Госдеп США попытался оправдать расстрел пилотов российского Су-24

Ежедневный брифинг Госдепа США для журналистов сегодня был целиком посвящён инциденту с российским самолётом Су-24, сбитым ВВС Турции. Официальный представитель Госдепа Марк Тонер, отвечая на вопросы корреспондента RT Гаяне Чичакян и журналиста AP Мэтта Ли, сделал ряд весьма спорных заявлений.
Госдеп США попытался оправдать расстрел пилотов российского Су-24

Открывая брифинг, официальный представитель Госдепа Марк Тонер сообщил, что президент США планирует связаться с главой Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом в ближайшие несколько дней, и подчеркнул, что важнейшим вопросом, стоящим на повестке дня, является деэскалация напряжённости вокруг сбитого российского военного самолёта.

Тонер отметил: президент США считает, что причиной инцидента с СУ-24 мог стать тот факт, что Россия проводит операцию против «Исламского государства» вблизи турецкой границы и наносит удары по так называемым умеренным сирийцам.

Перейдя к ответам на вопросы корреспондента RT Гаяне Чачикян и журналиста AP Мэтта Ли, Марк Тонер сделал ряд весьма спорных заявлений.

Гаяне Чичакян: Вы говорите, что у Турции есть право защищать себя. Президент Обама заявил о том же. О какой защите идёт речь? Кто-то полагал, что Россия нападает на Турцию?

Марк Тонер: Я очень чётко сказал, что обстоятельства дела остаются невыясненными. Так что я не могу делать окончательных заявлений по поводу того, что произошло. Это было бы безответственно с моей стороны. Мы всё еще собираем информацию об инциденте… Давайте всё проясним, прежде чем выносить окончательные суждения. (Прервав вопрос корреспондента) Каждое государство, в воздушное пространство которого происходит вторжение, имеет право защищать себя.

Гаяне Чичакян: Даже если согласиться с турецкой версией произошедшего, что самолёт на 1,3 мили продвинулся вглубь территории Турции, нарушив воздушное пространство в течение 17 секунд, полагаете ли вы, что решение сбить его было правильным?

Марк Тонер: Что я считаю действительно важным (и президент тоже говорил об этом), так это деэскалация напряжённости. Мы хотим, чтобы Турция и Россия наладили диалог, мы хотим, чтобы такие инциденты больше не повторялись.

Гаяне Чичакян: В 2012 году, Сирия сбила турецкий самолёт, который якобы нарушил её воздушное пространство. Премьер-министр Эрдоган тогда заявил, что кратковременное нарушение границы не должно служить поводом для нападения. В то же время сегодня НАТО поддержало позицию Турции. Вы не замечаете непоследовательности позиции НАТО?

Марк Тонер: Мы осведомлены о турецкой версии событий. Если она подтвердится, и президент об этом сказал, у Турции есть право защищать своё воздушное пространство… Такое случается, когда страна участвует в операции на границах, когда проводит операции, которые не являются частью действий широкой коалиции по борьбе с ИГИЛ.

Гаяне Чичакян: Туркменские отряды в Сирии заявили, что убили двух российских пилотов, когда они спускались на парашютах после катапультирования. Туркменские отряды поддерживаются Турцией и сражаются против правительства Сирии. Вы считаете эти группы частью умеренной сирийской оппозиции?

Марк Тонер: Пока что поступает противоречивая информация о произошедшем — быть может, один из лётчиков остался жив. Знаете, если эти туркмены попали под российские удары, у них есть право защищать себя…

Гаяне Чичакян: И у них есть право стрелять по лётчикам, спускающимся на парашютах?

Марк Тонер: У нас нет полного понимания того, что произошло сегодня. Я уже об этом говорил и могу продолжать повторять это весь день… Легко делать скоропалительные выводы, произносить лозунги и выступать с заявлениями после такого события… На что мы обращаем внимание, так это на деэскалацию напряжённости в отношениях между Россией и Турцией.

Мэтт Ли: Есть у вас какие-то решения по деэскалации — кроме того, чтобы говорить России, что она должна прекратить полёты и вступить в коалицию?

Марк Тонер: ... Мы разработали механизм по деконфликтизации с Россией, чтобы избежать подобных случаев.

Мэтт Ли: Я вот не очень понимаю, что означает термин деконфликтизация. В отношении деэскалации (давайте пока забудем про деконфликтизацию), каких шагов вы ожидаете от России и Турции?

Марк Тонер: Повторюсь, если был факт нарушения турецкого воздушного пространства, то России стоит…

Мэтт Ли: Извиниться?

Марк Тонер: Не совершать подобного впредь. Знать, где летают её самолёты… Есть ряд шагов, которые требуется предпринять. Но об этом вам лучше смогут рассказать эксперты и специалисты, которые знают, что нужно сделать, чтобы снять напряжённость, возникшую в результате столкновения двух государств, ведущих операции на одной территории.

Мэтт Ли: Вы несколько раз повторили, что не знаете, что конкретно там произошло, но отметили, что эти туркменские повстанцы имеют право защищать себя…

Марк Тонер: Я не уверен, находились ли они в зоне российских ударов…

Мэтт Ли: Этим правом обладают все, разве не так? Не только повстанцы, которых поддерживает Запад?

Марк Тонер: К чему вы ведёте?

Мэтт Ли: Вы не думаете, что у всех должно быть право защищать себя? Включая правительство Асада?

Марк Тонер: Нет.

Мэтт Ли: Нет? У них нет такого права?

Марк Тонер: Слушайте, я не собираюсь соглашаться с вашим утверждением, но теперь... раз вы подняли этот вопрос… То, что делает режим Асада, это не самооборона.

Далее Марк Тонер дал ряд ответов на вопросы, касающиеся планов госсекретаря Джона Керри и ситуации в Южно-Китайском море, а также прокомментировал позицию США по израильским поселениям на Западном берегу реки Иордан. После этого он завершил пресс-конференцию.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал