«Край готов принять до 50 семей»: помощник омбудсмена Ставрополья о планах фермеров из ЮАР переселиться в Россию

Семья буров, потомков голландских поселенцев в Южной Африке, в июле посетила Ставропольский край и Карачаево-Черкесию. По их словам, тысячи фермеров из ЮАР рассматривают юг России как подходящее место для расширения своего фермерского хозяйства. Зарубежных гостей встретил помощник уполномоченного по правам человека в регионе Владимир Полубояренко. В эксклюзивном интервью RT он рассказал, что вынуждает буров искать земли вдали от родины и почему на Ставрополье будут рады иностранным фермерам.
«Край готов принять до 50 семей»: помощник омбудсмена Ставрополья о планах фермеров из ЮАР переселиться в Россию
  • Семья Слебус и омбудсмен Владимир Полубояренко

— В начале июля Ставропольский край посетила делегация буров из Южно-Африканской Республики. Они ищут возможность заниматься фермерством в других странах. И один из вариантов, который они рассматривают, — это Ставрополье. Сколько человек приезжали, как долго они пробыли у вас, кто и как принимал их в вашем крае?

— Делегация состояла из одной семьи: отца, сына и дочери Слебус. Отец и сын — доктора наук, а дочь — учительница. Они пробыли в Ставропольском крае и Карачаево-Черкесии три с половиной дня.

Встреч было много, в том числе в казачьем центре. Что поразило буров в музее казачества, так это схожесть судеб. Практически в то же время, когда казаки занимали пустующие земли на Кавказе, с кораблей, прибывающих из Голландии на самый юг Африки, высаживались первые поселенцы. Они сталкивались с теми же проблемами: необработанные земли, набеги враждебных племён и т. д.

Доктор Слебус сказал, что это просто удивительно, как совершенно на разных континентах, в десятках тысяч километров происходили очень похожие события. И как похожи были судьбы народов.

Была организована встреча со всеми национальными диаспорами Ставропольского края. Был очень тёплый, основательный и доверительный разговор. Все лидеры диаспор пригласили их на проживание в Ставропольский край и обещали помочь освоиться.

— С кем из администрации и официальных лиц встречались буры?

— Я как помощник уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае, как член Общественного совета города Ставрополя и как кавалер медали «Защитнику свободной России» пригласил их с частным визитом. Но губернатор Ставропольского края, правительство Ставропольского края, глава администрации города Ставрополя — так же, как и президент Карачаево-Черкесии, разумеется, были заранее проинформированы о визите.

Мы серьёзно занимались безопасностью их пребывания. Встречи были с фермерами, с общественными деятелями и общественными организациями. На сегодняшний момент край готов, по моей информации, принять 30—50 семей, которые будут первооткрывателями в Ставропольском крае.

На меня уже выходили фермеры из Ростовской области, из Краснодарского края, которые готовы принять у себя южноафриканцев. Потому что земля у нас есть, техника есть, а работать некому.

Задавались также очень животрепещущие вопросы. Например, приедут 30 или 50 семей, дети, родители. Будут, кстати, приезжать только полные семьи: не будет одиноких буров-мужчин и буров-женщин. Это условие выставили сами буры. Они сами построят себе и детские сады, и школу, и поликлинику. У них есть учителя, врачи и т. д. Всё привезут с собой и будут жить компактно. Построят себе протестантскую церковь, если не будут возражать власти.

Я вёл с представителями буров переговоры в течение целого года. Прежде чем их пригласить, я выяснял: почему Россия, кто они такие, что хотят посмотреть, какая цель, на что они рассчитывают и т. д. И меня порадовало, что они попросили организовать им посещение кафедрального собора Ставрополя и встречу с духовенством, если это возможно.

Они также побывали в Карачаево-Черкесии. Просили, чтобы я показал им Главный Кавказский хребет. Мы поднялись в Домбае на самую высокую точку. Природа Ставропольского края и Карачаево-Черкесии вызвала у буров полный восторг, особенно Домбай. Они там в снегу кувыркались, как дети. Они снега не видели. Говорят, в Южной Африке последний раз снег выпал в 1963 году.

  • Семья Слебус и Владимир Полубояренко в КЧР

— Вы были тем человеком, с которым они вышли на связь, для того чтобы наладить контакты здесь, в России. Почему они связались именно с вами?

— Очень простой ответ. Первое письмо они прислали мне после того, как посмотрели репортаж о том, как в ноябре прошлого года Ставропольский край радушно принял многодетную семью Мартенс из Германии, которую не устраивали уроки секс-просвещения у себя в стране. У них десять детей, кстати. На днях ожидается ещё пополнение.

Буры в Южной Африке увидели этот документальный фильм и спросили, не мог бы я помочь вступить в переговоры с властями, выйти на правительство России с их нуждой. Большое количество буров мечтает переехать в Россию на постоянное место жительства.

— Что толкает их на поиски новой земли, почему они хотят уехать?

— Буров сейчас 4 млн. Это 8% жителей ЮАР. С приходом новых властей их начали очень сильно ущемлять. Часто их убивают с особой жестокостью, не преследуя никаких материальных целей, чтобы ограбить или что-то забрать. Они вынуждены спать с оружием. Три тысячи обратились в Австралию и получили статус беженцев. Кто-то уезжает в какие-то другие страны. 

Но определённая часть — как они говорят, 15 тыс. человек — желают прибыть именно в Россию. Я задал вопрос: «Почему Россия?» Они ответили очень просто: «Только в России сохранятся наши семейные ценности».

Они люди верующие и считают, что в России сохранились христианская этика и мораль. Они видят в этом большое будущее — в сохранении традиционных христианских ценностей.

И вот они хотели бы переехать на юг России. Они воспринимают Россию как ковчег, как Петру, как какой-то островок безопасности, как я это понимаю. 

  • Семья Слебус на приёме в ставропольском Доме дружбы

— А как в ЮАР относятся к инициативе буров-африканеров уехать? 

— Это встречает жесточайший протест. Процессы идут там уже лет 10—12, не меньше. Последний закон, который подписал их президент и который приняло правительство, что земли и собственность буров будут изымать из их собственности, что будет экспроприация земель. Им стало очень трудно зарабатывать деньги, вести бизнес.

Есть решение правительства, что каждое предприятие, каждый бизнесмен должен принимать на работу людей в соотношении с численностью населения. То есть в любой фирме, в любом фермерском хозяйстве должно работать не более 8% белых, буров. Из 100 человек — 92 низкоквалифицированных кадра. И только 8 человек — квалифицированных. И это становится экономически невыгодным, потому что просто начинают работать в убыток.

— Вы сказали, что 30—50 семей готовы принять на Ставрополье. А какую помощь им готовы оказать?

— Первый мой вопрос был, когда я вступил с ними в диалог: «Чего вы хотите от России и на что рассчитываете?» Они ответили однозначно: «Нам от России ничего материального не нужно. Мы просим, чтобы нам дали статус беженцев, дали разрешение на временное проживание, и далее, в рамках законодательства России, мы в течение пяти лет получим гражданство. Мы просим, чтобы нам предоставили возможность взять в долгосрочную аренду землю на 49 лет либо её выкупить. Никакие финансовые и другие ресурсы нам не нужны. Мы богатые люди, каждая семья привезёт не менее $500 тыс. Дайте нам только возможность, где это можно сделать, где поставить свои дома. Мы всё построим. Мы живём общинами, сохраняя свою культуру, язык, уклад».

— Буры хотят жить общинно, поселиться локально. И в перспективе их будет, как вы говорите, до 15 тыс. человек. Какая площадь должна быть у их общинного поселения? Есть ли свободная земля, которая может быть передана для расселения такого количества людей? Сколько это в гектарах?

— На днях мне позвонил один из наших депутатов с предложением. Несколько лет назад в Ставропольский край из Средней Азии хотели переехать казаки-анастасийцы. Они тоже живут общинами. И, оказывается, под них в 30 км от Ставрополя уже был спроектирован посёлок. Там, насколько мне известно, 260 га земли для сельхозугодий и выпаса скота. Его можно будет передать в аренду или продать. Как договорятся с собственником — это уже товарно-денежные отношения, бизнесмены быстро найдут общий язык.

Великолепный посёлок, рядом огромное искусственное водохранилище. То есть готовый проект на 500 дворов, даже не на 50, ничего больше и не надо.

Идеи есть. В поле, в палатках жить не будут точно. Они уезжали и сказали: «Ставропольский край богом создан для фермерства. Есть все условия».

Буры воспринимают это как возрождение народной дипломатии. Они даже назвали меня первым народным дипломатом новой России. Буры — извините за недипломатическое слово — они не дураки. Люди с деньгами могут поехать куда угодно. А выбирают Россию. И это вызывает восторженные отклики. И понятно, что некоторые не будут об этом говорить, чтобы не говорить хорошо о России.

— Как будет решаться вопрос языкового барьера? Бурам всё равно будет необходима социализация, даже при локальном поселении. А у нас всё же повсеместное скорее незнание английского языка, чем знание. Что они в связи с этим собираются делать?

 — Этот вопрос неоднократно звучал, в том числе на встречах. Он уже фактически решён. Можно ли будет их дипломированным специалистам-женщинам преподавать английский язык в наших учебных заведениях? Ответ однозначный: работой обеспечим. Более того, будет обратная связь. Они будут учить наших детей английскому языку, а мы их детей будем учить русскому языку. И вот буры сказали: «Мы хотим в России стать русскими. Мы хотим в России чувствовать, что это наша родина».

  • Семья Слебус и Владимир Полубояренко в Ставропольском крае

— Какие преимущества получит край от того, что на Ставрополье появится эта община?

— Они специалисты в сельском хозяйстве, трудяги, настоящие земледельцы, настоящие скотоводы. Это хороший опыт и обмен опытом с нашими земледельцами.

— По окончании пребывания было запланировано передать меморандум-обращение к президенту России. Он был составлен? И если да, то о чём там говорится? И передан ли он уже?

— Они привезли с собой готовый текст обращения к российским властям. И привезли два письма от общественных организаций буров. Организации серьёзные — по 50 тыс. членов ассоциации буров-фермеров. Попросили меня передать этот меморандум Владимиру Владимирову, губернатору Ставропольского края, с просьбой дальше передать его президенту России.

Смысл его такой: «Россия всегда была с бурами, Россия всегда помогала бурам в войне буров с Англией в начале прошлого века». Я, честно говоря, по своему дилетантству, не знал об этом: что Россия не только помогала деньгами, но и добровольцы сражались на стороне буров в этой англо-бурской войне. Это возвышенное, религиозное, сердечное обращение. Губернатору я доложил. Губернатор в курсе всех происходящих событий.

— Какие действия запланированы на ближайшее время?

— В конце своего пребывания они пригласили губернатора Ставропольского края и главу администрации города посетить ЮАР, их провинцию с дружеским визитом. Планируют собрать конгресс лидеров буров. Может быть, даже будут какие-то официальные заявления. Я полечу в ЮАР, буду вести дальнейшие переговоры, уже технические. Как приезжают, какими группами, какие нужны документы, какие шаги, для того чтобы они получили вид на жительство, гражданство и т. д.

  • Семья Слебус в Ставропольском крае

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить