«Коллективная галлюцинация»: что не так с фильмом «Кошки»

2 января в российский прокат выходит киноадаптация легендарного бродвейского мюзикла «Кошки». В США и ряде других стран премьера картины с Джуди Денч и Тейлор Свифт состоялась в середине декабря, и с того момента фильм собирает массу негативных и даже гневных отзывов в прессе. Критике подверглись неуместные, но дорогие спецэффекты, несоответствие оригинальному мюзиклу и формат истории в принципе. Подробнее о том, чем не устроили зрителей «Кошки», — в материале RT.
«Коллективная галлюцинация»: что не так с фильмом «Кошки»

История «Кошек» началась ещё в 1939 году с выходом сборника стихов Т.С. Элиота «Популярная наука о кошках, написанная Старым Опоссумом». В начале 1980-х Эндрю Ллойд Уэббер, на тот момент уже известный публике по спектаклям «Иисус Христос — суперзвезда» и «Эвита», решил превратить поэзию в мюзикл. Постановка около 20 лет шла на Бродвее и в Лондоне. 

За киноадаптацию же взялся лауреат «Оскара» Том Хупер. В его фильмографии немало успешных лент, в том числе «Отверженные» и «Король говорит». Для «Кошек» режиссёр собрал отборный каст: Джуди Денч, Тейлор Свифт, Иэн Маккеллен, Идрис Эльба, Джеймс Корден и другие. Однако новая лента Хупера оказалась провальной.

На данный момент профессиональный рейтинг фильма на сайте Rotten Tomatoes составляет всего 19%. Зрительская оценка выше — 54%, но и этого мало, чтобы фильм перестал считаться неудачным.

В основном эксперты критикуют фильм по трём направлениям. Недовольство вызвали проблемы со спецэффектами (прежде всего рисованный кошачий мех), несоответствие ожиданиям поклонников мюзикла и просчёт в плане формата. Ленту наградили такими эпитетами, как «медвежья услуга» и «коллективная галлюцинация».

Шкурные интересы

Пожалуй, наиболее жёсткой критике подверглись спецэффекты. Первый же трейлер ленты, опубликованный летом 2019 года, вызвал насмешки и моментально был разобран на мемы. В конце ноября стало известно, что из-за столь негативной реакции зрителей команда фильма внесла коррективы в спецэффекты. Однако, по всей видимости, эти усилия не возымели должного эффекта.

Так, автор сайта о поп-культуре AV Club Игнатий Вишневский сравнил героев ленты с нездоровыми людьми, заодно отметив дороговизну проекта:

«Миллионы долларов и тысячи часов работы ушли на то, чтобы сделать кошек из «Кошек» похожими на подверженных гипертрихозу хвостатых мутантов из зловещей долины доктора Моро с покрытыми шерстью лицами, но человеческими безволосыми пальцами на руках и ногах».

Мутантами героев также называет Кларисс Логри из британского издания The Independent. А сотрудник The Hollywood Reporter Дэвид Руни обращает внимание на диспропорциональное изображение кошек и окружающей обстановки — по наблюдениям критика, они выглядят то гигантскими по отношению к знакомым предметам, то, наоборот, крошечными, причём масштаб может меняться в рамках одной сцены.

Руни, как и другие его коллеги, недоволен визуальным решением фильма в целом — он видит проблему и в обилии спецэффектов, и в их неудовлетворительном качестве. Ему вторит Стефани Захарек из Time Magazine, которая усомнилась в том, что замена мюзикла с костюмами на фильм со спецэффектами вообще кому-то нужна.

Разочарование для поклонников

Тех, кто хорошо знаком с оригинальным мюзиклом, расстроит прежде всего одна из главных песен постановки — известная в исполнении десятков музыкантов Memory. В фильме легендарная партия кошки Гризабеллы досталась Дженнифер Хадсон, и критики встретили её версию крайне неблагосклонно.

Кларисс Логри называет исполнение Хадсон «грубым» и «сопливым», а Стефани Захарек отмечает, что текст песни в этом номере потерял всякий смысл. Автор издания Variety Питер Дебрюдж разъясняет свою позицию подробнее: он считает прочтение Хадсон чересчур буквальным и излишне эмоциональным. 

У Дэвида Руни вопросы вызвал образ Дьютерономи, который в фильме подвергся значительным изменениям:

«Глаза Джуди Денч, исполняющей роль старика Дьюта, светятся добротой, но это кастинговое решение стоило персонажу смены пола. А когда она впервые появляется на экране и в лунном свете идёт по мостовой, то напоминает золотистого йети».

Не слишком удачной оказалась и сольная сцена Ребел Уилсон, которая играет домашнюю кошку Джениэнидотс. У Стефани Захарек сложилось впечатление, будто команда фильма так старалась сделать этот эпизод весёлым, что добилась ровно противоположного эффекта.

Большинство экспертов также пришли к выводу, что фильм уступает мюзиклу в плане сюжета. Некоторые отмечают: сама идея перенести «Кошек» на киноэкраны была провальной — мол, история не вполне проработана, юмора в ней не хватает. Усугубляет ситуацию и слабое позиционирование персонажей.

Кларисс Логри крайне категорична в своём вердикте: «Кошки» — из числа тех редких кинокартин, которые кажутся коллективной галлюцинацией — настолько они неправдоподобны и не поддаются описанию».

В свою очередь, Стефани Захарек тепло отозвалась об исполнительнице главной роли, но, как и коллеги, хвалить ленту не стала: «Лучшее в «Кошках» — игра Франчески Хэйуорд. В остальном этот фильм так же полон противоречий, как и зверьки, в честь которых он назван. «Кошки» чудовищны, но в то же время обладают гипнотическим эффектом, и, как писал сам Т.С. Элиот, с этим уже ничего не поделаешь».

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в ТамТам, чтобы быть в курсе важных новостей
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить