«Словно в Средневековье»: адвокат Винника — о суде над россиянином, обвиняемым США в «финансировании терроризма»

Сегодня в интернете разворачиваются отнюдь не игрушечные войны, считает адвокат Тимофей Мусатов. Одно из ярких тому подтверждений — дело россиянина Александра Винника. Его арест по обвинению в финансировании терроризма получил широкое освещение в западных СМИ. Именно этот информационный фон определил ход судебного процесса — вопреки здравому смыслу и принятым нормам. О деформации юридических понятий и злоупотреблении правом — адвокат Винника специально для RT.
адвокат Винника — о суде над обвиняемым в «финансировании терроризма» россиянином»
  • Александр Винник в сопровождении полицейских у здания суда в Салониках
  • Reuters

Общеизвестно, что интернет (и всё, что с ним связано) является на сегодняшний день территорией, на которой разворачиваются отнюдь не игрушечные войны. Один из эпизодов и стал основой того дела, над которым я работаю. Я рассматриваю его не как чисто уголовную историю, но как результат спецоперации, которая была разработана Соединёнными Штатами и проводилась сразу по нескольким направлениям.

Когда Винника арестовали, немедленно было организовано информационное сопровождение этого события по всему миру. Сама по себе столь мощная волна возникнуть не могла: подобных арестов было достаточно много, но они не привлекли внимания СМИ. Сегодня задержания и аресты наших граждан, связанных с IT-индустрией, стали едва ли не нормой. Но освещали их не так широко, как дело Александра Винника и БТС-Е.

БТС-Е — это обменный пункт, биржа, имеющая русские корни. Она была создана российскими гражданами, активно развивалась в течение последнего десятилетия и в итоге выросла в одну из крупнейших мировых бирж. С «военной» точки зрения она является идеальной мишенью для дискредитации российского бизнеса и страны в целом. Поэтому атака на БТС-Е стала одним из этапов большой операции, главная цель которой — заставить западное сообщество воспринимать россиян исключительно как преступников.

  • Адвокат Александра Винника Тимофей Мусатов
  • © Фото из личного архива

Александру Виннику предъявлены крайне серьёзные обвинения. Ему инкриминируют (только вдумайтесь!) осуществление незаконных финансовых операций в целях финансирования терроризма, наркотрафика и других особо тяжких преступлений. Простое их перечисление должно вызвать у жителей западных стран отвращение к таким чудовищам, как Винник и ему подобные.

«В подобных обстоятельствах Греция не имеет никакого права выдавать Александра Винника»

А на самом деле речь идёт лишь о том, что компания БТС-Е начала свою работу до получения обязательных по американским законам лицензий. Остальные обвинения сформированы исходя из этого маленького пункта. Они занимают 57 страниц — и все без исключения носят предположительный характер. Цитирую: «Александр Винник создал, организовал, управлял и является бенефициаром площадки, используемой всеми преступниками мира для отмывания полученных незаконным образом денежных средств».

Понимая, что в создавшейся ситуации нам будет крайне сложно защитить интересы Александра, мы обратились к заслуживающим доверия представителям греческого общества — к профессуре и преподавательскому составу высших юридических учебных заведений Греции. Именно эти люди готовят цвет юриспруденции страны, в том числе прокуроров и судей. Изучив материалы обвинения (с учётом американского и греческого законодательств), греческая юридическая элита пришла к однозначному выводу: в подобных обстоятельствах Греция не имеет никакого права выдавать Александра Винника. 

  • Александр Винник в сопровождении полицейских
  • Reuters

Винник не является хакером, то есть человеком, который тем или иным способом похищал чужое имущество, присваивал его и распоряжался им в преступных целях. И в тексе обвинения этого нет. Однако у западного общества уже сложилась уверенность, что Александр Винник украл то ли $4 млрд, то ли $6 млрд.

Каким образом сформировалось такое мнение? Очень просто: в обвинении указано, что за всё время существования компании (а это 10 лет) через неё прошло как минимум $4 млрд (на разных страницах фигурируют разные цифры).  Впрочем, все документы обвинения изобилуют неточностями.

Также по теме
Александр Винник у здания суда в Салониках «В дело вступает политическое лобби»: станет ли Греция экстрадировать Винника в Россию после решения суда
Греческий суд одобрил запрос российской Генпрокуратуры об экстрадиции на родину подозреваемого в мошенничестве Александра Винника,...

За последние 20 лет мир развивался таким образом, что гражданские права, за которые всегда боролась Америка и Европа — свобода волеизъявления, неприкосновенность частной и семейной жизни, свобода предпринимательства, неприкосновенность капитала и имущества, банковская тайна, — в конце концов как-то незаметно растворились в потоке сообщений об опасности терроризма и необходимости защиты несчастных граждан от жестоких и совершенно неуловимых террористов. И так легко люди променяли свободу на мнимую безопасность! То, что происходит с Александром Винником и БТС-Е, — результат этих изменений. А ведь криптовалюты просто обеспечивают свободный обмен материальными средствами между людьми. Это то же самое, что наличные деньги. Вот в обменный пункт приходит гражданин, отдаёт наличные деньги и получает наличные деньги — только в другой валюте. А теперь представим, что этот человек оказался террористом и совершил теракт. Должен ли за это нести ответственность сотрудник обменного пункта, выдавший деньги? Ответ очевиден.

Сегодня произошла деформация юридических понятий: мы словно перенеслись в Средневековье. Виннику инкриминируют заговор. А заговор всегда относился к преступлениям против государства: это попытка свержения власти. В одном пункте обвинения Винника называют хозяином, бенефициаром БТС-Е, в другом — бухгалтером, в третьем — исполнителем. То есть, с точки зрения американской юстиции, один человек, будучи собственником и сотрудником в одном лице, просто так шесть миллиардов долларов прокатал — и всё хорошо!

Итак, Александра Винника обвиняют в том, что при помощи биржи БТС-Е (которую он организовал, а теперь ею владеет и управляет) преступники всего мира отмывают деньги, полученные в результате таких преступных действий, как взлом компьютерных систем и заражение их вредоносным ПО, мошенничество, кража личных данных, уклонение от уплаты налогов, коррупция и торговля наркотиками.

Хорошее заявление, сильное! Только кто именно стал виновником этих преступлений? При каких обстоятельствах они были совершены? Когда и как действовали эти люди? Какие именно лица пострадали? Ответов на эти вопросы в представленных документах вы не найдёте. Нет ни одного упоминания о конкретных людях — за исключением одной, но очень важной ссылки. В ней говорится о двух коррумпированных агентах федерального правительства США, Карла Марка Форса и Шона Бирджеса, которые якобы отмыли тысячи долларов. Заметим, тысячи, а не миллиарды. 

«Нет никаких свидетельств, что эти серверы были изъяты, и никто не знает, где они находились»

Судебно-правовая система демократических государств всегда очень требовательна к выдвигаемым обвинениям. Здесь нужна особая точность: ведь речь идёт о судьбе человека, о правах личности. А это главная ценность западного мира, о которой так пекутся правозащитники в США и Европе. Но если речь идёт о судьбе россиянина, а не американца или европейца, то всё мгновенно меняется. В их глазах мы люди третьего сорта. И чтобы нас обвинить, необязательно искать веские доказательства — вполне достаточно общих рассуждений. Так что я имею право считать данное обвинение политически мотивированным.

И самое главное. США обвиняют российского гражданина в совершении целого ряда преступлений. Возникает вопрос: а где он совершил эти преступления? Существует общее правило: место проведения расследования — это место совершения преступления. Если расследование проводят США, значит, Винник с сотоварищи должен был совершить преступные действия на территории США — и никак иначе. Между тем выясняется, что сам Александр Винник никогда в Соединённых Штатах не был и ни одна из упомянутых в обвинении компаний не имеет к США никакого отношения. Однако американцы очень лихо привязывают факты, чтобы придать расследованию видимость законности. Они заявляют, что серверы БТС-Е находились на территории США. Это их первый аргумент. И второй, ещё более удивительный: американские граждане могли пользоваться услугами компании БТС-Е. Этого вполне достаточно, чтобы возбудить дело на территории США. У любого разумного человека такая позиция вызывает массу вопросов.

Также по теме
RT публикует видео с задержанным в Греции по запросу США россиянином Александром Винником
RT публикует видеокадры с россиянином Александром Винником, задержанным в Греции по запросу американской стороны. Суд постановил...

Что касается серверов, которые были размещены в США, то это ещё доказать надо. А никаких доказательств нет. Если серверы, которые находились на американской территории, действительно существовали, их должны были изъять, вскрыть, получить всю информацию и представить её общественности. Однако почему-то этого не произошло. Нет никаких свидетельств, что эти серверы были изъяты, и никто не знает, где они находились. Более того, сам факт их размещения на какой бы то ни было территории ни о чём не говорит. В мире существует государство под названием Интернет. Надо это признать. Это отдельное государство, не имеющее границ, в котором своя жизнь, свой бизнес и свои правила. Но на данный момент не существует юрисдикции, которая могла бы однозначно заявить: это наша территория. И вот появилась страна, которая, будучи матерью интернета, решила: всё, что есть в интернете, — это её порождение и поэтому ей подведомственно. Так считают в США.

«Одним и тем же судом вынесено два противоречащих друг другу решения»

Те обстоятельства, которые приводятся в этом обвинительном заключении, я назову просто: злоупотребление правом. А злоупотреблять правом безнаказанно может тот, у кого бицепсы больше. И это уже политика.

На сегодняшний день США могут себе позволить крайне легко относиться ко всем юридическим процедурам, потому что их политическое влияние в мире сверхвелико. Видимо, благодаря этому обвинение составлено крайне неквалифицированно. Явно к нему никто серьёзно не подошёл. Да и зачем? И так выдадут — в чём проблема? Греки — кто они такие? Как они могут сказать «нет» Америке? Гордых греков давно нет. Наверное, в США думают именно так.

Возник прецедент, когда одним и тем же судом с разницей в неделю было вынесено два, казалось бы, противоречащих друг другу решения. Однако на самом деле они не противоречат друг другу. Одно решение — о выдаче в США, другое — о выдаче в РФ. Конечно же, судья, которая выносила вердикт об экстрадиции в РФ, знала о предыдущем постановлении. С точки зрения здравой логики последний вердикт суда является определяющим. Но с юридической точки зрения это не так. Юриспруденция — это своего рода птичий язык, в этом и заключается весь казус. Есть два решения, по которым окончательные выводы должен принять министр юстиции — по своему усмотрению. А всё, что чиновник делает «по своему усмотрению», уже является политическим решением. Именно поэтому процесс из юридического перетекает в политический. Чей запрос предпочтёт удовлетворить министр юстиции — России или Америки? 

  • Александр Винник покидает суд в Салониках
  • Reuters

Однако тут есть один нюанс. Решение суда, удовлетворившее американский запрос, обжаловано в Верховном суде, а значит, не вступило в законную силу. То есть на данный момент его нет. И ещё неизвестно, будет ли оно вообще. А вот решение в отношении России никем не обжаловано, а это значит, что оно вступило в законную силу. И мы понимаем, что прокурор обжаловать его не будет: ведь он сам представил все документы и просил об экстрадиции в РФ. Он сам засвидетельствовал, что все документы, представленные российской стороной, соответствуют всем законам Греции и международным правилам, и на этом основании просил выдать Александра Винника в РФ. Винник, в свою очередь, тоже высказал желание оказаться перед судом в родной стране, как бы ни было тяжело наказание. Соответственно, Александр Винник тоже не будет обжаловать решение. Заметим также, что у Америки вообще нет возможности обжаловать это решение, потому что она не является одной из сторон по этому делу. В итоге, мы приходим к выводу, что данное решение не может быть обжаловано, а это значит, что оно вступило в законную силу на территории Греции. И — по идее — его надо немедленно исполнить.

А вот второго решения просто нет. Оно не вступило в силу. Нет его! Есть лишь некий написанный текст — бумажка, которой руководствоваться нельзя.

Но я думаю, что, к большому сожалению, ситуация будет развиваться не по юридической, а по политической логике. И министр юстиции сделает шаг, который должен сделать с точки зрения закона: когда гремят пушки, политики молчат, а юристы утирают слёзы (ведь у них нет пушек). Адвокаты, вооружённые только ручкой и знаниями в области юриспруденции, вряд ли смогут убедить политиков принять решение, соответствующее закону.

Греческое юридическое сообщество пристально наблюдает за судебным процессом, потому что он является беспрецедентным. Я бы назвал его ключевым. И дело не только в том, что это решение станет первым в Европе и в мире. Если такое решение пройдёт, можно будет смело утверждать, что весь интернет (вне зависимости от юридической фиксации бизнеса) — это территория, юридически контролируемая США. Вот это гораздо важнее. Греки с этим решением согласятся, а Греция — это часть ЕС. И это значит, что Евросоюз примет этот вердикт и тем самым окажет медвежью услугу всем своим гражданам. Но об этом пока никто не думает, потому что мировая общественность не понимает самой сути этого дела.

В настоящий момент мы готовимся к судебному заседанию в Верховном суде. В понедельник была подана дополнительная жалоба: мы считаем, что нарушены права нашего подзащитного, так как его слова в судебном процессе были грубейшим образом искажены. Суд фактически отказался выслушать Винника, но при этом принял во внимание искажённую версию его заявления. Мы протестовали против привлечения к судебному процессу неквалифицированного переводчика. Суд назначил переводчика, не обладающего надлежащими знаниями: у неё диплома переводчика нет, она инженер, как мы потом выяснили. Более того, она сама призналась, что не в состоянии дать точный перевод, так как не владеет юридической терминологией. Мы попросили другого переводчика, но судья не удовлетворил нашу просьбу.

Вот только один пример. На вопрос: «Вы являлись хозяином компании?» — Винник отвечает: «Нет, я не являлся хозяином компании, я был только экспертом». И этот ответ переводят так: «Да, я являлся хозяином компании».

У нас нет документального подтверждения этого факта: видео- и аудиозапись в суде запрещена, процесс проходил в закрытом режиме. Но у нас есть свидетели.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Наука