Птичка божия: как церковные реформы Х века повлияли на генетику кур

Короткая ссылка
Курятина в наши дни входит в привычный рацион жителей самых разных стран мира. Но десять веков назад европейская курица была, как правило, тощей декоративной птицей. Учёные выяснили, что же заставило её потолстеть и стать годной для приготовления министерского шницеля и наггетсов.
Птичка божия: как церковные реформы Х века повлияли на генетику кур

Куры известны человечеству по меньшей мере семь тысячелетий — свидетельства их наличия в домашнем хозяйстве найдены при раскопках в Индии, Китае, Египте, Греции. Уважали курицу в Древнем Риме — по крайней мере в «Апициевском корпусе», единственной сохранившейся римской кулинарной книге, куры находятся на четвёртом месте в списке самых изысканных яств (после омара, но перед поросёнком). Там же приводится около двух десятков рецептов из курятины, хотя, вероятнее всего, куры эти были не слишком откормленными: Фанниев закон 161 года до н. э. о борьбе с роскошью запрещал специально откармливать птицу и подавать на стол мясо самцов. Оба запрета обходили при помощи кастрации: каплуны более не являлись самцами, а вес нагуливался даже на подножном корме.

Лучшая рыба

Но после падения Западной Римской империи в 476 году курятина потеряла популярность. Новые хозяева Европы если уж и выбирали птицу, то гуся или фазана. Куры в основном использовались как декоративные птицы, да ещё разводились в монастырях — причина тому была не только практическая (возможность компактного содержания и относительная дешевизна), но и теологическая. По воззрениям того времени курица (и другая птица) онтологически ничем не отличалась от рыбы. Мнение это основывалось на авторитетном источнике: Книге Бытия. «И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду её. И увидел Бог, что это хорошо». (Быт 1:21) Таким образом, с точки зрения средневекового человека, будучи созданы одновременно с рыбами и пресмыкающимися, птицы были им соприродны (занятно, что признаваемая многими современными учёными кладистическая классификация также объединяет пресмыкающихся и птиц в одну группу-таксон). На практике же это означало, что птицу можно было есть в пост, а постных дней в году насчитывалось до 130. «Со дня своего пострига и до самой смерти не вкушал он мяса четвероногих; когда же был слаб и болен, то позволял себе куриный бульон», говорилось о привычках праведного монаха в «Житии св. Бенедикта Анианского» (VIII-IX в.).

Монастырские куры, впрочем, судя по найденным в ходе раскопок костям, отличались мелкими размерами и худобой. Но почему же они с течением времени стали рождаться всё более и более упитанными?

Ген толщины

Ответ на этот вопрос — по крайней мере относительно британских кур — попытались дать на одном из семинаров в рамках 7-го Международного симпозиума по молекулярной археологии, проходившего в Оксфорде с 14 по 16 сентября 2016 года.

В 2010 году было проведено исследование восьми популяций домашних кур в разных областях Земли. Учёные обнаружили, что во всех из них присутствуют две копии доминантной аллели гена TSHR. Точное его предназначение пока не известно, но он отвечает за метаболизм и репродуктивную систему, так что его носители должны откладывать больше яиц.

Теоретически доминантная аллель TSHR должна была бы наблюдаться равномерно у всех кур с момента их одомашнивания. Но эволюционный биолог Грегер Ларсон из Оксфордского университета, исследовав останки кур из 12 раскопов в Европе, датирующихся от III века до н. э. до XVIII столетия, обнаружил, что у британских кур этот ген начал массово проявляться примерно в конце Х века. Ларсон поделился своим открытием с археозоологом из Ноттингемского университета Наоми Сайкс. Сайкс добавила в картину ещё один интересный штрих: оказывается, что количество находимых при раскопках куриных костей удваивается в слоях, относящихся ко второй половине Х века (с 5-6 до 12-14 процентов общего количества костных пищевых остатков). Одновременно наблюдался и рост потребления яиц, о чём свидетельствуют сохранившиеся хозяйственные книги монастырей и домов знати.

Дело в том, что как раз в это время в Европе развернулась церковная реформа, получившая название Клюнийской, а в Англии — Бенедиктинской (по имени жившего в V-VI веках св. Бенедикта Нурсийского, основателя монашеского ордена, в монастыре которого в Клюни и началось движение). Вдохновляемые аббатом Клюни Одоном (впоследствии тоже причисленным Римской церковью к лику святых), реформаторы требовали в числе прочего строгого соблюдения монашеского устава, целибата и предписаний поста. По мере распространения реформы соблюдение поста становилось всё более обязательным и для мирян. И теперь 130 дней в году даже для тех немногих счастливцев, кто мог себе позволить мясо, оно было под запретом — но только мясо четвероногих. Европейцы стали есть больше курятины, что потребовало разведения большего количества кур, из которых крестьяне отбирали, понятно, самых здоровых и толстых — и, очевидно, нёсших «нужный» аллель гена TSHR.

Теперь исследователи планируют получить образцы ДНК из останков кур, живших вне пределов влияния Римско-католической церкви, в частности из стран Ближнего Востока, чтобы выяснить, насколько верно их предположение о влиянии церковной реформы на прогресс куроводства и распространение гена TSHR.

Владислав Крылов

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал