Российские журналисты рассказали, каково это — оказаться в списке «пособников террористов»

Сегодня стало известно, что нескольких сотрудников российских СМИ объявили в розыск как «пособников террористов». В СБУ считают, что репортёры якобы мешали действиям украинской армии и помогали ополченцам, хотя некоторые из них даже не приезжали на Украину. RT удалось выяснить, что думают по этому поводу сами журналисты, попавшие в «чёрный список».

Ряд российских журналистов объявлены в розыск на Украине как пособники террористов. В СБУ считают, что репортёры якобы мешали действиям украинской армии и помогали ополченцам, сообщает ИТАР-ТАСС.

В списке лиц, объявленных в розыск, значатся сотрудники LifeNews Ольга Воронянская, Анна Воропай, Сергей Голяндин, Наталья Бухмина, Евгения Паничкина и Эрмина Котанджян.

При этом, по данным LifeNews, трое из указанных журналистов даже не были на востоке Украины, где Киев с апреля проводит силовую операцию против донецких и луганских ополченцев.

Кроме того, как сообщает «Комсомольская правда», ссылаясь на попавшую в её распоряжение служебную телеграмму СБУ, помимо названных сотрудников LifeNews в розыск объявлены также репортёры «КП» Александр Коц и Дмитрий Стешин, а также журналист телеканала «Россия 24» Евгений Поддубный и некоторые другие представители российских СМИ. Всего в списке 87 фамилий.

Как оказалось, журналисты, причисленные украинцами к террористам, вовсе не опечалены по этому поводу и считают такое отношение честью для себя. Однако на Украине им грозят длительные тюремные сроки.

Александр Коц (специальный корреспондент, «Комсомольская правда»)

«Конечно, мне польстило, что Служба безопасности Украины так высоко оценила мою работу, уравняв меня со своими вооружёнными соперниками. На самом деле, мне кажется, что украинские власти просто зачищают информационное поле от неугодных журналистов, чтобы «картинка» была под контролем, как её даёт, например, «Пятый канал» Петра Порошенко. А российские журналисты дают совсем другую «картинку».

Теперь они перешли к более решительным действиям — закидывают минами, как это случилось с ребятами с «России 24». Ну и пытаются переловить неугодных. На мой взгляд, это большая глупость, половина людей из этого списка и так в Москве уже и сюда не собираются, их заменили другие журналисты, которых в списках нет. Идёт постоянная ротация репортёров, всех не переловишь.

Выбраться сейчас довольно сложно, учитывая последние новости. Спецслужбы Украины знают, какие люди здесь находятся, они знают примерные коридоры, пути отхода. Кроме того, предупреждены все посты ГАИ, которые нацелены на поимку журналистов. Хотя на юго-востоке, насколько я могу судить, ГАИ всё-таки поддерживает сторонников Донецкой народной республики, не знаю, насколько они благосклонны к нам.

Как это ни странно, находясь в этом списке и оставаясь в Славянске, люди находятся в большей безопасности, нежели когда пытаются выехать».

Павел Кораблёв (телеоператор, «Комсомольская правда»)

«Я удивился, но это означает, что я всё сделал правильно. Я нахожусь в Москве, уезжал окольными путями: огородами и деревнями. На постах могли обстрелять: если написано «ТВ» на машинах – они стреляют. Я не исключаю, что вернусь на Украину, тогда будет уже сложнее, придётся работать нелегально, но это мой журналистский долг, иначе люди не узнают, что здесь действительно происходит. Конечно, я горжусь, что меня так почитает СБУ: значит, я сделал хорошую работу».

Евгений Поддубный (специальный корреспондент, «Россия-24»)

«Это абсурд – включать репортёров в список пособников терроризма. Мне сложно представить, что сирийские власти могут включить в такой список, например, корреспондентов ВВС, которые работают со стороны боевиков оппозиции. Репортёры работают со всех сторон конфликта, и обвинять их за то, что они освещают события, – дикость какая-то. К сожалению, наличие такого списка меня не удивило. Российским журналистам сейчас крайне небезопасно находиться на территории Украины.

Репортёров телеканала «Звезда» пытали, заставляли делать какие-то нелепые признания, а сейчас чуть ли не денежное вознаграждение обещают тем, кто поможет задержать российских журналистов. Они просто боятся правды и пытаются как можно энергичнее перекрыть канал альтернативной информации.

Киевские власти не замечают, что на юго-востоке идёт гражданская война, и тех, кто не принял новую власть, пришедшую в результате трагических событий на Майдане, называют сепаратистами. Такая жёсткая позиция и провоцирует дальнейшую эскалацию, заставляет жителей Донецка, Славянска и Краматорска брать в руки оружие. А власти пытаются сделать виноватыми российских журналистов».

Алексей Овчинников (корреспондент отдела политики, «Комсомольская правда»)

«Меня давно не удивляют подобные действия украинских властей. Все очевидней становится, что власть на Украине захватили люди, мягко говоря, переставшие дружить с головой, поэтому анализировать их поступки должны не политологи и журналисты, а соответствующие специалисты, психиатры. Понять логику хунты достаточно трудно. Получается, что российские журналисты оказались в этом списке потому, что, в отличие от украинских журналистов, показывали и говорили правду.

Есть объяснения, почему хунте понадобилось лепить из российских журналистов врагов украинского народа. Присвоив всем нам статус пособников террористов, Киев приготовил оправдание для очередных собственных преступлений. Например, чтобы при задержании журналистов объявить на весь мир, что задержанные не журналисты, а давно разыскиваемые террористы, и хунта продолжит рассказывать о невиданной свободе слова на Украине. И будьте уверены, что Госдепартамент США подтвердит и то, и другое».

Игорь Караулов (писатель, колумнист, «Известия»)

«Мне про этот список сообщил ночью друг - поэт из Харькова. Первые мысли, которые пришли мне в голову: «забавно, смешно».

Служба безопасности Украины объявила меня в розыск. Теперь я признан «лицом, которое принимает активное участие в деятельности незаконных военизированных формирований сепаратистов, силовом противостоянии участникам антитеррористической операции и совершении других уголовных правонарушений».

Я чувствую гордость: оказаться в одном списке с Поклонской и Чалым, Стешиным и Коцем – это мегакруто. Это, как сказал бы Сократ, тянет на обед в пританее. Есть люди, которые работают в зоне конфликта. Я пишу колонки в газеты «Свободная мысль», «Известия». Я всего лишь высказываю мнение, которое разделяют десятки миллионов человек: что жечь людей – это плохо, что стрелять из артиллерии по городам – это плохо, что фашизм – это плохо. Я всего лишь диванный писака, и не самый блестящий в этом роде войск. В эти месяцы я не ездил на Украину, не писал репортажей под артиллерийским огнём. Вся моя «заслуга» в том, что у меня нашлись очень неравнодушные и настойчивые доброжелатели, которые назвали меня самым опасным человеком, пишущим об Украине.

На территорию Украины меня и без этого бы не пустили. Думаю, этот список не единственный, не последний. Появятся ещё списки обязательно, чтобы в случае победы этой власти репрессировать людей, которые там живут или нелегально занимаются журналистской деятельностью».

Как заявил глава бюро по Восточной Европе и Центральной Азии неправительственной организации «Репортёры без границ» Йоханн Бир, на Украине с начала года при выполнении работы погибли уже пятеро сотрудников СМИ. Он призвал украинские власти прекратить чинить препятствия деятельности репортёров из России. «Мы также призываем власти Украины взять на себя ответственность и уважать работу журналистов, прекратить препятствовать передвижению по стране российских журналистов и дать российским журналистам освещать события в стране, (а также) прекратить задерживать тех, кто не аккредитован при правительстве в Киеве — это не повод их арестовывать», — сказал Бир. По словам представителя «Репортёров без границ», для всего мира важна достоверная информация о происходящем на Украине. «На кону право местного населения и международного сообщества на информацию о происходящем», — добавил Бир.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал