Человек бесчеловечный: генетические истоки людской жестокости

Короткая ссылка
Исследование испанских учёных показало, что предки современных людей были гораздо более жестокими по отношению друг к другу, чем остальные млекопитающие. Чем можно объяснить столь неприятные выводы и какое влияние оказывает общество на моральные качества человека — в материале RT.
Человек бесчеловечный: генетические истоки людской жестокости

Древний мир и Средневековье представляются современным людям сплошной чередой зверских обычаев, бесчеловечных законов и жесточайших пыток. Иногда кажется, будто первые государства соревновались между собой в изощрённости наказания. Так, по некоторым данным, финикийцы придумали знаменитую на весь мир казнь через распятие на кресте. Цицерон назвал её самой жестокой из всех, что придумали люди, — и не зря: приговорённые к распятию могли умирать в течение нескольких дней от обезвоживания, удушья или инфекции. Вероятно, прославленный оратор не принимал в расчёт те зверства, что творили над своими жертвами персы. Этот народ карал преступников, заливая расплавленный металл в рот или раны, сдирая кожу и используя другие виды пыток.

Люди принимали мучительную смерть не только за свои преступления, но и ради благословения небес. Можно вспомнить огромное количество случаев, когда наши предки пытались задобрить своих жестоких богов кровью ни в чём не повинных младенцев, женщин, молодых людей. Очевидно, что невиданная жестокость людей того времени не может объясняться сугубо практическими целями, поэтому следует начать разговор о врождённой тяге человека к насилию.

То, что люди склонны к жестокости, учёные заметили и попытались объяснить довольно давно. Образовалось два лагеря: сторонники Томаса Гоббса считали, что всему виной человеческая природа (генетическая предрасположенность, как мы сказали бы сейчас). Вот что вышеозначенный мыслитель пишет об этом в своём знаменитом труде «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского»: «При отсутствии гражданского состояния всегда имеется война всех против всех. Отсюда видно, что, пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех. Ибо война есть не только сражение, или военное действие, а промежуток времени, в течение которого явно сказывается воля к борьбе путём сражения».

Сторонники Жан-Жака Руссо, в свою очередь, утверждали, что решающее значение имеет среда обитания. Французский философ писал: «Сострадание — это естественное чувство, которое, умеряя в каждом индивидууме действие себялюбия, способствует взаимному сохранению всего рода. Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: «Это моё!» — и нашёл людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберёг бы род человеческий тот, кто, выдернув колья или засыпав ров, крикнул бы себе подобным: «Остерегайтесь слушать этого обманщика: вы погибли, если забудете, что плоды земли — для всех, а сама она — ничья!»

Современные исследования наконец смогли разрешить этот многолетний спор.

Группа испанских учёных во главе с Дж. М. Гомезом собрала информацию о случаях насильственной смерти среди млекопитающих и всех предков человека (были рассмотрены останки людей из палеолита, мезолита, неолита, бронзового и железного веков). Исследование включило в себя анализы 4 млн смертей особей из 137 семейств млекопитающих и 600 работ, в которых описывались случаи насильственной гибели среди предков современных людей. В ходе работы учёные пытались определить, сколько процентов особей, погибших преждевременно, были убиты особями своего же вида, а затем сравнивали эти показатели у разных видов млекопитающих. В итоге они пришли к выводу, что человек в шесть раз более жесток по своей природе, чем его собратья по биологическому классу. В среднем только одно млекопитающее из 300 погибает по вине особей своего вида (примерно 0,3%), у наших же далёких предков это значение доходило до 2%. Склонность к насилию закладывается у представителей Homo sapiens генетически, потому что процент особей, павших от лап (зубов, клыков) своих собратьев, равномерно растёт по мере эволюционного приближения к человеку. Учёные объясняют это адаптацией наших предков к жизни в больших группах на территориях с ограниченными ресурсами.

Но Гоббсу рано праздновать победу: исследователи обнаружили скачкообразное увеличение числа внутривидовых насильственных смертей, которое никак нельзя объяснить наследственностью. Примерно 3 тыс. лет назад наши предки перешли от упомянутых 2% к 15—30%, что можно объяснить появлением иерархического общества с классом воинов. Процент начал заметно снижаться только 100 лет назад, что опять же объясняется не генетикой, а построением нового общества с развитым институтом права, отлаженной работой правоохранительных органов и культурой, в которой насилие считается неприемлемым. Человек наконец стал гуманнее животных — только одна насильственная смерть из 10 тыс. происходит непосредственно от рук другого человека.

Если наша генетическая склонность к насилию есть результат адаптации, остаётся только надеяться, что теперь мутации идут в другом направлении и в конце концов появится поколение с заповедью «Не убий», записанной прямо в молекулах ДНК.

Юлия Попова

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал