Журналист Ги Метан: Почему нам так нравится ненавидеть Россию?

Ги Метан, журналист, политик, автор книги «Россия — Запад: тысячелетняя война», рассказал в интервью RT France, как Европа «искусственным образом превращает Россию во врага, чтобы создать столь же искусственную европейскую идентичность».

По словам писателя Ги Метана, он интересуется историей развития отношений между Россией и Западом уже около 15 лет. В 1998 году ему выпал шанс получить российский паспорт и стать гражданином двух государств. С этого времени писатель начал изучать природу отношений между Россией и Западом. О своей книге «Россия — Запад: тысячелетняя война» он рассказал в интервью RT.

«Меня часто раздражало, как западная пресса говорила о России, как сообщала о событиях, связанных с взаимоотношениями России и Запада. Когда в феврале 2014 года разразился украинский кризис, мои коллеги-журналисты освещали события с неизменным антироссийским уклоном — и меня это возмутило. Именно это и побудило меня написать эту книгу», — говорит Метан.

Журналист обращает внимание, что антироссийские высказывания наиболее часто слышатся на Западе, в Европе и . При этом в Китае, Японии и других странах мира нет русофобии. «Я считаю, что это — разновидность расизма. Мне кажется, что по-другому это не объяснить. Причины этого явления лежат в предрассудках, в клише, возникших после раскола церкви, после появления православия и католицизма. Именно поэтому моя книга называется «Тысячелетняя война». Здесь, на Западе, считается, что схизма произошла из-за действий Востока, но это совсем не так, это фальсификация истории. Из-за этого разрыва возник целый ряд предрассудков, связанных, во-первых, с православным миром, с греческим миром, а во-вторых, с Россией: ведь, когда Константинополь пал, Россия приняла наследие Константинополя», — отметил писатель.

Зарождение русофобии в Европе

По словам Метана, рассказы путешественников приобрели стабильно враждебную к России окраску, а с XVIII века, когда Россия стала европейской державой, эта русофобия только усилилась, так как колониальная экспансия Европы, которая началась в XVIII веке, натолкнулась на сопротивление русского государства. Именно тогда в Западной Европе возникла современная русофобия, которая после Второй мировой войны появилась и в Соединённых Штатах.

«В настоящий момент русофобия имеет в целом американское происхождение, поскольку с 1945 года эстафету русофобии приняли Соединённые Штаты. Французская русофобия возникла в XVIII веке, с приходом Наполеона. А на протяжении всего XIX века активно проявлялась английская русофобия — тогда шло соперничество за контроль над Азией: английские империалисты хотели завладеть ей и выступали против России. Позже, к концу XIX века, когда в Германии стали развиваться идеи о Lebensraum im Osten, то есть о необходимости завоевать жизненное пространство на востоке, появилась немецкая русофобия, — пояснил журналист. — Ну а после того, как в 1945 году был побеждён нацизм, против союзной России стали активно выступать США — так же, как это сделали после совместной победы над Наполеоном в 1815 году англичане».

В США русофобия существует до сих пор. В первую очередь, отметил Метан, она связана с борьбой против коммунизма. Однако, несмотря на падение коммунизма и распад Советского Союза в 1991 году, русофобия вновь разгорелась в конце 1990-х — начале 2000-х годов. Она проявляется в двух аспектах: в идеологическом, основанием которого является так называемая борьба за демократию и права человека, и в геополитическом — ведь американцы совершенно не выносят держав, оспаривающих их гегемонию.

Искусственная европейская идентичность

Швейцарский писатель уверен, что у Европы — в отличие от России — нет сформированной идентичности.

«Это означает, что Европейский союз представляет собой сложный конструкт, требующий серьёзной работы. Существует масса проблем, часто приходится делать шаги в обратном направлении — особенно с тех пор, как около пятнадцати лет тому назад в ЕС вступили восточноевропейские государства, — подчёркивает Метан. — Но при этом у Европейского союза нет собственной идентичности. А когда ЕС расширился и включил в себя Восточную Европу, то у новых его членов — а именно у Польши, Румынии, Прибалтики, то есть, по сути, у тех стран, которые когда-то были связаны с советской Россией, — появилось желание создать себе новую, европейскую идентичность. Ну а создать её — а это, кстати, очень трудно, — сформировать эту идентичность проще всего, придумав себе врага, противника. Именно об этом я и пишу в своей книге. Для новых членов Россия играет роль идеального врага, этакого чучела, страшилища, что помогло им присоединиться к ЕС. Кроме того, клеймя Россию как враждебную Европе державу — которой она, конечно же, не является, — эти государства заручаются поддержкой со стороны американских нефтяных и оружейных лоббистов. В своей книге я показываю, что Россию, в сущности, искусственным образом превращают во врага, для того чтобы создать столь же искусственную европейскую идентичность».

Ги Метан был удивлён тем, что пресса восприняла книгу очень тепло — критики в целом высказались о ней хорошо, и отзывы публики были очень даже положительными.

«Я был доволен. Честно говоря, у меня были определённые опасения, но, как оказалось, — напрасно, поскольку, как я замечаю, публика уже устала от абсолютно предвзятого тона, в котором основные западные СМИ освещают события, связанные с Россией, и ищет других точек зрения», — заключил писатель.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал