Взрыв на востоке Ирака унёс не менее 30 жизней в первый день выборов

На выборах в Совет представителей Ирака 28 апреля голосуют медработники и сотрудники сил безопасности. Процесс волеизъявления проходит на фоне эскалации насилия сразу в нескольких регионах страны. Из Ирака материал корреспондента RT Надежды Кеворковой.
  • AFP

Самый тяжелый день выборов в Ираке – понедельник. Так считают сотрудники полиции, армии и спецслужб, которые голосуют сегодня. Те, кто должен охранять участки, стоят в очереди к бюллетеням и становятся мишенями. Пять участков, в том числе в Багдаде, Садр-сити и Мосуле, были атакованы с разными последствиями. МВД Ирака объявил о 6 погибших и 24 раненных, однако эти цифры быстро превратились в минимум три десятка убитых.

С утра на главном участке для спецслужб было весьма оживленно. Сюда ни один террорист не проберётся — это правительственный квартал рядом с Зелёной зоной, отгороженный от мира бетонными коридорами. Здесь с 2003 года, когда разбомбили муниципалитет Багдада, ходят только пешком или ездят на танках.

Весьма фотогеничные следы американских бомбардировок в этом квартале фотографировать почему-то нельзя. Вообще система иракских запретов носит отчетливый отпечаток парадоксов времен Саддама и просто плавно перекочевала к сегодняшним властям. Многие вынуждены признать, что вот в этом квартале было отлично гулять и фотографировать можно было абсолютно всё. Ничто в поведении военных не говорило о том, что они как-то особо бдительны или шокированы смертями товарищей. В Ираке, возможно, уже никого нельзя ничем шокировать.

Неизменно самое повышенное внимание к блокнотам, фотоаппаратам и зарядным устройствам в сумке журналиста. Увидев мою запасную батарею, которая при включении заиграла синими огоньками, сотрудница, которая меня обыскивала, с полностью закрытым лицом ринулась вон из палатки к старшему офицеру. Когда ей сказали, что это, она мгновенно перестала кричать и начала столь же импульсивно извиняться. Разные подразделения солдат и офицеров в разных формах собирались группами, фотографировали друг друга, фотографировались со мной и просили адрес на Facebook, чтобы стать друзьями и опубликовать фото.

Участок расположился в школе. В каждый класс были внушительные очереди, в которых стояли старшие командиры и простые солдаты, всё было вполне по-товарищески. А проголосовав, взводы поднимали палец в чернилах и фотографировались на память. Вопреки ожиданиям, совсем не все военные голосовали за правящий блок. И они весьма охотно рассказывали, почему они голосуют за своих кандидатов.

И уж совсем вопреки сложившемуся в СМИ мнению, среди военных были сунниты, которые голосовали за блок радикального шиитского лидера ас-Садра.

Райд не просто суннит – он суннит из Фаллуджи, которая захвачена террористическими группами, как в Ираке считают, «Аль-Каидой» и ИГИШ (ISIS). Он – единственный суннит в своём отделении, командует шиитами.

«Я голосую за ас-Садра потому, что он не просто хороший человек, он защищает всех, независимо от групп», — говорит Райд. В его полицейском отряде большинство голосуют за ас-Садра, а вовсе не за правящий шиитский блок аль-Малики.

Блок Муктады ас-Садра, поднявшего шиитское восстание против американской оккупации в Неджефе в 2004 году, выступает против правящего блока аль-Малики, имеет 40 мест в парламенте и 6 министерских портфелей.

Райд рассказывает, как живёт его многострадальная Фаллуджа, которая прославилась тем, что дважды восстала против американской оккупации в 2004 году, а теперь её захватили непримиримые борцы с «неверными» в лице шиитов.

«Семь месяцев назад начались набеги этих террористических групп – они делают свои рейды и уходят. Там есть люди отовсюду – из Сирии, Турции, даже из Туниса. Я не видел их своими глазами, но наши люди их видели. Они легко перемещаются по городу, у них много оружия. Большинство жителей, и моя семья тоже, переехали в Багдад. Мы все оставили по одному мужчине охранять наши дома – там находиться семьям невозможно», — говорит Райад.

Гольшам Камал Али, директор департамента по PR Независимой избирательной комиссии говорит о том, что террористы атаковали пять избирательных участков, где голосовали военные. В остальном, она считает, голосование началось хорошо, а к этим атакам военные уже морально готовы.

Тем временем во дворе школы появляется отряд в другом полицейском обмундировании. Они всем отрядом голосовали за Малики.Один из полицейских охотно разъясняет почему: «Я считаю его правильным человеком, достойным, лучшим. Он все делает разумно, я его уважаю». Все его однополчане из Багдада. Все подтверждают, что их семьи тоже голосовали за Аль-Малики.

Один из полицейских из этой группы протестует и говорит, что он голосовал за ас-Садра. Многие иракцы испытывают особое воодушевление от того, что, во-первых, их никто не заставляет голосовать, а во-вторых, что можно голосовать против правящего большинства. Что именно они от этого получат, никто особо не обдумывает. «Можно не сомневаться, что аль-Малики победит и останется – он устраивает всех – и американцев, и иранцев, а именно эти две стороны все определяют сейчас в Ираке», — эту фразу повторяют те, кто эйфории от процесса выборов не испытывают и особо ни на какие изменения не надеются.

Главный день голосования – 30 апреля. С утра вторника в ряде районов Багдада будет установлен комендантский час, проезд в город будет крайне лимитирован.

Это первые после вывода американских войск из Ирака выборы. На 325 мест в парламенте претендуют около 9000 кандидатов, четверть из них – женщины.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал