Китай против США: краткая история противоречий

Короткая ссылка
Вердикт Постоянной палаты третейского суда в Гааге о безосновательности претензий КНР на территории в Южно-Китайском море стал очередным раздражителем в отношениях между Вашингтоном и Пекином. Госдепартамент США назвал решение международного арбитража важным вкладом в урегулирование споров в регионе. В ответ МИД КНР выразил протест по поводу заявления американской стороны и порекомендовал ей «тщательно поразмыслить о своих поступках». О других противоречиях, омрачающих диалог двух крупнейших экономических держав мира, — в материале RT.
Китай против США: краткая история противоречий

Самым чувствительным и важным вопросом в китайско-американских отношениях для Пекина остаётся проблема Тайваня. Пекин традиционно выступает против любых официальных контактов между Вашингтоном и Тайбэем. При этом в контексте политики «одного Китая» КНР не исключает возможности силового решения тайваньской проблемы и подчёркивает, что её урегулирование «не может затягиваться до бесконечности». В 2010 году Китай приостановил все контакты с США по военной линии после решения администрации Барака Обамы продать Тайваню крупную партию оружия на общую сумму $6,3 млрд. Тогда же Пентагон в очередной раз подтвердил приверженность Соединённых Штатов «обеспечению возможностей Тайваня по самозащите». Несмотря на то, что Тайвань объявил о независимости от КНР в 1949 году, КНР продолжает считать остров своей провинцией. У США нет официальных дипломатических отношений с Тайбэем, но, по акту об отношениях от 1979 года, Вашингтон взял на себя обязательства поставлять на остров вооружение и защищать его в случае агрессии.

Крайне болезненно воспринимают в Пекине и регулярные встречи американских президентов с далай-ламой, который в Китае считается сепаратистом. Так, июньский приём в Белом доме Бараком Обамой духовного лидера буддистов в МИД КНР расценили как нарушение взятых на себя США обязательств по тибетскому вопросу, являющемуся «внутренним делом Китая». «Встреча президента Обамы с далай-ламой посылает вредный сигнал тибетским сепаратистам», — заметил представитель китайского внешнеполитического ведомства Лю Кан. «Тибет в соответствии с политикой США признаётся частью Китайской Народной Республики… И далай-лама, и президент Обама высоко ценят важность конструктивного и продуктивного сотрудничества между Соединёнными Штатами и Китаем», — заочно ответил Лю его американский коллега Джош Эрнст.

Появится ли в Вашингтоне улица Лю Сяобо

В качестве инструмента получения политических уступок от США, в том числе в тайваньском вопросе, Китай использует своё содействие в международных усилиях по урегулированию северокорейской ядерной проблемы. Пекин связан с Пхеньяном договором о военной помощи и на протяжении многих лет остаётся его главным политическим союзником. Считается, что из всех мировых держав только Китай сохраняет рычаги давления на руководство КНДР, однако своим игнорированием ранее принятых обязательств и резолюций Совета Безопасности ООН Северная Корея в последние годы заставляет усомниться в том, что это действительно так.

Ещё один постоянный источник напряжённости в отношениях между США и КНР — вопрос о правах человека. В китайско-американском заявлении 2011 года он обозначен как «предмет серьёзных разногласий». Проблема соблюдения прав человека в Китае используется Соединёнными Штатами для давления на Пекин и ослабления его международных позиций, особенно в периоды общего обострения двусторонних отношений. Сейчас конгресс США рассматривает законопроект о переименовании улицы в Вашингтоне, на которой расположено посольство КНР, в честь китайского диссидента Лю Сяобо, отбывающего на родине тюремное заключение по обвинению в попытке государственного переворота. «Если проект будет принят, это приведёт к серьёзным последствиям. Мы требуем, чтобы сенат США прекратил рассмотрение этого законодательного акта, и надеемся, что администрация США положит конец этому политическому фарсу», — заявил официальный представитель МИД КНР.

Слабый юань — сильный Китай, и наоборот

Усугубляет напряжённость в американо-китайских отношениях и неуклонный рост экономической мощи КНР. США выражают озабоченность по поводу используемых в Поднебесной экспортных ограничений на сырьевые товары, субсидирования китайских компаний, действующих на американском рынке, ограничительного инвестиционного режима. Но главные экономические претензии Вашингтона к Пекину относятся к курсу юаня, который жёстко привязан к доллару. По мнению американских экспертов, он занижен на 25—50%, что даёт Китаю существенные преимущества в международной торговле — так, по оценкам МВФ, в 2015 году положительное внешнеторговое сальдо КНР составило 8%. США рассчитывают, что повышение курса юаня по отношению к доллару на 20% уменьшит американский внешнеторговый дефицит на сумму $50—125 млрд и позволит создать до 750 тыс. новых рабочих мест.

При этом, по оценкам китайских экспертов, курс юаня к доллару с 2005 года и так вырос на 31%. Со своей стороны, Пекин требует от Вашингтона снять ограничения на экспорт в КНР высокотехнологичной продукции, не политизировать торгово-экономические вопросы и создать равные условия для инвестиций китайских компаний в США. В прошлом году в ответ на очередной призыв ревальвировать юань Китай посоветовал Вашингтону для начала усилить финансовую дисциплину у себя в стране. Не ожидавшие такого выпада американцы назвали заявление Пекина «долговым терроризмом».

Кандидат в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп не раз заострял внимание на том, что Китай за счёт дисбаланса в двусторонней торговле наносит Соединённым Штатам потери в размере $400 млрд в год. «Если Китай не прекратит незаконную деятельность, в том числе похищение американских торговых секретов, то я использую все законные полномочия президента, чтобы разрешить споры в торговле, в том числе наложение пошлин», — заявил Трамп на одном из своих предвыборных митингов.

Игра по правилам и без

Администрация Обамы неоднократно называла КНР самым агрессивным с точки зрения промышленного шпионажа государством. «Китайцы — самые активные и навязчивые нарушители правил против экономического шпионажа», — говорилось в докладе, опубликованном в 2011 году спецслужбами США. В 2015-м американский суд предъявил пяти военнослужащим Народно-освободительной армии КНР обвинения в промышленном шпионаже. По данным следствия, они незаконным путём получили доступ к чертежам атомной электростанции, а также к закрытой информации американской компании, занимающейся производством солнечных панелей. Как утверждали прокуроры, злоумышленники действовали в интересах китайских государственных металлургических и энергетических компаний. По данным ФБР, в прошлом году количество хакерских атак на сайты и серверы в США, источником которых был Китай, выросло на 53%. В частности,  китайским хакерам якобы удалось похитить личные данные более 25 млн американских госслужащих. Представитель министерства иностранных дел КНР назвал подобные обвинения «безответственными».

Для геостратегического сдерживания китайского влияния Вашингтон приступил к выстраиванию новых рычагов противодействия. Именно уравновесить доминирующую роль КНР призвано соглашение о создании Транстихоокеанского торгового партнёрства (ТТП), заключённое по инициативе США в феврале этого года. «Соединённые Штаты не могут позволить странам вроде Китая определять правила мировой экономики. Эти правила должны писать мы», — так Барак Обама обрисовал цели ТТП. Помимо США в него вошли еще 11 государств: Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, Чили и Япония. На эти страны приходится 40% мировой экономики и 30% мировой торговли. Новое объединение способно переписать великое множество правил глобальной экономики XXI века — от обмена данными между странами до конкуренции госпредприятий на международном рынке.

Андрей Лощилин

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал