Погладь кота

Короткая ссылка
Дмитрий Самойлов
Дмитрий Самойлов
Журналист, литературный критик

14,5 тыс. человек подписали петицию с требованием наказать 16-летнюю девушку из Бурлинского района Алтайского края, которая убила топором котёнка и записала это на видео. Как жутко это звучит: «Убила котёнка топором...»

Кому вообще может прийти такое в голову?! Всё это средневековая дикость! Хотя нет. Это обидное сравнение для сложного периода средневековья. Это просто сумрак человечества.

А теперь давайте попробуем разобраться. Происходит ли такое впервые? Ужасно то, что это происходит время от времени. Мы довольно часто встречаем новости, что где-то подростки замучили животных.

В августе прошлого года это были новости из Самарской области, где девушки швыряли котёнка об стену. В 2016 году всех потрясла история хабаровских живодёрок, которые убивали животных ради удовольствия и просмотров в интернете.

Но ведь и с людьми случается что-то плохое каждый день — насильственные преступления касаются всех, а пристальное внимание мы обращаем именно на случаи с животными.

Может быть, с нами что-то не так? Почему мы сочувствуем животным больше, чем людям?

С нами всё в порядке. Дело в том, что человек обладает личностью, субъектностью и, как правило, вовлечён в социальные взаимоотношения. Человек может ответить. Может решить вопрос с помощью слов, ответных действий, заявления в полицию или в прокуратуру. Человек может оценить масштаб угрозы, может, в конце концов, купить газовый баллончик и носить его в кармане. Может заблокировать двери автомобиля в момент агрессии на дороге, может выбрать пути объезда или вызвать такси, чтобы не идти пешком через неблагополучный район.

Ничего из этого не может котёнок.

Компенсаторные механизмы психики заставляют нас искать объяснения, когда мы узнаём о насилии над людьми, — формальные поводы: вражда, конфликт, месть... Это не оправдания, но это объяснения. Так нам легче убедить себя в том, что страшное не произойдёт с нами.

Доверие котов к людям существовало тысячелетиями.

И мы понимаем это подсознательно. Неприкосновенность домашних животных зашита в нашем культурном коде. Как в песне о том, что у кошки четыре ноги, «но трогать её не моги». Есть ли что-то более справедливое и трогательное одновременно?

Можно долго рассуждать о том, почему мы любим одних и при этом едим других. Но дело в том, что человек не может разумом охватить всего сущего. Хватит с нас и того, что уже есть. Нам бы не растерять этого.

Скажем, в индийских штатах Ассам, Орисса и Чхаттисгарх вполне нормальным считается поджигать слонов, чтобы выгнать их из леса, который планируется вырубить. Год назад люди возмущённо репостили фотографии горящего слонёнка, за которым гонится разъярённая толпа.

Нас это шокирует. Зато там корова — священное животное. Худое и грязное, но священное. Там её «трогать не моги».

Мы не можем, к сожалению, построить мир полного благоденствия всех живых существ. Но есть какие-то основы восприятия, сочувствия, сопереживания, которые нужно постараться сохранить.

Дети, к сожалению, часто бывают жестоки. И это не связано с набором генов, средой или воспитанием. Дети в переходном возрасте испытывают острую потребность в преодолении границ дозволенного. Именно поэтому они выбирают для своих экспериментов котят. Непостижимое с точки зрения обывателя злодейство.

И что мы делаем в ответ? Мы просим их наказать. То есть просим увеличить количество зла.

Для детей нет прямой связи между проступком и наказанием. Для них есть общее понимание чудовищной несправедливости мира по отношению к ним. Ребёнок (подросток) стремится мир сломать, потому что ощущает постоянное давление. И если это давление увеличивать, желание сломать будет становиться только сильнее. Выход из этой бесконечной спирали насилия может быть только наверху. Точнее, помощь может прийти только сверху. Родители помогают детям. Несут за них ответственность. А не наоборот.

Если одна часть общества рубит головы котам, а другая призывает рубить головы тем, кто рубит головы котам, то время вмешаться кому-то, кто скажет: «Хватит».

Время вводить централизованную профилактику насилия и пропаганду милосердия.

Нужна программа, направленная на ненасилие, на то, чтобы в школах и детских садах объяснять, что издеваться над беззащитными пагубно для души и мира в целом.

Правда, в мировой литературе уже описан один случай подобной профилактики — в «Заводном апельсине» Энтони Бёрджеса героя заставляли часами смотреть сцены жутких преступлений и издевательств, чтобы вызвать у него стойкое отвращение к насилию.

Тогда не помогло. Не надо так. Родители, посмотрите, чем сейчас заняты ваши дети.

Пока то-сё, федеральная программа, централизованная профилактика и пропаганда доброты, сходите погладьте вместе с детьми котёнка.

И детей погладьте по голове. Может, им именно этого и не хватает.

А доброе слово и кошке приятно.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить