Любовь к России, рок-н-ролл и ЧМ по футболу: Крис Норман дал интервью RT

Британский певец и композитор Крис Норман в интервью RT рассказал о своём новом альбоме и последнем концерте в Москве. Музыкант отметил, что, возможно, приедет на чемпионат мира по футболу в Россию, и пояснил, почему помимо британских и американских телеканалов смотрит RT.
Любовь к России, рок-н-ролл и ЧМ по футболу: Крис Норман дал интервью RT

     Крис, вы не первый раз в России. 17 октября у вас был концерт в Москве, потом выступления ещё в трёх городах. У вас есть какие-то любимые места в Москве, которые вы посещаете каждый раз, когда бываете здесь?

    — Во время гастролей обычно приезжаешь прямо на концерт и сразу после него уезжаешь. Так что у меня в принципе мало любимых мест где-либо — как правило, просто не успеваю ничего посмотреть. Но в Москву я впервые приехал в 1994-м, если не ошибаюсь. Тогда у меня было немного времени, чтобы посмотреть город. Я прошёлся туристическим маршрутом — побывал на Красной площади. Тогда я впервые выступал в Кремлёвском дворце. Потом, уже в другой мой приезд, один военный устроил нам экскурсию. <...> Я побывал на Красной площади, у Мавзолея Ленина, но как следует никогда не видел город, не приезжал сюда на пару дней. Поэтому я знаю лишь центр Москвы и прилегающие к нему районы, где бывал раньше.

    — Как вы считаете, Москва изменилась? Может быть, центр города?

    — С моего первого приезда? Ещё как! Во-первых, пробки. Когда мы приехали сюда впервые, в 1995-м, на дорогу из Шереметьева до центра у нас ушло всего 25 минут. Теперь это может занять сколько угодно. <...> В Москве ужасно много машин, особенно если приехать сюда в неподходящее время.

    Также за последние 20 лет на Москву сильно повлиял Запад. Повсюду «Макдоналдс», появилась IKEA и так далее. Когда я приехал сюда впервые, всего этого не было. Люди, как мне кажется, стали раскованнее. Во время моего первого визита все были суровыми. Сейчас этого нет, все очень приветливы, открыты. В Москве приятно находиться.

    — Вы в курсе последних новостей о России?

    — Да, я слежу за новостями.

     А из каких источников вы обычно узнаёте новости?

    — Я смотрю британское телевидение: BBC World, Sky News. Я, кстати, иногда смотрю ваш канал Russia Today. <...> У вас своя точка зрения, не такая, как у CNN и других.

    Вообще, я смотрю несколько новостных каналов — CNN, Sky News, BBC World, Russia Today — и узнаю о событиях в мире из разных источников. Редко читаю газеты. В основном узнаю о происходящем по телевизору.

    — В 2018 году в России пройдёт чемпионат мира по футболу. Вы, насколько мне известно, фанат. Планируете ли приехать сюда в следующем году и поддержать английскую сборную?

    — Любопытно, что вы спросили об этом. Меня специально не приглашали, но где-то пару недель назад я сам подумал, что в принципе смогу приехать на матчи, если в этот период не буду занят, если не будет работы. Я бы хотел выкроить несколько дней… Думаю, чемпионат удастся на славу, матчи получатся зрелищными, ведь среди участников будет много отличных команд, от которых я ожидаю хорошей игры.

    — Расскажите, пожалуйста, о своём новом альбоме.

    — Я записал новый альбом Don't Knock the Rock, он уже появился в продаже. Это не совсем рок-н-ролльный альбом, в него вошли песни, записанные в разных стилях. Но его основа, его душа — это, конечно же, рок-н-ролл. Так что для меня это рок-альбом, где есть рок-н-ролльные песни, баллады и много чего ещё.

    14 новых песен — моего авторства, только одну из них я написал совместно с гитаристом Джеффом Карлайном. То, что я сейчас скажу, может показаться предсказуемым, но, пожалуй, это лучшие из написанных мною песен.

    — Вы используете при записи какие-то особые приёмы? Возможно, что-нибудь из 1970—1980-х? Какие-то старые микрофоны, чтобы воссоздать тот звук?

    — Мне нравится записываться по старинке, когда все находятся в одном помещении, чтобы был визуальный контакт и можно было на ходу что-то предложить: «Давайте сделаем так или вот это попробуем». Современные записи часто делают по частям: «Сейчас вот этот кусочек запишем, а потом ещё кое-то добавим». Мне же нравится всё записывать одновременно, мы так ещё в 1970-х работали.

    Первую запись я сделал в 1969 году. В те времена всё было просто, мы собирались в одной комнате, в которой был магнитофон с четырьмя дорожками. Нажимаешь на кнопку, загорается красный свет: «Начинаем!» Мне это нравится: запись становится более напряжённой, люди очень стараются, что, конечно, хорошо. Я также использую оборудование и программы для создания тёплого компрессированного или лампового звука, потому что мне нравится именно такое звучание.

    — Вы обладаете своим стилем. У вас никогда не было желания его полностью поменять?

    — Иногда я следовать течению, популярному в какой-то момент времени. Но не всегда это получалось удачно, потому что начинаешь делать то, что не совсем тебе подходит, ты словно надеваешь чужую обувь — это порой не лучшее решение.

    В 1980-х у меня был большой хит — Midnight Lady. Эта музыка отличалась от того, чем я занимался ранее, у неё было такое синтетическое звучание, характерное для того времени. Песня пользовалась успехом, но, когда я её слышу, у меня возникает такое чувство, что она не моя. Кстати, они играла в машине по дороге сюда. И я попросил водителя её выключить.

     В России эту песню знают все, здесь это ваша визитная карточка.

    — Да, я знаю, песня была очень популярна. Я записал её, когда решил изменить направление своей музыки, к этому стилю склоняется весь тот альбом. Тем не менее я пришёл к выводу, что такое звучание мне не по вкусу. Несколько раз в своём творчестве я пытался следовать модным тенденциям, но в итоге понял, что это не моё, словно обувь не того размера.

     У вас пятеро детей. Каково это — быть рок-звездой и одновременно многодетным отцом?

    — Честно говоря, мне кажется, что эти вещи вообще никак не связаны. Сейчас все мои дети взрослые, но, когда мы с женой их растили, в кругу семьи я никогда не вёл себя так, как рок-звезда. То есть я не вхожу в кухню со словами: «Ну и где мой завтрак?», я спускаюсь на первый этаж в тапочках и поношенной кофте, зеваю: «А, привет!» Всё происходит по-домашнему.

    Кроме того, я никогда не задумывался над тем, сколько иметь детей. Так сложилось само собой. Причина отчасти в том, что мы с Линдой поженились очень рано — мне тогда было 19. У нас почти сразу родились двое сыновей. Денег у нас не было — мы были в буквальном смысле на мели. И лишь потом, когда я всего добился, когда мы стали жить лучше, у нас появились деньги, хороший дом, машина и всё, что к этому прилагается, — тогда мы решили завести ещё детей. Мы купили кошку и собаку, но всё думали, чего же нам не хватает, и поняли, что хотим ещё детей. Так что мы всё повторили — и родили ещё троих детей. Вот как вышло, что их у нас так много.

    Смотрите полную версию интервью на сайте RTД.

    Следите за событиями дня в нашем паблик-аккаунте в Viber
    Сегодня в СМИ
    Загрузка...
    • Лента новостей
    • Картина дня
    Без политики
    Загрузка...
    Мир