санкций США и мер дипломатического сдерживания.

Автор колонки в Twitter @RealScottRitter

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
Уважаемые читатели, оставленные вами ранее комментарии в процессе миграции из-за смены платформы. В ближайшее время все диалоги вернутся
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить