Мы — лучшая Европа

Короткая ссылка
Дмитрий Петровский
Дмитрий Петровский
Писатель, сценарист, публицист. Автор книг «Роман с автоматом» и «Дорогая, я дома».

Признаюсь честно: когда я читал передовицу «Цели России и наши заблуждения» Жака Шустера в газете Die Welt, я надеялся, что её автор шутит. После каждого нового абзаца, каждого гротескного оборота я ждал, что вот-вот в тексте появится условный сигнал — слово «лопата», после которого наконец можно будет смеяться. Но я дочитал до конца и понял: нет, г-н Шустер совершенно серьёзен. Что ж, тогда и я на правах русского, то есть объекта критики автора, попробую серьёзно разобрать этот текст.

Также по теме
Слова гимна Германии предложили сделать гендерно нейтральными
Уполномоченная по вопросам равноправия полов в Министерстве по делам семьи Германии Кристин Розе-Меринг заявила о необходимости...

«Гигантское государство на Востоке — не европейская держава. И Путин совершенно не хочет сделать его таковой». Начало уже не слишком удачное для статьи об отношениях России и Европы. «Гигантским государством на Востоке» (Riesenreich im Osten) Россию называл Адольф Гитлер в книге «Майн кампф», а о «резкой культурной пропасти между Центральной Европой и этим огромным пространством» говорилось в брошюре главного управления СС под названием «Унтерменш» (1942). Но я не буду заострять внимание на этом досадном сходстве. Уверен, что автор не имел в виду ничего плохого. Просто так совпало. Пойдём дальше по тексту.

«Если собрать все эти ошибочные суждения вместе, мы увидим, в чём корень заблуждения: в идее, что российское общество в основе своей было бы либеральным, если бы Путина и его синдиката олигархов и спецслужб не существовало. Но в действительности всё ровно наоборот». Дальше эта идея развивается в том ключе, что россияне в массе своей — противники любых «западных» свобод, а инакомыслящие среди них редки и не имеют никакого влияния. И вот тут я, живущий, как это сейчас модно говорить, «на две страны», вынужден сделать заявление, от которого у г-на Шустера и его читателей может запросто взорваться мозг.

И тем не менее я говорю: Россия сегодня гораздо более либеральна, чем любая из стран западной Европы.

Я, гражданин России, могу поддерживать нынешний курс правительства и Владимира Путина, а могу не поддерживать. Я могу разделять идеи толерантности, мультикультурности, феминизма и пацифизма, а могу их не разделять. В любом из этих случаев я как праздный путешественник смогу найти себе сторонников (и противников) в любой компании соотечественников за любым столом. А как журналист могу быть уверен, что найдётся СМИ, в котором я смогу самовыражаться уже публично: информационное пространство широко как русское поле.

И самое главное — я могу открыто любить или не любить Путина, Ельцина, Ленина, чёрта в ступе, не рискуя подвергнуться остракизму со стороны друзей, родных и коллег. Собственно, это и есть выражение одной из ключевых ценностей либерализма, а именно — свободы слова.

На что-то подобное надеялся в Германии и мой близкий друг, гражданин США, который потерял работу после того, как рассказал, что голосовал на выборах за Дональда Трампа. На это же надеялись и девушки из движения «120 децибел», выразившие своё несогласие с миграционной политикой Германии и снявшие по этому поводу видео — которое было немедленно удалено с YouTube. А когда те же девушки организовали в Берлине (внимание!) не «марш против мигрантов», как его подавали многие СМИ, а марш против насилия со стороны мигрантов, им просто преградили путь, а единственными журналистами, которые пытались объективно рассказать об этом мероприятии, были репортёры Russia Today и ваш покорный слуга, тогда ещё простой блогер, снимавший происходящее на телефон.

Также по теме
СМИ: Германии не хватает танков для участия в операциях НАТО
Немецкий бундесвер испытывает дефицит танков, необходимых для выполнения задач в рамках проекта НАТО по созданию специальной группы...

И конечно, на то же самое надеялся лидер австрийских идентитаристов Мартин Зелльнер, когда ехал в Лондон, чтобы выступить в знаменитом Гайд-парке с речью об опасности, которой подвергается свобода слова на Западе, — в том месте, которое для многих в мире стало символом этой самой свободы. Вчера Зелльнера и его подругу задержала в аэропорту Хитроу британская миграционная служба, потому что он (внимание!) «намеревался разжигать расовую ненависть». Честное слово, «свободное общество», о котором с таким восторгом пишет г-н Шустер, я представлял себе несколько иначе.

