Вторая гражданская: как «красные» и «белые» воевали в Испании

Короткая ссылка
17 июля 1936 года в Испании началась гражданская война. Она стала и нашей войной – продолжением братоубийственного противостояния «красных» и «белых». Русские сражались по обе стороны фронта: советские добровольцы, советники и специалисты – в рядах республиканцев, офицеры-белоэмигранты – в армии генерала Франко. RT вспоминает о судьбах наших соотечественников.
Вторая гражданская: как «красные» и «белые» воевали в Испании

Советские республиканцы

В боевых действиях на стороне правительства Испанской республики принимали участие более 2 тыс. граждан СССР: 772 военных лётчика, 351 танкист, 100 артиллеристов, 77 моряков, 222 общевойсковых советника, 339 технических и иных советников, 204 переводчика. Выполнение «интернационального долга» обошлось СССР в сотни миллионов долларов и сотни жизней – на полях сражений погибло более 200 человек.

Советники и специалисты

Советские военные ехали в Испанию в качестве советников, специалистов и добровольцев. Были и главные советники, они координировали действия всех военных специалистов и советников, прикрепленных к крупным подразделениям. Советникам запрещалось участвовать в военных операциях, в отличие от специалистов.

Один из военных советников, впоследствии маршал Мерецков, так вспоминает свою работу в Испании:

«Советники предлагали испанскому командованию идею операций. Если идея принималась, то советники разрабатывали планы операций. Если принимался план, они писали проекты оперативных приказов и обучали ответственных за это лиц штабной работе. Затем приходилось обучать высший комсостав решать оперативные проблемы, средний комсостав – тактике и показывать, как учить своих солдат».

Мерецков под Гвадалахарой (второй справа)

Многие советские офицеры, воевавшие в рядах республиканской армии, стали видными военачальниками: Мерецков, Павлов, Штерн, Березин. Некоторые были репрессированы. Генерал Павлов в качестве «советского добровольца» был командиром танковой бригады, испанцы звали его Пабло. В начале Великой Отечественной он был командующим войсками Западного фронта. 22 июля 1941 года решением военного трибунала «за трусость, самовольное оставление стратегических пунктов без разрешения высшего командования, развал управления войсками, бездействие власти» приговорён к высшей мере наказания и расстрелян. В 1957 году посмертно реабилитирован и восстановлен в звании.

Красные асы

В небе над Пиренейским полуостровом советские лётчики показали себя настоящими асами и проявляли чудеса героизма. Первый немецкий «Мессершмитт-109» сбил лётчик-истребитель Черных. Первый в истории советской авиации таран совершил в воздушном бою под Мадридом командир звена Путивко. Первый в истории отечественной авиации ночной таран совершил лейтенант Степанов, направивший свой И-15 на итальянский самолёт «савойя». 15 октября 1936 года лётчики истребительной группы под командованием Птухина провели уникальную операцию по уничтожению самолётов противника на аэродроме Гарапинильос: за полчаса они сожгли более 40 итальянских самолётов, ангары, склады с боеприпасами и горючим.

35 советских лётчиков-добровольцев были удостоены звания Героя Советского Союза.

Советские летчики на аэродроме Сото под Мадридом

Герои-танкисты

С лучшей стороны проявили себя в ходе гражданской войны и советские танкисты. 29 октября 1936 года произошло первое в мире танковое сражение. В бою под Сесенией сошлись советская танковая рота под командованием капитана Армана и итальянские лёгкие танки «Ансальдо». В этом бою Семён Осадчий совершил первый в мире танковый таран: его Т-26 столкнул в лощину итальянскую бронированную машину. Арман уничтожил 3 танка и много живой силы противника. Находясь в горящем танке, несмотря на контузию, Арман продолжал руководить боем. В тот день советские танкисты уничтожили и рассеяли до двух батальонов пехоты и два эскадрона кавалерии, вывели из строя 12 пушек, несколько десятков единиц автотранспорта и разгромили танковое подразделение противника. За этот бой Арман, Осадчий и Погодин получили звания Героя Советского Союза – первые из танкистов Красной Армии. Всего 21 советский танкист получил в Испании звание Героя Советского Союза.

Советский танк Т-26

Семён Осадчий погиб через две недели после этого исторического сражения.

Диверсанты №1

Руководство Испанской армии поначалу скептически относилось к диверсионным методам ведения войны. Но советские специалисты доказали эффективность диверсионной работы. Диверсантами руководили «дедушка советского спецназа» Илья Старинов, в Испании его называли Рудольф, и будущий руководитель ГРУ Хаджи-Умар Мамсуров, проходивший под псевдонимом полковник Ксанти. Диверсанты пускали под откос поезда, взрывали мосты и тоннели, нанося противнику непоправимый ущерб. Мамсуров был командиром 14-го партизанского корпуса «герильеросов» (диверсантов) численностью в 3000 человек, а Старинов его советником.

Илья Старинов

Илья Эренбург утверждал, что Мамсуров послужил прототипом главного героя романа Хемингуэя «По ком звонит колокол». А Роман Кармен рассказывал, что «два вечера Эрнест Хемингуэй просидел с ним в отеле „Флорида“ и впоследствии сделал смелого Хаджи прообразом одного из героев романа».

Удостоверение Мамсурова на имя А.Ксанти

С поля боя – в литературу

Самый известный роман о гражданской войне в Испании – «По ком звонит колокол» Эрнеста Хемингуэя. Некоторыми прототипами его персонажей стали советские военные. Прототипом главного героя книги Роберта Джордана называли трёх советских диверсантов – Старинова, Мамсурова и Орловского. Генерал Гольц списан с генерала Штерна, Карков – с публициста Михаила Кольцова. Один персонаж романа выведен под свои именем – это секретарь интербригад Андре Марти, сыгравший роковую роль в жизни Кольцова.

Михаил Кольцов (слева) в окопах испанских республиканцев

Чтобы к штыку приравняли перо

Михаил Кольцов был направлен в Испанию в качестве корреспондента «Правды» и параллельно был негласным политическим представителем СССР при республиканском правительстве. Его газетные репортажи послужили основой книги «Испанский дневник», где о легальной части своей работы Кольцов рассказал от первого лица, а о тайной – как о деятельности мексиканского коммуниста Мигеля Мартинеса. В 1938 году Кольцов был отозван из Испании и арестован. Причиной ареста стал донос Сталину, написанный Андре Марти.

В 1989 году на мадридском кладбище Фуэнкарраль был установлен памятник советским добровольцам, воевавшим в Испании в годы гражданской войны, скульптор Рукавишников

Русские франкисты

В армии Франко воевало 72 русских добровольца-белоэмигранта. 34 было убито. 9 ранено, причём некоторые неоднократно. Первыми русскими добровольцами, прибывшими в Испанию, были генералы Фок и Шинкаренко, капитан Кривошея и штабс-капитан Полухин.

Белая идея Анатолия Фока

В 1936 году генерал-майору Анатолию Владимировичу Фоку было 57. Под знамена армии Франко он вступил рядовым солдатом. Гражданская война в Испании была для него продолжением борьбы за Белую идею: «Те из нас, кто будут сражаться за национальную Испанию, против III Интернационала, а также, иначе говоря, против большевиков, тем самым будут выполнять свой долг перед белой Россией». В 1936 году Фок был задержан на границе колониальных владений Испании в Африке. Командир пограничного подразделения поинтересовался, не поздно ли в его возрасте воевать рядовым. В ответ генерал легко проделал несколько гимнастических упражнений с винтовкой, после чего сказал, что двадцать лет назад тоже начинал рядовым. Фок был зачислен в терсио (батальон) «Донна Мария де Молина» и произведён в лейтенанты испанской армии.

Генерал-майор Анатолий Владимирович Фок

В августе 1937 года батальон «Донна Мария де Молина» должен был остановить красную интербригаду, шедшую к Сарагосе. Лишь два дня франкистам удавалось сдерживать натиск превосходящих сил противника. Оставшиеся в живых бойцы и командиры отступили и 12 дней держали оборону в часовне деревни Кинто, пока не были уничтожены артиллерийским огнем. Фок погиб в этом сражении вместе с другим русским офицером из «первой четвёрки» штабс-капитаном Полухиным. Они были посмертно награждены высшей боевой наградой Испании – орденом Святого Фердинанда.

