Быстрота великобританских суждений

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

Мушкетёр Атос как-то заметил в беседе: «Не судите опрометчиво», — говорит Евангелие и господин кардинал». Поскольку для нынешних британских властей ни Евангелие, ни тем более господин кардинал не авторитеты, официальные лица Соединённого Королевства продемонстрировали необычайную быстроту суждений. 

Также по теме
Делом об отравлении в британском Солсбери займётся отдел полиции по борьбе с терроризмом
Делом об отравлении в Солсбери занялся отдел полиции Великобритании по борьбе с терроризмом, хотя инцидент не считается терактом. Об...

Имеется в виду происшествие, случившееся с бывшим полковником ГРУ, а с 1995 года ещё и джентльменом на службе Её Величества С.В. Скрипалём, который, служа Её Величеству, выдал британской разведке большое количество российских агентов, работавших за границей под прикрытием. Арестованный в 2004 году Скрипаль признал свою вину, и в 2006 году был приговорён к 13 годам лишения свободы, после чего в рамках комбинированной сделки по обмену группы шпионов на группу шпионов был помилован президентом Д.А. Медведевым и стал жить в Великобритании, которой он так верно служил.

На этом, однако, скрипалёвская история не кончилась. 5 марта с. г. он был найден вместе со своей дочерью сидящим на скамейке возле торгового центра в городе Солсбери (120 км к юго-западу от Лондона). И отец, и дочь были без сознания. По предположению, они находились под воздействием фентанила — тяжёлого синтетического наркотика. 

Не будь в биографии Скрипаля службы в ГРУ и МИ6, инцидент вряд ли вызвал бы большой интерес — отравления данным препаратом довольно часты, в списке его жертв даже числятся известные деятели американской эстрады. Но поскольку с сотрудниками спецслужб ничего просто так не бывает, министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон уже успел сравнить казус бывшего полковника ГРУ Скрипаля с казусом полковника ФСБ Литвиненко, отравленного на британской земле в 2006 году, и заявил, что в случае чего Британия «даст ответ», например, будет бойкотировать июньский чемпионат мира по футболу. 

И это глава МИД, что ни говори, лицо официальное. Лица не столь официальные говорят ещё сильнее и красочнее. Например, глава эмигрантской организации «Говорите громче», борющейся с пособниками В.В. Путина в Великобритании, указал: «В первую очередь необходимо выслать из Великобритании всех работников российского посольства, сотрудников Россотрудничества, работников пропагандистских российских СМИ. А также присмотреться ко всем, кто с ними сотрудничал». И выразил готовность лично составлять списки на депортацию. 

То есть, говоря советским (и церковнославянским) языком, свистопляска пошла на полную мощь. 

Причём (как всегда это бывает при свистоплясках) напрашивающийся вопрос о мотивации предполагаемых исполнителей не ставится. «Рука российских спецслужб!» — а для чего спецслужбам это надобно, не говорится. 

Но даже если допустить, что всякое бывает, тем не менее в спецслужбах работают серьёзные мужчины, которые если и решаются на деликатные мероприятия, то всё-таки не по принципу «что бы нам, господа, взять по хлысту, пойти постегать прохожих на мосту». Обыкновенно резоны бывают более серьёзные, но где же они?

Также по теме
Борис Джонсон «Они с футболом увязывают всё»: в России ответили на угрозы главы британского МИД в связи с отравлением экс-офицера ГРУ
В МИД России посоветовали властям Великобритании провести расследование, а не пытаться искать «русский след» в отравлении...

Говорить о предотвращении сегодняшнего, актуального вреда, причиняемого Скрипалём, не приходится. Он был интересен МИ6 как крот, работавший в ГРУ, но со времени его ареста прошло четырнадцать лет, и информация, которой он располагает, явно устарела. Двойной агент на покое — кому он нужен? Это же не Родченков, который бурно фонтанирует страшными разоблачениями. Что толку убивать змею, которая ужалила двадцать лет тому назад?

На это можно возразить, что спецслужбы могут быть движимы не только соображениями прекращения враждебной деятельности, но и стремиться к назиданию — чтобы другим неповадно было. А для назидания годятся и шпионы бывшие.

То, что практика ликвидаций была прекращена в 1958 году, можно не говорить, поскольку Бориса Джонсона и единомысленных ему этим не убедишь. 

Но несколько странно, что для назидания ни разу не пытались использовать таких более известных персон, как Гордиевский и Калугин — они живут себе поживают и добра наживают. Вместо этого малоизвестный Скрипаль. 

Наконец, есть ещё одно соображение. У спецслужб (да и у государств вообще) есть некоторые правила. Одно дело — выбравший свободу шпион-побегушник (вар.: вывезенный за границу в багажнике посольского автомобиля Гордиевский). То есть ушедший от ответственности за государственную измену. Здесь может случиться всякое. Другое дело — шпион, арестованный и осуждённый за измену, но впоследствии обменянный на своего коллегу. Здесь говорить об уходе от ответственности невозможно. По общему правилу в таких случаях претензии к уже осуждённому шпиону аннулируются. 

Причём эти правила исправно соблюдались при всех предыдущих обменах шпионами. Резонно спросить: что случилось сейчас и почему эти устраивавшие всех правила перестали действовать? К чему такая инновация в деятельности спецслужб? 

Не говоря уже о том, что никто не объяснил, зачем сегодня России вообще понадобился Скрипаль, да ещё и с дочерью (что тем более означает нарушение всех правил — родственников обвинённых в измене не трогают уже больше шестидесяти лет). Какие выгоды Россия рассчитывала из всего этого извлечь? 

Возможно, конечно, спецслужбы России руководствуются правилами поведения театрального злодея, описанными Джеромом К. Джеромом: «Сценический злодей совершает гнусные поступки, совсем не имея в виду своей личной выгоды, но просто только из любви к искусству. Самые злодеяния служат ему наградой, он наслаждается ими. «Гораздо лучше быть бедным и злодеем, — говорит он самому себе, — нежели обладать всеми сокровищами Индии и иметь при этом чистую совесть». — «Я хочу быть злодеем, — кричит он, — я убью доброго старичка. С самого начала до конца это будет для меня рискованным и трудным делом и не принесёт мне ровно никакой выгоды с практической точки зрения… Всякий увидит мои гнусные поступки, и в конце концов меня поймают. Меня всегда ловят. Но всё равно я всё-таки буду злодеем, ха, ха, ха!». 

Возможно, к инциденту причастны спецслужбы совсем другого государства, руководствующиеся менее идеалистическими соображениями.

А возможно, дело вообще не спецслужбах, а во вреде изменяющих сознание препаратов. Главное не судить опрометчиво.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить