Долгие проводы

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

Президент США Барак Обама, чья инвеститура заканчивается 20 января, явно перепутал сдачу дел с предвыборной кампанией, для которой характерно произнесение кандидатом речей в режиме нон-стоп. Обама решил, что и прощание надо производить в таком же режиме.

Самокритичный Б.А. Березовский любил применительно к себе рассказывать анекдот про то, что англичанин уходит не прощаясь, а еврей прощается — и не уходит. Президент США ведёт себя точь-в-точь про заветам неудобозабываемого Бориса Абрамовича. Он обращается к американской нации с прочувствованной речью, при этом сам плачет и мы все рыдаем, — а на следующий день процедура повторяется. Отчего в итоге делается уже не скорбно, а смешно.

Понятно, что перед смертью (в том числе и политической) не надышишься, но все-таки не стоит столь ярко и выпукло демонстрировать мучительность расставания с Овальным кабинетом. Вместо возвышенной трагедии получается чистый гиньоль. К первому президенту России Б.Н. Ельцину может быть много претензий, но то, как надо уходить с престола в историю, он продемонстрировал безукоризненно. В отличие от.

Впрочем, многие скажут: «А нам-то что до этого? Положим, Обама не очень выдержал державную осанку, да и его властное окружение (возможно, с его ведома и согласия) сделало всё, чтобы Трампу его грядущая служба мёдом не показалась. Но это внутреннее дело США, а у нас своих забот хватает».

То, что хватает, — это несомненно. Но тут вот какое дело...

Во-первых, США — довольно большая и влиятельная держава. Как десятилетиями говорили важные американские политические деятели, Америка — страна незаменимая, поскольку ни одна мировая проблема не может быть решена без её участия. Если так, то проблемы этой незаменимой страны, в частности проблемы властного преемства в США, касаются всех, а не только американских граждан. Будь влияние Америки на мировые дела таким, как у Буркина-Фасо, тогда, конечно, любые песни и пляски, вплоть до самых удивительных, были бы её сугубо внутренним делом. А так — не совсем.

Во-вторых, Америка очень давно претендует — опять же по словам её собственных вождей — на то, что она страна не только влиятельная, но ещё и образцовая, что её политическая система лучшая в мире. Собственно, на этом и базируется идея экспорта демократии вплоть «до последнего моря». Но одно дело — просто расширять свое влияние (этим занимался и Чингисхан, стремившийся к последнему морю). Другое дело — нести свет миру (чем сегодня занимаются США). Тут роскошные сцены, наблюдаемые нами в последние месяцы (причём уже после подсчёта голосов, который вроде бы призван поставить точку в вопросе о власти), служат неважной иллюстрацией к тезису об образцовой политической системе. «И в кабак не ходи — и там такой срамоты от пьяных не услышишь».

На этом фоне слова Обамы: «Через десять дней мир увидит отличительную особенность нашей демократии: мирную передачу власти от одного свободно избранного президента другому. Я пообещал избранному президенту Трампу, что моя администрация обеспечит настолько гладкую передачу власти, насколько это возможно, — как президент Буш обеспечил это мне» смотрятся либо как большое лицемерие, либо как полная неадекватность. Гладкая передача власти выглядит несколько иначе.

А это уже ставит вопрос, насколько образцовым является образец,— вопрос, актуальный не только для американцев.

В-третьих, в своих многочисленных прощальных речах Обама постоянно говорит о России и её президенте В.В. Путине (похоже, он не в состоянии отказаться от упоминания своего теперь уже бывшего партнёра), что представляет уже прямой интерес для граждан России.

В одной из таких речей уходящий президент прямо указал на недопустимость такой практики: «Мы в последнее время видели много комментариев, из которых следует, что есть республиканцы (эксперты или телеведущие), которые, как кажется, больше доверяют Владимиру Путину, чем соотечественникам-американцам, если они являются демократами. Нам нужно напоминать себе, что мы в одной команде. А Владимир Путин не в нашей команде».

Обама, несомненно, прав. Когда представители политического класса некоторой страны больше доверяют какому-нибудь иностранному политику, чем своему собственному руководству (мы неоднократно наблюдали такое положение дел и на Украине, и в самой России), такое положение дел нельзя признать нормальным. А украинский опыт со всей наглядностью показывает, что последовательное преклонение перед иностранными державами ни к чему хорошему не приводит.

Теперь остаётся выяснить, в какой степени верхушка Демократической партии США будет готова руководствоваться провозглашённым Обамой в своём политическом завещании категорическим императивом: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом». То есть признают ли они законным и правильным, чтобы другие народы и государства также исходили из принципа: «Нам нужно напоминать себе, что мы в одной команде. Дядя Сэм не в нашей команде».

Если признают — превосходно! Это будет означать, что распространению демократии «рассудку вопреки, наперекор стихиям» положен конец. Многие облегченно скажут: «Уф-ф-ф!»

Если выяснится, что категорический императив односторонний, то есть американцам негоже считать, что В.В. Путин в их команде, но русским вполне гоже считать Дядю Сэма своим помощником и покровителем, то это будет стандартный готтентотский императив: «Добро — это когда я угоняю чужих коров и жён, а зло — это когда у меня угоняют коров и жён».

Посмотрим за ходом дальнейших этических изысканий американской элиты...

Позиция редакции может не совпадать с точкой зрения автора материала.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...
Документальный канал