Испанский дневник Якова Полухина

Штабс-капитан Марковского артиллерийского дивизиона Яков Тимофеевич Полухин, лейтенант испанской армии, оставил в своём дневнике бесценные свидетельства о пребывании русских добровольцев на этой войне и последних днях батальона «Донна Мария де Молина».

1 сентября

В нашем «отделении» пять человек – я, поручик Черемушкин, Сергей Иванов (штатский), Санчес и фон Дитрих (немец из Эстонии). Я и Черемушкин прошли смуту в России (я – в составе Корниловского полка, Черемушкин – в рядах армии адмирала Колчака). Фон Дитрих говорит, что воевал у Юденича, но очень сомнительно: стреляет плохо, очень не дисциплинирован и вообще, витает где-то в облаках. Авантюрист, это скорее всего.

Санчес – наш единственный испанец, доброволец, его отца – владельца большого поместья – жестоко убили еще в 1935-м, разбушевавшимся крестьянам не давали покоя его земли. Сын спасся, благодаря чистой случайности, что стало с матерью и тремя сестрами, он не знает. (Вновь вспомнил своих соседей по Орловской губернии – Букиных: крестьяне в семнадцатом подняли на вилы отца многочисленного семейства, и тоже – из-за земли. Год спустя дошли сведения, что две дочки-близняшки замерзли зимой 1918-го, сын пошел искать хлеба и пропал, а мать их сошла с ума – ничем не могла помочь своим детям.)

15 сентября

К концу дня от нашего «отделения» осталось двое – я и Санчес.

Последнюю атаку отбить не смогли, отступили к центру деревни, опять нас разделяет с противником деревенская улица. Но сил на контратаку уже нет. От роты осталось не более восьмидесяти штыков. Командование взял на себя Анатолий Фок, его все зовут «генерал».

16 сентября

Сегодня погиб Санчес. Погиб, отбивая очередную атаку. Я не успел его даже завалить соломой, мы вновь вынуждены отступать. Наша позиция – часовня, сюда мы перенесли всех раненых и сами заняли оборону. Нас осталось тридцать четыре человека.

Часовня окружена со всех сторон, нет воды, очень мало патронов, почти нет гранат. Боюсь, придется отбиваться штыками.

17 сентября

Умирают раненые. Помощи уже не ждем. Забыл, когда последний раз ел. Фок обходит оставшихся в живых, стремясь поддержать каждого из бойцов.

18 сентября

Противник подтягивает танки, которые готовятся вести огонь прямой наводкой...»

Генерал-писатель Шинкаренко

Генерал-майор Николай Всеволодович Шинкаренко отправился в Испанию в качестве военного корреспондента нескольких газет и журналов. Но прибыв в штаб генерала Франко, записался рядовым в батальон «Рекете». Шинкаренко отличился в боях на Северном фронте. 3 апреля 1937 года при штурме «Пенья де Амбота» был ранен и произведен в лейтенанты. После победы Франко назначил ему пенсию и предоставил испанское гражданство. Шинкаренко поселился в Сан-Себастьяне и продолжил свою литературную деятельность. В 1968 году он погиб под колесами грузовика. Похоронен на кладбище Сан-Себастьяна.

Генерал-майор Николай Всеволодович Шинкаренко в форме лейтенанта Испанской армии

Военное искусство капитана Кривошея

Капитан Марковского артиллерийского дивизиона Николай Кривошея фактически командовал русским отрядом в батальоне «Донна Мария де Молина». В эмиграции Кривошея неустанно совершенствовал свои познания в военном деле. В Париже даже окончил курсы генерала Головина. За глубокое понимание искусства боя и отвагу пользовался авторитетом у испанского командования. Но дослужился только до лейтенанта – по испанским законам иностранец не имел права занятия высших командных должностей. За всё время войны Кривошея не получил ни единого ранения.

Кривошея (крайний слева)

Одиссея старшего лейтенанта Марченко

Морской летчик Марченко эмигрировал в Испанию в 1922 году. Здесь он преподавал лётное искусство и служил пилотом гражданской авиации. Во время гражданской войны стал одним из лучших асов армии Франко.

14 сентября 1937 года Марченко вылетел на ночное бомбометание аэродрома противника. После выполнения задания его самолет был атакован несколькими истребителями. Экипаж (пилот, пулеметчик и механик) выбросился с парашютами. Марченко направил свой «фиат» на таран советского истребителя И-16. Но был подбит. Он посадил повреждённый самолёт. Пробираясь к своим, наткнулся на «красных» и был убит в перестрелке. Советские лётчики, принимавшие участие в воздушном бою, велели местным жителям похоронить тело Марченко на городском кладбище. Однако позже местные откопали гроб и зарыли его за кладбищенской оградой. После взятия района «белыми» останки лётчика были перевезены в Севилью и захоронены с воинскими почестями.

В тылу врага

Белоэмигрант капитан Андрей Савченко служил советником командира кавалерийского эскадрона в 1-й республиканской бригаде Листера. Им заинтересовалась контрразведка. Оказалось, что он проводил в частях республиканцев подрывную работу по нейтрализации испанских командиров и советских военных советников. На допросах он признался, что происходил из уральских казаков и что его подлинная фамилия барон Скрыпник. Он был расстрелян.

На журналистском фронте

В начале 1937 года первым иностранным журналистам удалось попасть на территорию франкистской Испании. На приеме у генерала Франко присутствовало 11 журналистов: 5 немцев, 5 итальянцев и один русский – Орехов. Генерал заговорил с ним. Сказал, что знаком с русским белым движением, высоко ценит его и рад посещению освобожденных территорий «руссо бланко» – белым русским.

В бою под Толедо

Легионер Збигнев Казимирович Компельский заступил на место убитого пулемётчика и остался прикрывать отход раненых, среди которых был и командир его взвода. «Солдаты, спасайте своего командира!», – крикнул он испанцам, поливая наступавших врагов пулемётным огнём. Когда франкисты перешли в атаку, они нашли бездыханное тело Компельского у пулемёта.

Легионер Сергей Техли-Чиж, бывший русский морской офицер, погиб, отражая танковую атаку. Его взвод без поддержки артиллерии, одними ручными гранатами отбил наступление танков и в 10 раз превосходивших сил интербригады.

После победы

Русские добровольцы участвовали в параде Победы в Валенсии 3 мая 1939 года. Потом они были официально уволены из рядов испанской национальной армии, получили двухмесячный отпуск с сохранением денежного содержания и испанские военные награды «Военный Крест» и «Крест За воинскую доблесть». Всем рядовым присвоили звание сержанта. Также всем русским добровольцам предложили получить испанское гражданство.

Парад Победы в Валенсии, 1939 год

29 октября 1939 года группа русских добровольцев во главе с полковником Болтиным была принята Франко. На прощание Франко спросил, что ещё он может сделать для русских. Болтин ответил: «Мы ничего не просим для себя лично, мы только просим, чтоб Вы устроили желающих офицерами в Испанский африканский легион». Просьба была удовлетворена.

В 2012 году в посёлке Чека, в 236 км от Мадрида, был установлен и освящен поклонный крест в память о белых русских добровольцах, воевавших в гражданской войне в Испании

Перипетии судьбы

Удивительно, но в рядах республиканцев было немало русских белоэмигрантов. По одним источникам – около 40 офицеров, по другим – до нескольких сотен. Капитаном республиканской армии был сын Бориса Савинкова – Лев. В продвижении по военной карьерной лестнице Льва Савинкова принимал участие советский военный разведчик майор ГБ Сыроежкин, в Испании он был старшим советником 14-го партизанского корпуса. В 1920-е годы Сыроежкин руководил операцией «Синдикат-2» по уничтожению подпольной белоэмигрантской организации «Союз защиты Родины и свободы» и аресту её лидера Бориса Савинкова.

Доброволец армии Деникина Иван Троян в 1936 году отправился добровольцем в Испанию – подавлять фашистский мятеж. После поражения был интернирован во Францию – в лагерь Сент-Спириен, в 1942 году отправлен на принудительные работы в Германию, откуда бежал. Он вступил в первый советский партизанский отряд у Нанси. В 1944 году арестован нацистами и после пыток казнён, отказавшись выдавать своих товарищей. В 1965 посмертно награждён орденом Отечественной войны 2 степени.

Илья Оганджанов

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал