Референдум о членстве Великобритании в ЕС: ливеры против  римейнеров

Короткая ссылка
23 июня в Великобритании пройдёт референдум, на который будет вынесен вопрос: «Соединённое Королевство должно остаться в составе Европейского союза или выйти из Европейского союза?». Социологические исследования показывают, что сторонники и противники брексита, то есть «британского выхода», идут, что называется, ноздря в ноздрю, поэтому предсказать итоги голосования сегодня не берётся никто. О том, почему оказалось расколото население островов, — в материале RT.
Референдум о членстве Великобритании в ЕС: ливеры против  римейнеров

Как любит повторять лидер римейнеров (от английского to remain — остаться) премьер-министр Дэвид Кэмерон, развод с ЕС — это «прыжок в неизвестность». А вот ключевая фигура движения «Vote Leave» («Голосуй за выход»), бывший мэр Лондона Борис Джонсон убеждён, что, поддержав брексит, британцы «обретут свободу». По его словам, хотя методы ЕС отличаются от тех, что использовали Наполеон и Гитлер, цель Брюсселя та же — подчинить Соединённое Королевство континентальному диктату. Так на чьей стороне правда?

 «Туристы за пособиями»

Главный козырь евроскептиков, или ливеров, как их всё чаще называют, — страх перед наплывом мигрантов. В Великобритании встретили в штыки недавно принятый закон ЕС, позволяющий выходцам из Восточной Европы неограниченное время искать работу в западноевропейских странах и при этом пользоваться социальными льготами. «Туристов за пособиями», прежде всего из Румынии и Венгрии, стало так много, что самые политкорректные англичане называют их нахлебниками. Нынешний миграционный кризис в Европе ещё больше увеличил число сторонников брексита. Особенно возмутило британцев то, что Брюссель попытался ввести для стран ЕС обязательную квоту по приёму сирийских беженцев. А тут ещё замаячила реальная перспектива введения Евросоюзом безвизового режима с Турцией.

Борис Джонсон ратует за возвращение Британии контроля над своими границами и предоставление вида на жительство только тем иностранцам, которые хорошо говорят по-английски. Справедливости ради стоит отметить, что бурный рост антииммигрантских настроений зафиксирован в последние месяцы именно в Англии, а не в Шотландии, Северной Ирландии и Уэльсе. Этот феномен уже называют признаком возрождения английского шовинизма, фантомной болью ушедшей в прошлое империи.

Шотландцы же, в отличие от южных соседей, практически поголовно римейнеры — видят в Брюсселе большего союзника, чем Лондон. В сентябре позапрошлого года северяне на референдуме проголосовали за то, чтобы остаться в составе Великобритании, но на сей раз события могут развиваться по-другому. Первый министр Шотландии, лидер националистов Никола Старджен уже заявила, что, если брексит состоится, она запустит «один из исключительных сценариев, исполнение которого приведёт к новому плебисциту». Как отмечает рейтинговое агентство Fitch, выход Соединённого Королевства из ЕС может обернуться «усилением сепаратистских настроений в других частях Европы, таких как Каталония». Последнее обстоятельство заставляет Испанию следить за процессами, происходящими в Великобритании, с особым вниманием.

Швейцарская мечта

Активисты движения «Vote Leave» профинансировали своими пожертвованиями съёмку документального фильма «Brexit. The Movie», в котором в пример Британии приводится опыт не входящей в ЕС Швейцарии. В получившей большой резонанс ленте на цифрах показано, насколько альпийская республика опережает Соединённое Королевство по основным показателям экономического развития: по уровню экспорта на душу населения — в 5 раз, по ВВП на человека — в 2 раза, по средней зарплате — в 2 раза и так далее.

Но как отметила в рецензии на фильм женевская Le Temps, опыт Швейцарии во многом уникален и напрямую связан с двухвековой историей её нейтралитета. Да и экономических проблем в Швейцарии сегодня достаточно, признаёт издание. Это и завышенный курс национальной валюты, и отрицательный уровень процентных ставок, и медленный экономический рост (около 1% в текущем году), и высокий уровень внутренних цен. В Великобритании в этом плане ситуация сейчас более благополучная. Будучи второй по величине экономической силой в Европе, за последние четыре года Великобритания создала больше рабочих мест, чем остальные члены ЕС, а также осуществляет 60% финансового экспорта Евросоюза. В 2015 году британский ВВП вырос на 2,3%, а уровень безработицы в Соединённом Королевстве едва превышает 5% и продолжает снижаться.

Зажравшийся Брюссель

Сторонники брексита утверждают, что каждый день Лондон переводит в структуры ЕС 50 млн фунтов, и эти средства могли бы пойти на здравоохранение или другие нужды. Евроскептиков раздражает чрезмерное регулирование рынков брюссельскими чиновниками, которые вырабатывают директивы по допустимой кривизне у огурцов и нормативы упаковки чая. Если верить показанным в фильме «Brexit. The Movie» зарплатным ведомостям, оклады 10 тыс. (!) евробюрократов превышают оклад премьер-министра Великобритании. Как подсчитал Борис Джонсон, 60% принимаемых в королевстве законов спускаются из Брюсселя. С 1996 года Лондон подал в Совет Евросоюза 72 жалобы на то, что очередной навязанный закон вредит интересам Великобритании, но все эти жалобы были отвергнуты.

Вызывает у ливеров раздражение и проводимая ЕС политика субсидирования сельского хозяйства. Например, Франция, в отличие от Великобритании, получает на эти цели многомиллиардные дотации, при этом английские фермеры работают в более жёстких климатических условиях, чем французские. В общем, оппоненты Кэмерона убеждены, что политики в Брюсселе дискредитировали себя в роли штурманов европейской цивилизации и Даунинг-стрит больше не следует плясать под их дудочку.

Цифры говорят в пользу ЕС

Но римейнеры приводят свои аргументы. На сайте кампании Britain Stronger in Europe («Британия сильнее в Европе»), которую возглавляет один из самых известных бизнесменов страны Стюарт Роуз, приводится множество статистических данных в пользу сохранения членства в ЕС. Так, тратя ежегодно £5,7 млрд (€7,2 млрд) на пребывание в едином европейском рынке, Британия получает от него £91 млрд (€115 млрд). По подсчётам Britain Stronger in Europe, в случае брексита расходы каждой британской семьи увеличатся на £4,3 тыс. в год, так как вырастут цены на продукты питания, топливо и электроэнергию. Сохранение членства повлечет создание к 2030 году дополнительных 790 тыс. рабочих мест, в противном случае 950 тыс. человек останутся без работы. Сегодня объём прямых иностранных инвестиций в Великобританию превышает £50 млрд в год. Согласно исследованию Лондонской школы экономики, брексит уменьшит их на 22% и приведёт к падению ВВП на 6%.

Да, взнос Великобритании в бюджет ЕС является одним из крупнейших (в 2015 году около €13 млрд), но это, конечно, гораздо меньше, чем 50 млн фунт в день. Британцы перечисляют в Брюссель только 0,5% от своего ВВП, к тому же примерно треть из этих 13 млрд возвращается обратно в Соединенное Королевство в виде «скидки». Кроме того, выход из ЕС может обойтись британцам потерей как минимум в 3,8% ВВП в год в течение 15 лет. При этом важно помнить, что 44% британского экспорта идет в Евросоюз, тогда как только 8% европейского экспорта — на Альбион.

Лондонский Сити переедет в Париж

Потеряв доступ к зоне свободной торговли, Великобритания, на долю которой приходится пятая часть мировой банковской деятельности, рискует утратить свой статус финансового моста, соединяющего Европу с остальным миром. Как шутя обронил министр экономки Франции Эммануэль Макрон, ему будет чем утешиться в случае выхода британцев из ЕС: многие финансовые институты наверняка переедут в Париж. Но дело не только в краткосрочном шоке, к которому может привести брексит. Президент США Барак Обама во время своего визита в Лондон в конце апреля сообщил, что в ближайшее время Вашингтон планирует заключать торговые сделки с региональными блоками, а не с отдельными странами. А ведь пользуясь статусом членов ЕС, британцы являются бенефициарами 30 договоров о свободной торговле с 60 странами.

В случае брексита Лондону придётся перезаключать эти соглашения. Кроме того, Соединённому Королевству надо будет заново решать вопросы торгово-экономических связей с государствами Евросоюза, да и с США — своим главным союзником. Переходный период к «швейцарской мечте» может занять долгие годы, а экономические — в основном негативные — последствия начнут сказываться незамедлительно.

Швейцария получила освобождение от секторального регулирования ЕС именно после таких многолетних переговоров. К тому же эта страна банков до сих пор не имеет полного доступа к общеевропейскому рынку услуг, в том числе финансовых, а ведь сервисы составляют практически 80% британского ВВП. Самое же неприятное в случаях со Швейцарией или, например, Норвегией заключается в том, что эти государства вынуждены выполнять  требования ЕС, не имея возможности самим участвовать в их выработке. Так, Норвегии пришлось применить 75% законодательных норм Евросоюза, которые фактически были спущены в Осло из Брюсселя. И именно об этом британских евроскептиков предупредила канцлер ФРГ Ангела Меркель: «Вы никогда не достигните результата, на который вы рассчитываете, если вас нет в комнате для переговоров».

Всё обнулить

Многие британские евроскептики предлагают в одностороннем порядке обнулить собственные импортные тарифы и действовать исключительно на основании правил Всемирной торговой организации (ВТО). Но в самой ВТО без особого восторга воспринимают эту идею. Генеральный директор организации Роберту Азеведу предупредил, что дополнительные пошлины в случае выхода королевства из ЕС обойдутся британским потребителям в £9 млрд. Причём придётся начать столь сложные переговоры по пересмотру тысяч тарифных линий, что по объёму эта работа будет практически соответствовать присоединению к ВТО с нуля.

Покинув Евросоюз, Великобритания серьёзно дестабилизирует экономику его членов — и это едва ли будет способствовать тёплым отношениям. Как пишет журнал The Economist, три крупнейшие страны ЕС — Германия, Франция и Италия — не оставят брексит без последствий. «Либо ты внутри, либо вовне. На следующий день после выхода (из ЕС) британские учреждения лишатся финансового паспорта», — заявил Эммануэль Макрон в интервью Le Monde.

Кампанию «Britain Stronger in Europe» поддерживают 90% руководителей британского бизнеса. С предостережением от разрыва с Брюсселем выступили главы Банка Англии, нефтяных корпораций BP и Royal Dutch Shell, горнодобывающих Rio Tinto и Billiton, телекоммуникационных Vodafone и ВТ, аэрокосмической Rolls-Royce, автомобильной Jaguar Land Rover. Этой же линии придерживается и большинство ведущих мировых институтов. Генеральный секретарь Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Хосе Анхель Гурриа назвал идеи ливеров бредовыми, подчеркнув: «Во многих аспектах брексит станет чем-то вроде налога на ВВП». А директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард заявила, что последствия для Британии от пребывания вне ЕС варьируются от «плохих до очень плохих».

Рок за ливеров

В преддверии плебисцита фунт упал по отношению к евро и доллару на 3-4%. В последнюю неделю инвесторы стали перекладываться из рискованных в защитные активы: падали акции, нефть, валюты развивающихся стран, но резко вырос спрос на гособлигации. Это означает, что рынки уже частично заложили брексит в стоимость активов, однако любой исход референдума приведёт к новой турбулентности на биржах.   

Судя по опросам, за выход из ЕС будут в основном голосовать британцы старше 45 лет с невысоким уровнем доходов. Главная социальная база римейнеров — образованные и мобильные молодые люди в возрасте от 18 до 34. Как пишет Sunday Mirror, «исход референдума должна решить молодёжь». Если, конечно, хипстеры не забудут проголосовать: как показал последний зондаж, двое из трёх студентов не знают точную дату плебисцита. Кроме того, в день голосования  в Гластонбери будет проходить один из главных британских рок-фестивалей, а значит, многие еврооптимисты просто не доберутся до избирательных участков.

 Андрей Лощилин  

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал