Жажда прений

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

На прошлой неделе кандидат в президенты РФ К.А. Собчак осудила В.В. Путина за нежелание вступать в предвыборные дебаты. По её мнению, уклонение В.В. Путина от дебатов есть «показатель того, что выборы не совсем честные». «Если он презирает своих оппонентов, то зачем он вообще участвует в выборах?» — вопрошает Собчак.

Также по теме
Верховный суд отклонил жалобу Собчак на регистрацию Путина кандидатом в президенты
Верховный суд России отклонил жалобу Ксении Собчак на решение о признании законной регистрации Владимира Путина в качестве кандидата...

Правда, неделю спустя та же К.А. Собчак (вместе с П.Н. Грудининым и Б.Ю. Титовым) презрела своего оппонента в лице В.В. Жириновского, прислав на дебаты с ним своего прислужника. Сама же до прений с Владимиром Вольфовичем не снизошла. Очевидно, дело не в дебатах как таковых, а в дебатах именно с кандидатом №1. С менее значительными (с точки зрения К.А. Собчак) кандидатами дебатировать не обязательно.

Конечно, К.А. Собчак можно понять. Будучи профессиональной ведущей телешоу и обладая в этом смысле преимуществом, она хотела бы проявить свои таланты на самых значительных лицах. Подобно тому, как певец предложил бы устроить среди кандидатов состязание мейстерзингеров, а искусный кёрлингист — совместно покатать утюг по льду. 

Впрочем, есть и общие достоинства у публичных прений. Их участники (в идеале, по крайней мере) демонстрируют, что кто ясно мыслит, тот ясно излагает. А также показывают умение реагировать на хитрые вопросы в режиме реального времени, каковое умение для политика в принципе полезно.

Тут, правда, наличествует тонкая грань. Где риторический (а равно и полемический) дар, поставленный на службу политике, что, разумеется, полезно и позволяет снискать народную благосклонность. И где механическая выучка речистого адвоката, а равно и шоумена. При том что адвокатские дарования и таланты государственные — не совсем одно и то же. Но всё равно вряд ли кто-нибудь станет спорить, что при прочих равных обстоятельствах иметь ещё и хорошо подвешенный язык не вредно. Вообще говоря, дебаты бывают не без пользы, но, скорее, как вишенка на торте — деталь украшающая, но не главная.

Если же говорить не о прениях вообще, а именно о дебатах между претендентами на пост главы государства, то здесь надобно сделать три важных замечания.

Во-первых, в странах с парламентским образом правления дебаты между претендентами на пост премьера или канцлера если и проводятся, то привлекают к себе не очень большое внимание. Что связано с непрямым характером выборов. Формально выбирают не премьера или канцлера, а депутатский корпус, который уже сам выбирает главу правительства. То есть дебаты накануне голосования имеют значение, но далеко не окончательное. «Дуэль на подушках» между Меркель (ХДС/ХСС) и Шульцем (СДПГ) состоялась 4 сентября 2017 года, а нового правительства в Германии до сих пор нет, и неизвестно, когда будет. 

Также по теме
В России прошли теледебаты кандидатов в президенты
В эфире Первого канала прошли теледебаты кандидатов на выборах в президенты России, где выступили Сергей Бабурин, Павел Грудинин,...

Во-вторых, в странах с президентским (США) или президентско-парламентским (Франция) образом правления дебаты появились с исторической точки зрения относительно недавно. Первые дебаты между претендентами на Белый дом состоялись в 1960 году, полемизировали Джон Кеннеди и Ричард Никсон. Первые между претендентами на Елисейский дворец — только в 1974 году. До этого (хотя телеящик уже вошёл в быт) обходились без непосредственного совокупления соперников — и ничего, демократия как-то существовала. Вероятно, дело не только в наличии / отсутствии дебатов. 

В-третьих, что, может быть, самое важное. Президентские дебаты в США и Франции — это отнюдь не перекрёстное опыление, прения всех со всеми. Это финальные прения равномощных (или почти равномощных) кандидатов, прения №1 с №2, все прочие номера в них не участвуют. 

Достигается это либо (как в США) укоренённой традицией, в рамках которой реальный выбор — только между республиканцем и демократом, а все прочие для разгулки времени. Либо как во Франции, где в первом туре всякой твари по паре, а дебатируют двое — те, которые вышли во второй тур. С малосильными коммунистами и либертариями кандидаты от двух главных американских партий никогда не дебатировали. Равно как большие французские кандидаты никогда не вступали в прения с Жаном Лассалем («Будем сопротивляться», 1,21% в первом туре) или Фредериком Ниу («Охота, рыбалка, природа, традиции», 1,15%).

Если есть желание вступить в прения, как в лучших домах Европы и Америки, нужно добиться немногого — второго тура — и выйти в него. После чего отказываться от прений будет не вполне прилично. Тогда как требование дебатов, исходящее от однопроцентника, есть покушение с совершенно негодными средствами.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
‡агрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить