Снег есть не будем

Короткая ссылка
Вадим Левенталь
Вадим Левенталь
Писатель.

Мы живём в режиме санкций уже два года, и глупо было бы отрицать, что они весьма чувствительно отразились на ситуации в стране.

Однако наша экономика всё же не разорвана в клочья, как рапортовал американскому народу уходящий американский президент, и снег мы не едим, вопреки утверждениям экономического советника избранного американского президента. Снег сами ешьте — а мы будем, сидя в тепле, пить крымское вино.

Впрочем, надо надеяться, что в случае с заявлением Энтони Скарамуччи речь не о мании выдавать желаемое за действительное (ведь, как доказала американская пресса, сколько ни говори «Клинтон, Клинтон», во рту слаще не станет — скорее, наоборот), а о неуклюжей гиперболе. Возможно, даже о грубоватом комплименте в духе: «Русские люди настолько суровы, что...»

Так настолько ли мы суровы? Возможно. Был ли у нас шанс доказать это на протяжении нашей истории? Был, и не раз. Тот ли самый сейчас случай? Безусловно, нет.

В некоторые моменты нашей истории мы ели брючные ремни и обойный клей — и вовсе не для того, чтобы «сплотиться вокруг лидера», а для того, чтобы выжить. Причём выжить именно всем вместе — как народу — на нашей земле. В нулевые мы ели хлеб с маслом да еще с икрой, а сейчас, увы, без икры — и всё же ленты нашего Instagram регулярно заполняются фотографиями самых разных блюд, а от отсутствия экзотических сыров экстатически страдают только особо экзальтированные граждане.

Нам даже удалось извлечь кое-какую пользу из санкционного режима: на полках наших магазинов появились краснодарские яблоки, лужская моцарелла, псковское мясо... Кстати, и крымские вина стали вполне конкурентоспособны, а за ними подтянулись и фанагорийские. Разумеется, это меньше того, чего мы можем и должны добиться. Но в России, как известно, надо жить долго — так что мы, без сомнения, сможем достичь куда большего.

В общем, лучше спросите у польских садоводов, эстонских молочников и итальянских фермеров, как они поживают. Но вот их как раз, кажется, никто спрашивать не собирается.

Это вообще тенденция современной западной политической культуры — фермеров и прочих граждан там в последнее время не спрашивают. Их не спрашивали, хотят ли они войны на Ближнем Востоке, не спрашивали, нужны ли им жёсткие реформы по рецептам мировой финансовой элиты, не спрашивали, готовы ли они принимать у себя миллионы разозлённых беженцев, и так далее — без конца. Всякий раз им говорили: «Не вашего ума дело!» Зачастую их прямо обводили вокруг пальца, как напёрсточники у вокзала. И всё время их, разумеется, стараются запугать — то иракской ядерной бомбой, то русскими хакерами.

Разумеется, западные политические элиты всегда и везде реализуют собственные интересы, которые могут совпадать с интересами граждан, а могут и не совпадать. Однако, судя по увеличивающемуся накалу страстей и по стремительно во всём мире растущему разрыву между благосостоянием самых богатых и всех остальных, на этот раз речь едва ли идёт о совпадении их интересов — скорее, наоборот. И вечно это продолжаться не может. Обнадёживает только то, что, судя по некоторым другим признакам, граждане уже отказываются пугаться этих заокеанских партнёров, не дают обвести себя вокруг пальца и настаивают на том, что любое общественное дело — дело их ума.

Обнадёживает — потому что иностранные граждане на сегодняшний день выглядят куда адекватнее собственной политической, финансовой, журналистской, да и любой другой элиты. Именно элита показывает чудеса коллективного самогипноза, именно элита доказала, что она способна впадать в коллективные иллюзии, а также в коллективный психоз, коллективную избирательную слепоту, коллективную нравственную глухоту — и при этом оставаться всё так же коллективно фантастически невежественной.

Мне уже приходилось писать о том, что во многом проблемы внешней политики Соединённых Штатов объясняются просто запредельной некомпетентностью в своём деле тех, кто за неё отвечает, — причём речь не столько о высшем уровне, сколько о среднем и низшем. В этом смысле представления о России там почти буквально вписаны в треугольник из медведя, балалайки и водки. Или, в обновлённом варианте, — русские хакеры, сплотившись вокруг своего лидера, едят снег с мельдонием. Приезжайте — покажем вам, как мы едим снег у нас в Петербурге в пятничный вечер на Рубинштейна.

Шанс, который, как кажется, есть сейчас у российско-американских отношений, как раз и состоит в том, чтобы избавиться от некоторых иллюзий. Нет, русская экономика не разорвана в клочья. Русские хакеры не более зловещи, чем любые другие. В России живут не сумасшедшие, а самые обычные — такие же, как везде, — люди. И у них есть умопостигаемые причины, по которым они ведут себя так, а не иначе. И с ними можно договориться на основе взаимной выгоды и взаимного же уважения.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...