Последняя любовь Парижа

Короткая ссылка
Игорь Мальцев
Игорь Мальцев
Родился в 1958 году. Журналист и писатель, постоянный автор RT на русском, бывший главный редактор журналов «Медведь» и «Другой», автор нескольких книг, в том числе «История вкуса» и «Sina».

На завтраке в парижском «Георге Пятом» я сижу рядом с русским писателем Ерофеевым. Завтрак отстойный, писатель весёлый — он тут как дома. Спускаюсь до речки и иду от моста имени крымской речушки Альма к мосту имени русского царя Александра III — просто так, потому что красивый, с фонарями. Потом даю крюка до улицы Дару, где стоит пятикупольный собор Александра Невского, что построил русский царь Александр II. Самое время посидеть тут же рядом, попить пива на улице Петра Великого и вспомнить, что построил Наполеон в Москве, но и пиво кошмарное, и что-то память ничего не подсказывает.

Также по теме
Французская инициатива с американским акцентом: что стоит за призывами лишить RT France лицензии на вещание
Французские общественные деятели призвали лишить RT France лицензии на вещание, чтобы российский телеканал не «наводил путаницу в...

Можно, конечно, метнуться перекусить устрицами с вином на углу улицы, названной в честь моста на крымской речке Чёрной — Трактир, но я лучше пойду посижу на площади Льва Толстого с пенсионерами и громкими детьми. Ну а мимо авеню Севастополь по-любому пройти сложно — там тусят все. Если бы Юрий Антонов был бы Джонни Холлидеем, он мог бы написать «Пройдусь по Чайковского, зайду на Малахова, на Франко-русской авеню я отдохну в тени».

Этот город пропитан русским духом — и речь не идёт о шопоголичках, что толкаются в Louis Vuitton локтями с любовницами китайских коррупционеров. Мы же про дух говорим, а не про духи. Русские там давно и надолго. Причём независимо от финтов политических футболистов.

Ну сколько угодно может Макрон надувать щёки и говорить про мифическую русскую угрозу, а тут — бац! — и в Париже открывается новый ресторан Café Pouchkine Madeleine прямо на Мадлен, дом 16.

Нам и наш на Тверском бульваре тоже очень нравился, чего бы не поделиться? Три этажа, пирожки, пельмени и тщательно имитированная патина по всему этому кинематографическому барокко. Местным должно понравиться. А заодно всю эту историческую загогулину Пушкин — Дантес — Геккерн отработали как гештальт. Это можно называть сложной историей взаимоотношений, но какие отношения простые? Только очень скучные.

Русских с французами многое роднит, но есть одна вещь — не знаю уже, как и сказать, чтобы никого не обидеть — короче, им немножко наплевать на то, что творится и говорится на официальном уровне. Если они чувствуют взаимное притяжение, то никакой Наполеон не помешает нам сесть за стол и выкатить лафитник для Chateau Lafite. Интеллектуальная свобода всегда была для наших народов превыше всего.

Может быть, конечно, когда наш парень Гоша Рубчинский становится модным французским дизайнером, это не то чтобы про интеллектуальную, но точно про свободу перемещения идей и образов. Все эти майки с кириллицей — мне лично нравится «Рассвет», хотя «Спаси и сохрани» тоже прикольно — это носить не стыдно и модно вдоль Place de la Bataille de Stalingrad до станции метро «Сталинград». Я ничего не имею против Томми Хилфигера, но мне нравится, когда на парижских улицах больше Гоши, чем Томми. Да он и моложе.

А про обмен идеями — думается, что при всей официальной истерике революционный дух все равно победит.

Не для того Бастилию сносили, чтобы от русских идей отгораживаться. Поэтому было очень круто, что началось вещание RT на французском языке.

Я думаю, интеллектуальная фронда — это традиционное состояние французских умов, и умам этим нужна пища. Кто-то должен доносить мсье и мадам точку зрения, которая не прошла американские фильтры.

С точкой зрения можно соглашаться, можно отвергать, можно не признавать даже факты, но у людей должна быть возможность самим решать, что смотреть и что слушать. Наши левые очень похожи на французских левых. Наши правые очень похожи на французских правых. Родство налицо. И дело не в политических флангах. И когда кто-то буркнет что-то про «русскую пропаганду», ему покажут, кто именно делает французский вариант RT, а там будут сплошные знакомые французские журналистские имена — может быть, он язычок и прикусит. Потому что не для того великие французы творили эпоху Просвещения, чтобы теперь задёрнуть шторки и предать идеалы свободы, равенства и братства.

Старшие товарищи в лице Эдуарда Вениаминовича Лимонова уже рассказали нам, кто именно бегает жаловаться на «русское телевидение», — все какие-то проукраинские маргинальные деятели. Но вряд ли им удастся превратить авеню Севастополь в Крещатик и заставить французов думать, как киевские бюрократы. Даже смешно об этом говорить — не стоит встревать в разговор великих народов со своим местечковым базаром. И национальной повесткой.

Может, для кого-то это новость, но Франция такая же многонациональная страна, как и Россия. Спросите у Бретани, у Нормандии, у Корсики, у французской Каталонии, у Эльзаса, даже у Савойи спросите: кто вы? Ну да, конечно, граждане великой Франции, но… и далее будет долгий экскурс в историю, которую просто никто не выучил в школе. Так что не надо стучать по мелочам на ломаном украинском. Не прокатит. Как выглядит свобода, мы узнавали по картинам Делакруа, в конце концов.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить