Старый анекдот

Короткая ссылка
Марина Юденич
Марина Юденич
Писатель, журналист

Ну вот теперь, когда страсти вокруг «Гоголь-центра» немного улеглись, Серебренников благополучно допрошен, дал показания (это важно, мы об этом поговорим ниже) и отпущен, давайте попробуем кое в чём разобраться.

Мне представляется, что во всей той истерике, которую мы наблюдали вчера, есть как минимум три составляющие.

Первая — общая.

Заключается она в том, что перед законом равны не все. Так думает некоторая часть людей — очень небольшая, но очень громкая, потому тезис уже несколько навяз в зубах и ничего, кроме раздражения, у здоровой части общества не вызывает.

Нет, разумеется, прямо его не декларируют и говорят много красивых слов про свободу, талант, творчество, глупую жестокую власть и всё прочее, что рано или поздно в том или ином виде скатывается к одному: «Путин должен уйти». Тогда и заживём свободно и счастливо.

Ну смотрите, кое-что из недавнего и благополучно забытого.

Художник Илья Трушевский. В 2011-м был обвинён в изнасиловании. Чуткая либеральная общественность шум подняла немедленно. Кто только не высказался о кованом сапоге режима, наступившем на хрупкое горло творца. «Винзавод» вручил художнику премию «Моральная поддержка». Сухой остаток: вину признал, осуждён на пять лет, отбыл наказание, вышел на свободу.

Художник-акционист Павленский. Пламенно боролся с режимом, прибивал тестикулы к брусчатке, поджигал двери ФСБ. Всё восторженное про него любой желающий найдёт в сети в изобилии. Сухой остаток — актриса Театра.doc обвинила его в насильственных действиях сексуального характера. Чуткая общественность немедленно объяснила это провокацией ФСБ. А художник — от греха подальше — эмигрировал во Францию.

Теперь вот Серебренников.

Я процитирую кое-что.

Л. Улицкая, писатель: «При чём тут деньги? Кто у кого украл? Это у нас пытаются украсть всё самое ценное, что происходит в нашей стране, — культуру».

Л. Ахеджакова, актриса: «Мне кажется, сейчас такая ситуация, что я могу сама попасть под обыск — наркотики будут искать или скажут, что я убила кого-нибудь».

Борис Акунин, писатель: «Классный пиар-ход накануне путинского визита. Прессе будет о чём писать и говорить. Chapeau!»

Вот понимаете, да?

Кирилла Серебренникова нельзя трогать потому, что он Кирилл Серебренников — очень талантливый режиссёр.

И даже более того.

Несколько известных актёров и театральных деятелей (Хаматова, Бондарчук, Миронов) написали письмо в защиту Серебренникова — письмо искреннее и честное: в нём говорится, что они знают режиссёра как честного человека и надеются на то, что следствие будет объективным.

Так вот, их немедленно обвинили в слабости, пособничестве властям и чуть ли не в том, что писали по указке Кремля.

Не может быть объективного следствия — и вообще никакого не может! — в отношении деятеля искусства, человека творческого, признанного тусовочкой своим. Такая логика. Жена Цезаря, мы ж помним.

Вторая — касается собственно Серебренникова.

Пока — и очень примерно — понятно то, что следственные действия с его участием проводятся по той простой причине, что некий фонд, им созданный (и зарегистрированный по его домашнему адресу, потому и обыски дома), получил от Министерства культуры некую крупную сумму, отчитаться за которую не смог.

То есть, если по сути, силовики пришли вчера не за Серебренниковым, а за деньгами.

К слову уж, историю про адскую оппозиционность режиссёра я бы оставила для очень наивных и очень далёких от политической жизни людей.

Потому как — давайте скажем честно — и Серебренников, и прочие «оппозиционные режиссёры» — ну тот же Богомолов, к примеру, — и близки власти, и обласканы ею же.

Ну был одно время у руля внутренней политики (в том числе и политики культурной) очень творческий и талантливый человек, которого, полагаю, можно назвать автором программы «управляемой фронды».

Так вот, и Серебренников, и другие — птенцы именно этого инкубатора.

Вне всякого сомнения, это люди талантливые, но вот с хозяйственной деятельностью у талантов обычно складывается плохо.

Знающие люди говорят, что налоговые и прочие претензии к «Гоголь-центру» у фискальных и силовых органов были уже очень давно. И их — было дело — довольно внятно артикулировали. Возбуждали налоговые производства. Вчиняли претензии.

Но… продолжали давать бюджетные деньги.

Вот тут и возникает вопрос: кто и зачем?

Ну ведь не сам же режиссёр Серебренников под покровом ночи пробирался в закрома Родины, чтобы умыкнуть миллион-другой бюджетных денег?

И тут мы, наконец, переходим к третьей части, которая, на мой взгляд, и есть та самая вишенка на том самом торте, из-за которой, собственно, и замесили вчера тесто.

Смотрите, тут всё очень и очень интересно.

Вчера — пока экзальтированные деятели искусства заламывали руки — в сети вдруг побежала информация, что дело против Серебренникова возбудили по заявлению некоего прокремлёвского фонда «Искусство без границ».

Не очень умные или очень ангажированные блогеры радостно тиражировали эту информацию, сопровождая её суждениями о том, что Кремль руками своих фондов душит всё светлое, доброе, вечное и бла-бла-бла.

Давайте разбираться.

Фонд действительно существует.

В 2015 году он организовал перформанс «На дне», в рамках которого собрал фрагменты разных театральных постановок — Райкина, Богомолова, Серебренникова и других, — в которых со сцены звучал мат, откровенно демонстрировались гениталии и тому подобное. Организаторы акции не ставили под сомнение право творцов самовыражаться как им угодно, но задавались вопросом, стоит ли делать это на бюджетные деньги.

И всё.

Никаких заявлений в прокуратуру, никаких требований проверки, никаких точных сумм.

И вдруг. В 2017 году. По совершенно конкретным суммам и выплатам из бюджета.

В два клика мышкой нахожу источник вброса — издание «Медуза», а там: «Об этом «Медузе» сообщил источник в Министерстве культуры РФ».

История становилась всё более интересной, к тому же последовало продолжение.

Сегодня, отбросив всяческие «медузы», Минкульт заявил с революционной прямотой: «Министерство культуры РФ не имеет отношения к деятельности Кирилла Серебренникова, а руководимый им «Гоголь-центр» не является подведомственным Минкультуры России учреждением, в связи с чем никакой информацией относительно обысков ведомство не располагает. За комментариями рекомендуем обращаться в следственные органы».

Но уже через пару абзацев скромно добавил: «В период 2011—2014 гг. Минкультуры России ежегодно выделяло средства АНО «Седьмая студия» на проект «Платформа» в соответствии с постановлением правительства РФ №1191. Общая сумма финансирования составила 216,5 млн рублей. Срок действия постановления правительства истёк в 2014 году. С этого времени средства на проект не выделялись».

То есть слово в слово повторил то, что вчера заявили силовики: и про «Седьмую студию», и про точную сумму, за которую — вроде как — не может отчитаться Серебренников.

216,5 млн рублей. По тогдашнему курсу — около $6 млн.

И пасьянс сложился.

И вспомнился старый анекдот про министерство культуры. И прачечную. И уже не смешно почему-то. И Серебренникова действительно жаль: ну не стал бы злостный расхититель бюджета регистрировать фирму на своё имя и на свой домашний адрес.

И последний вопрос: а люди, которые вчера вышли к «Гоголь-центру», понимают, что приняли участие в митинге в защиту коррупции?

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...