Но вернёмся к тексту. В самом его начале автор делает потрясающее заявление о том, что никто из западных лидеров никогда не обещал России не расширять НАТО на Восток, ведь «этому обещанию нет ни единого письменного свидетельства». И парой абзацев ниже начинает изобличать якобы агрессивную риторику Владимира Путина и даже предполагать, что российские войска вскоре могут войти в Эстонию (видимо, этим намерениям письменные свидетельства есть). Вы не подумайте, я прекрасно понимаю, зачем расширялось НАТО.

Ведь даже Жан-Жак Руссо, небезызвестный теоретик либерализма, напрямую связывал политические свободы с целостностью государства и идеей народного суверенитета. Но, признавая право НАТО на охрану границ и суверенитета и тут же отказывая в том же самом России, автор рассуждает не по Руссо, а уже вполне по Оруэллу, в полном соответствии с принципом двоемыслия.

Ну а дальше журналист объясняет своему немецкому читателю, в чём же состоит истинная цель Владимира Путина и всей его внешнеполитической деятельности. «Неважно, предоставляет ли Кремль кредиты французским правым, помогает ли членам «Альтернативы для Германии» съездить в Сирию к тамошнему диктатору или в качестве панслависта большими деньгами и добрым словом пытается пробудить тоску по славянско-православному единению Сербии и Болгарии, — пишет он, — Россия всегда преследует одну цель: заставить европейцев разувериться в себе».

И вот тут я опять не могу не вспомнить ещё одну ключевую ценность либерализма, а именно: безусловный приоритет индивидуального разума над коллективным — и прямо вытекающую из этого свободу выбора и ответственность за этот выбор.

Г-н Шустер, о какой свободе выбора может быть речь, если в вашей модели мира судьбы Европы кругом определяет Владимир Путин?

Я останавливаюсь на этом так подробно, потому что автор статьи вольно или невольно ретранслирует самое распространённое заблуждение нынешней бюрократической евроэлиты. Точно так же, как автор, они считают русских нелиберальными, недостойными свободы — и тут же отказывают в праве выбора и ответственности за него собственному народу. В своей заносчивости они не допускают мысли, что граждане Германии сами по себе могли разочароваться и в Ангеле Меркель, и в «европейском проекте». Что граждане Италии голосовали за «Лигу Севера» и «Пять звёзд» не по подсказке Путина, а единственно потому, что больше не хотят идти по пути, указанному Брюсселем, а хотят быть, в самом либеральном смысле этого слова, независимыми. Что государства Европы — это не «европроект», не одинаковые звёздочки на флаге, а отдельные страны со своей отдельной культурой.

Автор статьи прав в одном: мы, граждане России, действительно не стремимся быть частью Европы. Потому что мы уже и так давно её часть, хочет он этого или нет. Мы живём во всех европейских столицах, нас можно найти в любом научно-исследовательском институте, мы ставим балеты и играем в оркестрах по всему миру. Наши СМИ представляют ту самую альтернативную точку зрения, которой здесь в последнее время всё больше недостаёт. Мы дали западному миру великую литературу, дали музыку, дали новые живописные формы, научили его строить винтокрылые летательные аппараты и монтировать кинофильмы.

А ещё, хоть тут и нечем гордиться, но именно мы научили г-на Шустера и его коллег тем самым речевым оборотам и позднесоветской риторике, которые они используют в своих статьях. «В советские времена за этой стратегией стояло желание разжечь огонь мировой революции и заставить красное знамя реять над как можно большим количеством европейских столиц». Замените «красные знамёна» на «синие флаги Евросоюза», и вы сразу поймёте, о чём я. Все эти попытки выдавать идеи маленькой группки людей за мнение большинства, призывы сплотиться вокруг «европейского проекта», не верить собственному народу, отказаться от идеи суверенитета отдельных государств и доверить судьбы брюссельскому Европарламенту, который никто никогда не выбирал, наконец, поиски внешнего врага — всё это у нас уже однажды было. Было и прошло — потому что наш народ выбрал иной путь развития и, в отличие от многоуважаемого автора Die Welt, готов быть хозяином своей судьбы и нести за этот выбор ответственность.

На данный момент мы — гораздо лучшая Европа, чем Германия, Франция или Бельгия. Если встретите г-на Шустера, так ему и передайте.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить