​Последний день Charlie Hebdo: Выжившая сотрудница журнала рассказала о разговоре с Саидом Куаши

Сиголен Винсон, сотрудница сатирического журнала Charlie Hebdo, выжившая при нападении на редакцию, рассказала журналистам подробности того страшного утра 7 января, когда двое террористов – братья Куаши – хладнокровно расстреляли журналистов, собравшихся на первую в 2015 году редакционную летучку.
​Последний день Charlie Hebdo: Выжившая сотрудница журнала рассказала о разговоре с Саидом Куаши

Рассказ Сиголен Винсон журналистам Le Monde к настоящему времени является самым подробным опубликованным материалом о нападении на сотрудников редакции французского сатирического журнала Charlie Hebdo.

В то утро в редакции еженедельника было первое с начала наступившего 2015 года собрание журналистов. Все поздравляли друг друга и шутили. И в этот же день отмечали день рождения одного из дизайнеров. По этому случаю сотрудники купили кекс в ближайшей кондитерской. Кто-то принёс ветчину. Любимый пёс — спаниель Лила — выклянчивал кусочки лакомства.

Сиголен говорит о своих погибших коллегах так, как будто все они ещё живы. Она вспомнила, что Филипп Ланкон ворчал, что было слишком мало экземпляров журнала. А когда Сиголен рассказывала о художнике журнала, она пыталась даже улыбнуться: «Шарб все время рисовал. Его рисунки были гениальные! Я восхищалась тем, как он чувствовал ход беседы: его наброски отражали весь ход дискуссии».

По словам Винсон, тем утром она ощущала прилив счастья. А потом послышались выстрелы. Никто сначала не понял, что происходит. Первой жертвой террористов стал 31-летний Симон Фиши. Его кабинет был первым от входа в редакцию. Послышались вопросы: «Что это? Петарды?» Охранник офиса, поколебавшись, направился к двери, его рука потянулась к оружию. Он попросил всех не суетиться. И снова послышался грохот выстрелов. Тогда Винсон поняла, что это не праздничный салют, и бросилась на пол. Она поползла по направлению к двери в соседний кабинет.

По её собственным словам, она была уверена, что умрёт, и не хотела оборачиваться, чтобы не смотреть смерти в лицо. Журналистка слышала крики. Кто-то из нападавших спросил: «Где Шарб?». И снова выстрелы. Один из сотрудников спрятался под столом полицейского, другой тоже попытался как-то укрыться от пуль. «Стреляли не очередями, а выстрел за выстрелом. Очень медленно. Никто не кричал. Все были в ступоре», — рассказала Сиголен Винсон. Стрелявших она не видела, только слышала, что происходит в редакционном помещении.

Однако ей всё же пришлось встретиться с террористом лицом к лицу. «Не бойся. Успокойся. Я не стану тебя убивать. Ты женщина, а мы не убиваем женщин», — именно такие слова, как утверждает 40-летняя Винсон, произнёс один из террористов, Саид Куаши. «Поскольку я тебя пощадил, ты должна прочитать Коран», — добавил Куаши. Винсон помнит каждое сказанное ей слово. «Когда он говорил, я продолжала кивать, чтобы сохранить с ним контакт. Возможно, не осознавая этого. Я хотела, чтобы он смотрел на меня , потому что Жан Люк, художник-оформитель, лежал под столом рядом со мной. Террорист его не видел», — рассказала журналистка.

Как выяснилось впоследствии, слова Куаши, что террористы не убивают женщин, оказались ложью. В соседней комнате, где орудовал брат Саида Шериф, было обнаружено тело Эльзы Кайат, аналитика и обозревателя Charlie Hebdo.

«Мы не стреляем в женщин», — выкрикнул убийца и исчез. Сиголен подбежала к окну, чтобы прыгнуть, но поняла, что слишком высоко. Она слышала, как из комнаты в комнату бегала собака Лила. Спаниель не пострадал.

То, что увидела Сиголен в редакции, можно описать только словом «ужас». Она сразу обнаружила тела погибших коллег. «Это было слишком!» — говорит женщина сдавленным голосом. У неё до сих пор перехватывает дыхание, когда она описывает всё происшедшее. Тогда, сразу после атаки, она вообще не могла говорить, не могла подойти к смертельно раненному коллеге, взять его за руку, не могла собраться с силами, чтобы хоть как-то помочь. «Это было слишком», — повторяет Сиголен.

Все убитые лежали лицами в пол. Женщине пришлось обойти несколько тел, чтобы добраться до мобильного телефона. Винсон рассказала: она находилась в таком шоковом состоянии, что, когда позвонила в экстренные службы, не могла вспомнить адрес собственного офиса. Голос в трубке спрашивал, сколько всего погибших. «Они все мертвы», — твердила Сиголен.

Когда она положила трубку, в комнату вошла её коллега и сразу же бросилась помогать раненым. Минуты в ожидании полиции и «скорой помощи» тянулись бесконечно долго.

Череда терактов и ЧП началась во Франции 7 января утром, когда двое террористов ворвались в редакцию сатирического еженедельника Charlie Hebdo и открыли огонь по находившимся там людям. Погибли 12 человек: 10 журналистов и двое полицейских. На следующий день, 8 января, в южном пригороде французской столицы злоумышленник из автоматического оружия расстрелял сотрудницу полиции и агента дорожной службы, после чего скрылся с места преступления. Молодая женщина погибла, мужчина был доставлен в больницу в тяжёлом состоянии. Французские власти расценили это как теракт.

9 января террористы, братья Саид и Шериф Куаши, вновь захватили заложника и забаррикадировались в типографии городка Даммартен-ан-Гоэль, а в самом Париже неизвестный взял заложников в магазине кошерной еды недалеко от Венсенских ворот. Спецоперация по обезвреживанию террористов длилась весь день и была успешно завершена, однако четверых заложников спасти не удалось.

Во французских СМИ опубликована обложка нового номера сатирического еженедельника Charlie Hebdo с новой карикатурой на пророка Мухаммеда.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал