Stern: Ракеты Путина создают «запретные зоны» по всему миру, и это нервирует США

Запад обеспокоила новость о том, что Россия начинает поставки С-300 в Иран, поскольку российские системы ПВО делают практически невозможными точечные удары по отдельным объектам. Благодаря размещению российских систем вооружений в разных странах «запретных зон» для ракет и истребителей в мире становится всё больше, и это вынуждает Пентагон действовать более осмотрительно, пишет Stern.
Stern: Ракеты Путина создают «запретные зоны» по всему миру, и это нервирует США

После затянувшихся переговоров Россия объявила, что начинает поставлять в Иран первые системы С-300, заказанные ещё в 2007 году, что вызвало возмущение Запада, для которого эта сделка ознаменовала «конец эры нерискованных авиаударов», пишет Гернот Кампер в статье для Stern, содержание которой приводит ИноТВ. Впрочем, российский президент снял эмбарго на экспорт вооружений в Иран только после отмены антииранских санкций Запада, отмечается в статье.

В техническом плане речь идёт об оборонительном вооружении: это системы ПВО, которые Иран не сможет использовать для атаки на соседей. Российские ракеты с дальностью полёта до 200 км способны сбивать самолёты, ракеты, крылатые ракеты и вертолёты, чтобы защитить Иран от воздушного вторжения и сделать его «неуязвимым». Но если никто не может вторгнуться в воздушное пространство Ирана, тогда «никто не сможет и предотвратить размещение ракет средней дальности в стране или развитие опасных военных производств», предостерегает Stern. Конечно, только ракеты С-300 сами по себе не смогут создать непреодолимый «зонт», однако одна или две батареи российских систем ПВО сделают практически невозможными точечные удары по отдельным объектам в Иране.

Тегеран заказал себе модернизированные системы С-300 ПМУ-2, но поставляться могут и современные варианты систем С-300 ВМ, способные поражать цели на большой высоте (до 200 км), включая ракеты средней дальности, говорится в статье. Причём точность поражения истребителей составляет от 80% до 93%, за исключением современных американских истребителей, оборудованных технологиями «Стелс», против которых они не действуют. И если кто-то в будущем решит нанести удар по военным и другим стратегическим объектам в Иране, ему придётся вначале вывести из строя системы С-300, что предполагает более масштабный обмен ударами вместо точечной операции, поясняет Stern.

Иранцы также хотели бы приобрести у России и другое вооружение, в том числе зенитно-ракетный пушечный комплекс «Панцирь С-1» для противовоздушной обороны на малых расстояниях, истребители типа Су-30СМ и командные системы для развития взаимосвязанной структуры противовоздушной обороны. Кроме того, по информации российских СМИ, Иран также заинтересован в береговых ракетных комплексах «Бастион», способных обеспечить защиту побережья протяжённостью до 600 км. Новые модели С-300 и возможность их использования совместно с другими системами выводят экспорт российских вооружений «на качественно иной уровень», подчёркивается в статье.

Кроме того, при наличии таких современных составляющих преодолеть подобную систему обороны будет не так просто даже для мощной в военном плане державы, такой как США, пишет Stern. И хотя никто на Западе пока не может с полной уверенностью подтвердить, что российские системы «действительно являются такими эффективными, как утверждает Москва», западные эксперты уже активно выражают свои опасения относительно этих систем. А их эффективность может проявиться в любой момент в случае возникновения чрезвычайной ситуации.

Западным военным не нравится тот факт, что подобные системы обороны размещаются не только в Иране, в результате на карте мира создаются «запретные зоны», отмечает автор. Заместитель генсекретаря НАТО Александр Вершбоу в ходе Мюнхенской конференции по вопросам безопасности назвал эти зоны «крупнейшей проблемой» для альянса. Россия сама использует более современные системы С-400, размещённые на военных базах Калининградской области и Крыма, радиус действия которых также охватывает значительную часть акватории Балтийского и Чёрного морей, и «пытается убедить» страны СНГ в необходимости совместного размещения подобных систем. А после развёртывания в Сирии комплексов С-400 и «Панцирь С-1» на суше и систем ПВО в море Путин «с технической точки зрения мог бы в любой момент объявить о создании запретной зоны для полётов», считает Stern.

В Сирии Россия защищает таким образом свои военные объекты и определённые зоны, но благодаря «наступательной политике экспорта российского вооружения» очень скоро современные системы ПВО могут появиться и в тех местах, которые «имеют мало общего с российскими интересами безопасности», предупреждает автор. Пока Россия не решается «делиться» с Индией новейшими системами ПВО С-400, однако индийские власти увязывают этот контракт и с другими многомиллиардными сделками.

В результате активности России на рынке вооружений в мире появляется всё больше «запретных зон» для ракет и истребителей, однако вопрос о том, станет ли он более безопасным, остаётся открытым, пишет Stern. Эффект от появления подобных зон в первую очередь ощущают на себе державы, способные наращивать свои военные силы по всему миру — например, Соединённые Штаты, как «классический образец силы», чья военная мощь предполагает контроль над морями при помощи 11 групп американских авианосцев. И если чужие берега и проливы будут находиться под защитой российских комплексов С-300 и С-400, это ещё не значит, что авианосец уже бесполезен. Однако та эпоха, когда США могли безбоязненно задействовать свои авианосцы и истребители, постепенно окажется в прошлом: бомбардировки «беспомощных в технологическом плане противников» превратятся в настоящую военную операцию, которая может привести к ощутимым последствиям. В результате американцы начнут гораздо осторожнее принимать решения о задействовании своей военной авиации и авианосцев, заключает автор.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал