Назад в прошлое: Клейнфонтейн — анклав для белых в ЮАР

Недалеко от столицы ЮАР стоит памятник человеку, который считается идеологом апартеида. Статуя находится в анклаве, где живут одни белые, а темнокожим посетителям нужен специальный пропуск, чтобы туда попасть. Это не исторический музей под открытым небом, а самое настоящее самостоятельное сообщество. Репортаж корреспондента RT Полы Слиер.

Полчаса на автомобиле к северу от столицы ЮАР Претории, и вам покажется, что вы попали в прошлое. Уже прошло два десятка лет с тех пор, как к власти в стране пришёл первый чернокожий президент Нельсон Мандела. Однако в некоторых сообществах, тоскующих по временам апартеида, когда расовая сегрегация была закреплена законом, поднимают националистические знамёна.

Когда первые белые поселенцы попали в XIX веке в Южную Африку, они увидели лишь обширную безлюдную местность. Спустя полтора века они возвращаются к мечтам своих праотцов о создании независимого территориального образования со своими законами, флагом и языком. Добро пожаловать в Клейнфонтейн - анклав, где живут только белые. Все остальные могут попасть туда лишь на несколько часов и по специальному разрешению.

«Здесь очень строгая охрана. Мы не говорим, что темнокожие или кто-то ещё не могут заходить сюда. Вас пропустят, если у вас есть пропуск», - рассказывает местный житель Йохан Бота.

Первое, что можно увидеть, попав в Клейнфонтейн, - это бюст Хендрика Фервурда, бывшего премьер-министра ЮАР, который считается идеологом апартеида. Все указатели написаны на языке африкаанс. На нём говорят жители этого города с населением в 1 тыс. человек. Все они являются потомками европейских переселенцев, которые прибыли сюда в XVII веке. Местные жители настаивают на том, что они не расисты, просто они не рады евреям, католикам и людям, говорящим по-английски.

По словам Марисы Хаасбрук, которая живёт в Клейнфонтейне уже шесть лет, она чувствует себя в безопасности, ведь здесь нет преступности. «Мне нравится ощущать себя частью сообщества, члены которого объединены общей культурой и историей», - говорит она.

«Это частная собственность. Мы никого ничего не лишаем. Мы не считаем, что это расизм. Мы заботимся о нашей идентичности, хотим сохранить и защитить её», - рассказывает Хаасбрук.

В Клейнфонтейне есть профессора, инженеры и другие представители среднего класса. Жители платят организации, которая поставляет им воду и электричество. В основном сообщество выживает без помощи со стороны правительства. Теперь здесь есть свои водяные насосы и водоём. Также здесь есть торговый центр, банк, школа, дом престарелых и несколько небольших частных компаний. Местные жители говорят, что их самообеспечение было порождено необходимостью. Они мечтают учредить свой флаг и свою валюту.

«Проблема ЮАР в том, что большинство законов обусловлены расовым вопросом: они действуют на благо определённой расовой группы, направлены на экономическое развитие чернокожего населения. Здесь есть белые молодые люди, рождённые уже после эпохи апартеида, и у них нет доступа к работе и образованию», - отмечает Ян Грунвальд, член совета директоров кооператива Клейнфонтейна.

«У меня не тот цвет кожи. Я не чернокожая. Я искала работу, но безуспешно. Потом мой друг нашёл работу здесь, в Клейнфонтейне, и мы переехали сюда. Сейчас я занимаюсь уборкой домов и очень благодарна за эту возможность», - рассказала жительница Клейнфонтейна Элизе Смит.

Из-за белого правительства апартеида, возглавляемого выходцами из Европы, чернокожие жители ЮАР были вынуждены жить в так называемых «хоумлендах», резервациях. Спустя несколько десятилетий многое изменилось, и африканеры чувствуют, что белые хоумленды – это их единственный выход. Однако многие жители ЮАР опасаются, что такие города, как Клейнфонтейн – всего лишь оставшиеся аванпосты времён апартеида, которые могут вернуть страну к тёмным дням её расистского прошлого.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал