«Вся жизнь здесь»: RT поговорил с людьми, которые работают в «Останкино» около 50 лет

5 ноября 1967 года был введён в эксплуатацию московский телецентр «Останкино» — крупнейший в Европе вещательный комплекс. Сегодня в нём располагаются 70 студий, монтажных и аппаратных, в которых трудятся около 2 тыс. человек. Среди них есть и те, кто работает в «Останкино» с момента его основания. Они рассказали RT, какую роль в их жизни сыграл телецентр.
«Вся жизнь здесь»: RT поговорил с людьми, которые работают в «Останкино» около 50 лет
  • Останкинская телебашня
  • globallookpress.com
  • © Valeriy Lukyanov
  • © RT

Вячеслав Бычков, главный специалист системы кондиционирования. Работает в «Останкино» более 50 лет

Я пришёл сюда на практику из техникума, который заканчивал по специальности. Вместе с главным проектировщиком мы испытывали системы кондиционирования. Вернее, он делал, а мы помогали ему в работе.

Сейчас появились новые системы. Ну и состав омолодился, конечно. Разные люди есть. Есть заинтересованные, инициативные. А есть, можно сказать, неинициативные, которые пришли, отработали и ушли. Но таких меньше: у нас такая работа, что они не приживаются. Сложная работа.

Могу рассказать про первую аварию в телецентре. Это был 1967 год, наша первая смена. Старший мастер стал нас обучать профессии: как набивать сальники на задвижки. Естественно, под давлением, с температурой теплоносителя 130 °С.

Кран выбило, и мы залили горячей водой весь телецентр, все новые аппаратные с четвёртого по первый этаж. На следующий день должен был приехать Брежнев принимать телецентр с комиссией, а тут всё течёт. КГБ приехал, конечно, и руководство телецентра. Нас там по полной программе провели. Выяснилось, что строители забыли про гидроизоляцию на четвёртом этаже. Меня даже повысили — за то, что мы своими телами, телогрейками закрывали горячую воду.

Легенды «Останкино» — это всё байки. Вот трактор, говорят, когда рыли котлован, якобы забыли там и закопали. Трактора не было никакого: была огромная бетономешалка, которую они оставили в подвале. Где-то в позапрошлом году мы её демонтировали, разрезали. Зато вот быль какая: первые годы сюда ходила местная братва. Залезала там, где бензоколонка, и устраивала «малину» свою — тогда ещё не было решёток на подвальных окнах. Но это быстро закончилось, конечно. А насчёт колдуний в телецентре — колдуньи всегда здесь ходили. И иногда хорошенькие.

Мне повезло с людьми, с которыми я работал. У нас была и общественная жизнь, и спортивная. Мы организовали хоккейную команду, стали чемпионами Москвы среди любителей. Я на воротах стоял. Потом стали горные лыжи осваивать.

«Останкино» — это мой второй дом. Я сюда пришёл и больше нигде не работал. Здесь и жена моя работала в поликлинике долгое время, и сын — сначала у Лысенко в хронике, потом с Владом Листьевым, первые выпуски «Поля чудес» делал. Я рад, что пришёл сюда юношей и здесь проработал, что я нужен, востребован. И что меня всегда окружали такие прекрасные люди.

 

  • © RT

Борис Дронов, инженер. Работает в «Останкино» 50 лет

Я пришёл, когда телецентр ещё строился. Работал со светильниками, с аппаратурой, которая управляет освещением. Мы начинали с магнитных усилителей, весящих 90 кг на каждый осветительный прибор. Потом появились тиристорные блоки, которые весили 25—30 кг и 16 кг, а теперь весят 30—40 г. И всё это на одну и ту же мощность! Иногда приходилось трудно, особенно в вопросах перехода на цифровые и компьютерные технологии: определённые сложности есть в моём возрасте. Молодые ребята, конечно, быстро всё схватывают. А нам уже приходится по мере сил подтягиваться.

Всё-таки технический телецентр — живой организм. Естественно, он меняется: прибывает новое оборудование, строятся новые студии.

Когда-то было лучше, когда-то — хуже. Но вот в 90-х годах всё же наблюдался определённый спад. Чаще всего моя работа была связана с эфиром, мы к этому эфиру относились свято. В 90-е годы пошёл какой-то шалтай-болтай. Но сейчас всё стабилизировалось.

Я слышал легенды, что телецентр построили на месте кладбища, какие-то призраки ходят… Но это же сказки! Никогда такого не видел. Вот когда строился АСК-3, говорили, что он фасадом не в ту сторону повёрнут. В действительности это не так, всё делалось по чертежам.

Я работал в основном на информационных программах. Рядом с Игорем Леонидовичем Кирилловым, всеми дикторами… Я горд, что стоял рядом с этими людьми.

  • © RT

Владимир Севадедов, начальник лаборатории акустики. Работает в «Останкино» 50 лет

Когда мы летом 1967 года пришли сюда на практику, мы уже знали, что такое телевидение, что такое акустика, что нужно делать. Были готовы ко всему. А с 1968 года попали инженерами в лабораторию акустики. Так я с тех пор рос-рос — и вырос.

Мы в своей лаборатории проверяли всё новое, акустическое, а на телевидении это уже внедряли. Здесь нашей задачей была эксплуатация микрофонного парка, его поддержание в нормальном состоянии (а это порядка 2,5 тыс. микрофонов!) и борьба с шумом и вибрациями, звукоизоляция. За это время мы заслужили звание технически компетентной независимой испытательной лаборатории, имели право тестировать и давать сертификаты на акустические материалы.

Захват телецентра (речь о событиях 1993 года, когда из-за противостояния  президента России Бориса Ельцина и Верховного Совета была предпринята попытка штурма телецентра. — RT) мы застали, но не были участниками. Когда пришли, здесь была стрельба, нам сказали: «Ребята, лучше посидите где-нибудь дома». Стресс, конечно, большой. 

О легендах. Мы ходили раньше в белых халатах — технический персонал должен быть в белых халатах, чистеньких, глаженых. Один сотрудник задержался на работе, и смена, уходя, выключила свет и его закрыла. Он там ночевал. Утром пришла уборщица, включила свет… и идёт человек в белом халате! У неё был шок.

Работа в «Останкино» для меня — это колоссальный опыт. Я получил возможность защитить кандидатскую диссертацию. Мы знали всё новое, пробовали все материалы, все микрофоны, все динамики. Были жадные до всего. Когда мы сюда пришли, шла настоящая стройка. И к 7 ноября 1967 года запустили две студии — информационную и телевизионную. Тогда телецентр был серенький, однообразный, а теперь сияет и блестит.

Я горжусь своей специальностью. И очень здорово, что мы попали именно в лабораторию, это звучит гордо — лаборатория акустики. Мы как научный мини-центр гремели по Союзу. И сейчас нас приглашают, мы другие телецентры делаем.

  • © RT

Виктория Голуб, заместитель главного технолога. Работает в «Останкино» 49 лет

Я окончила институт с красным дипломом, и у меня была возможность выбора, куда пойти работать после. Были места на телецентр на Шаболовку, и меня это очень заинтересовало. Уже после того как образовалось «Останкино», я перешла сюда.

Благодаря внедрению новых технологий контраст между «Останкино» 50 лет назад и сегодня поразителен. Техника ушла далеко вперёд, а телецентр постоянно внедряет новые технологии. Всё начиналось с чёрно-белого телевидения, потом изменилось оборудование, мы переходили от стандартов аналоговых к цифровым, перешли к стандартам высокой чёткости. Приходится, конечно, постоянно учиться. Но, когда учишься, движешься вперёд, и это большой плюс.

Раньше ту работу, которую мы сейчас выполняем, делали гораздо большее число людей. Сейчас то, что делали десять человек, могут сделать двое. Появление компьютеров сильно всё изменило.

И 1993 год мы пережили, но потеряли некоторых коллег в то время. Время было страшное. Пожар на Останкинской башне тоже очень неприятный момент. Мы сильно, конечно, переживали. Я помню, что в день, когда башня горела, сотрудников телецентра отпустили по домам, никто не работал. А наш отдел готовил резервные схемы на случай, если в башне произойдут какие-то серьёзные изменения и придётся искать другие варианты для вещания. Слава богу, они не понадобились. Я увидела, что башня горит, когда ехала с дачи. А потом выходила на балкон, смотрела, что творится. И это было очень страшно.

Для меня работа в «Останкино» — вся моя жизнь. Благодаря этой работе я не стою на месте, двигаюсь вперёд, расширяю кругозор. Я окончила МАИ, специальность у меня сугубо техническая. Но работа в «Останкино» — какой-то симбиоз техники и творчества, это позволяет не просто стать каким-то синим чулком, а жить на грани техники и искусства.

Я горжусь нашим телецентром и людьми, которые в нём работают. Наши сотрудники не считаются со временем и силами, которые они затратили на решение каких-то проблем. Они никогда не скажут: «Мы не можем. Мы это не сделаем». Надо — значит, мы сделаем!

  • © RT

Владимир Андреев, начальник комплекса электротехнического оборудования, главный энергетик. Работает в «Останкино» 49 лет

Я пришёл сюда по распределению после окончания вуза на должность электромеханика. Прошёл все этапы вместе с телецентром, а с 1987 года я главный энергетик этого крупного предприятия с такой большой мощностью, таким большим составом электротехнического оборудования. У нас достаточно высокая трансформаторная мощность, больше 73 МВт. Среднесуточное потребление достигает 250—300 кВт.

Почти за 50 лет парк нашего оборудования сменился. Сегодня оно уже современное, с элементами автоматизации, новых технологий. Надёжное, энергоэффективное. Всё в ногу со временем.

Хочу выразить большую благодарность старшим товарищам, которые меня многому научили. А сегодня людей уже учу я. Они ко мне прониклись. Все с пониманием относятся, уважают. У них новые, современные подходы, что меня тоже радует.

Мы живём как на вулкане. Без электричества телевидение не может существовать. В 1976 году телецентр был на грани того, что всё вот-вот погаснет. На тот момент из четырёх питающих линий со стороны ВКС «Мосэнерго» на телецентре осталась одна. Пришлось срочно делать какие-то схемы, резервирования и так далее. Но мы доблестно вышли из этой ситуации. Наша служба такая, что аварийные ситуации, отказы были, есть и будут. Но сейчас всё предусмотрено таким образом, что телецентр никогда не погаснет. Экраны телевизоров всё время будут светиться.

Пожар на башне на нас не сказался. Мы как выдавали картинку, так она и была, её просто не могли принять и транслировать. Однако опасались, что башня может рухнуть. Движение было закрыто по обеим улицам…

Я был участником событий 1993 года. Меня вызвали из дома после того, как организовали штурм. Здание было полностью обесточено: две подстанции забросали бутылками с зажигательной смесью. Пришлось в срочном порядке восстанавливать.

Вся моя жизнь связана с телецентром. В моей трудовой книжке больше нет записей. Есть только записи, как я шёл по ступеням, как дорос до руководителя, о всяческих наградах, которых у меня достаточное количество — как ведомственных, так и правительственных. Горжусь тем, что награждён орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени. Вся моя жизнь здесь.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в ТамТам, чтобы быть в курсе важных новостей
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...