Кровь земли: начнёт ли Ирак нефтяную войну после референдума в Курдистане

Официальный Багдад отказался от переговоров с руководством Иракского Курдистана по итогам референдума о независимости. Вместо этого иракская армия стягивает силы к границе с автономией. В центре внимания сторон — нефтеносная провинция Киркук, перешедшая к курдам после победы над «Исламским государством»* в 2014 году. Но Багдад требует вернуть район под свой контроль — он не станет мириться с потерей богатых нефтяных месторождений. Соседняя Турция тоже не настроена на компромисс и заявляет о возможном военном вторжении на территорию Ирака для защиты тюркского населения от курдов. Есть ли риск военного конфликта в Иракском Курдистане, разбирался RT.
Кровь земли: начнёт ли Ирак нефтяную войну после референдума в Курдистане
  • Иракские военные недалеко от Киркука, Ирак
  • Reuters

Руководство Республики Ирак не намерено вступать в переговоры по итогам референдума о независимости Иракского Курдистана с руководством автономии. Об этом 26 сентября заявил глава иракского правительства Хейдар аль-Абади в эфире телеканала Al Arabiya. Премьер пояснил, что Багдад не собирается обсуждать с Эрбилем результаты неконституционного плебисцита, в ходе которого отмечались «фальсификации, манипуляции и угрозы».

Накануне иракский премьер поручил силовым структурам страны обеспечить безопасность жителей подконтрольных курдам районов, а парламент Ирака одобрил переброску иракских военных подразделений на территории, оспариваемые курдами у Ирака, — в частности, в провинцию Киркук. Помимо этого, было решено перекрыть все контрольно-пропускные пункты на границе с Курдским автономным районом.

Одновременно иракские и турецкие военные приступили к широкомасштабным военным учениям на границе двух стран.

Международный протест

Напомним, 25 сентября 2017 года в Курдском автономном районе (КАР) состоялся референдум о независимости от Ирака. Официальные результаты голосования будут оглашены 28 сентября. В референдуме приняли участие свыше 3 млн жителей автономии, явка составила 72,16%. Как сообщили РИА Новости в Высшей независимой комиссии по референдуму и выборам в Курдистане со ссылкой на предварительные результаты подсчёта голосов, большинство участников плебисцита — свыше 93% — высказались за создание независимого Курдистана.

О планах провести референдум власти КАР объявили в начале июня 2017 года, когда глава автономии Масуд Барзани достиг соглашения по этому вопросу с руководством Патриотического союза Курдистана (ПСК) и Демократической партии Курдистана (ДПК).

  • Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани
  • Reuters
  • © Azad Lashkari

Действия Иракского Курдистана спровоцировали жёсткую реакцию целого ряда государств. Главы внешнеполитических ведомств Лиги арабских государств назвали плебисцит незаконным, поддержав таким образом территориальную целостность Ирака.

Ранее в ходе переговоров на полях 72-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке главы МИД Ирака, Ирана и Турции приняли заявление, в котором призвали иракских курдов отказаться от идеи референдума.

Инициатива Эрбиля была прохладно встречена Москвой и Вашингтоном. С точки зрения американской администрации, референдум только отвлечёт от борьбы с «Исламским государством». Особое беспокойство Вашингтона вызвали планы Барзани закрепить за Курдистаном спорные районы — в первую очередь речь идёт о Киркуке.

«Проведение референдума в спорных районах, в частности, является провокацией и дестабилизирует ситуацию», —  считают в Белом доме. Российская сторона обращает внимание на необходимость уважать территориальную целостность Ирака, а также на возможные последствия референдума для всего региона.

Особую тревогу проявляет Анкара: турецкие власти уже пригрозили военным вмешательством для защиты туркоманов (или туркменов — RT.) — тюркского народа, проживающего на территории курдской автономии, их примерная численность достигает 800 тыс. человек. Основным предметом спора между туркоманами и курдами является Киркук. Пользующиеся поддержкой Анкары туркоманы выступают против перехода провинции под курдский контроль.

«Будет военное вмешательство, если туркоманы пострадают. Анкара считает себя защитником туркоманского этнического меньшинства Ирака, уделяя особое внимание городу Киркук, богатому нефтью, который курды захватили в 2014 году», — заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу 26 сентября.

Сложный выбор Анкары

Анкара также пригрозила Эрбилю санкциями. По словам турецкого премьер-министра Бинали Йылдырыма, Турция может перекрыть транзит нефти из Иракского Курдистана, если получит соответствующий запрос от иракских властей.

Также по теме
Племя изгоев: могут ли курды изменить карту мира?
В развернувшемся на Ближнем Востоке вооружённом конфликте значительную роль с самого начала играет так называемый «фактор курдов»....

«Контролировать торговлю нефтью должен Багдад», — подчеркнул глава турецкого кабмина.

Анкара не всегда придерживалась такой точки зрения, ранее помогая иракским курдам экспортировать нефть в обход Багдада. Иракские углеводороды поступали на международный рынок транзитом через турецкую территорию. Эта схема позволяла Эрбилю не зависеть от Тегерана и Багдада и приносила ощутимый доход турецкой стороне.

«Турки своими руками создали социальную базу для независимости Курдистана, — пояснил в интервью RT профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев. — Территории вокруг Эрбиля активно осваивались турками, в эти районы турецкая сторона вливала большие инвестиции, направленные на создание социальных сервисов и инфраструктуры. В обмен Анкара получала доходы от транзита нефти, не всегда легальной».

По словам эксперта, помогая курдам создавать собственную социально-экономическую базу, турецкие власти упустили ситуацию.

«Сейчас Турция оказалась перед сложным выбором: либо потерять доходы от транзита, либо столкнуться с неконтролируемым политическим процессом. Конечно, иракские курды отличаются от турецких, однако независимость Иракского Курдистана подстегнёт аналогичные устремления турецких курдов. Это пример того, насколько многофакторными могут быть процессы в регионе», — пояснил Евстафьев.

Киркук раздора

Особое значение в этом контексте имеет провинция Киркук, оказавшаяся под контролем курдов в 2014 году, когда отряды пешмерга отбили район у «Исламского государства». Мухафаза не входит в состав Курдского автономного района, хотя де-факто находится под курдским управлением.

Именно здесь сконцентрированы крупнейшие запасы иракской нефти, месторождения которой позволяют добывать порядка 900 тыс. баррелей чёрного золота в день. Для сравнения, общий объём добываемой в Ираке нефти составляет около 4,4 млн баррелей ежедневно.

Руководство Иракского Курдистана, к большому возмущению Багдада, провело референдум не только в автономии, но и на спорных территориях. Итоги голосования предсказать было несложно, ведь избирательные участки 25 сентября работали лишь в районах компактного проживания этнических курдов.

Ранее иракский парламент одобрил резолюцию, согласно которой нефтеносные месторождения Киркука должны вернуться под контроль центрального правительства страны. Также в иракском меджлисе (парламенте) призвали отправить в отставку руководство Киркука.

Эксперты связывают обострение ситуации в Ираке именно с борьбой за киркукские месторождения углеводородов. С момента вторжения в Ирак «Исламского государства» противоречия между Багдадом и Эрбилем были сглажены наличием общего грозного врага. Но после поражения такфиристов в Мосуле и Эль-Фаллудже  старая конкуренция между курдами и центральным правительством обострились.

  • Нефтяное месторождение Баба-Гургур в Киркуке
  • Reuters
  • © Ako Rasheed

«Ситуация вокруг нефтеносного района Киркук является основной причиной обострения ситуации в Иракском Курдистане, — подчеркнул Дмитрий Евстафьев. — Курды почувствовали, что обладают реальной экономической базой для создания собственной государственности, — никогда прежде у курдов такого шанса не было.  Действительно, курды заключили с Багдадом достаточно благоприятное соглашение в 2014 году, но затем иракские власти всячески нарушали этот договор. Поэтому курды сегодня не испытывают доверия к Багдаду в вопросе распределения денег».

В конце 2014 года между руководством Ирака и курдской автономии было заключено соглашение о разделе нефтяных богатств Киркука. Стороны договорились, что Курдистан передаст экспорт нефти в компетенцию Багдада в обмен на 17% годового дохода иракского бюджета. Однако стороны недолго придерживались условий сделки.

Падение мировых цен на энергоносители ударило по иракскому бюджету, в результате Курдистан недополучил средства, на которые рассчитывал, и курдские власти начали искать собственные каналы для экспорта нефти, в обход Багдада.

В этом Эрбилю очень помогла Анкара, обеспечившая транзит добываемых курдами углеводородов на мировой рынок. Впрочем, полностью полагаться на турецкий транзит курдское руководство не планировало и не раз заявляло о намерении диверсифицировать поставки. Для этого, в частности, планировалось проложить трубопровод из Курдистана в Иран.

Кроме того, в регионе действуют американская нефтяная компания Chevron и российская «Роснефть». Chevron буквально за неделю до референдума возобновила в Курдистане буровые работы, а «Роснефть» ранее подписала с региональным правительством Курдистана ряд крупных контрактов — в числе прочего речь идёт о расширении трубопровода на турецком направлении.

На грани войны

Возможный военный конфликт в регионе, конечно, внесёт свои коррективы в планы энергетических компаний, а также повлияет на весь политический ландшафт Ближнего Востока. Эксперты указывают на высокую вероятность перехода конфронтации в горячую фазу.

«Референдум в Курдистане обостряет ситуацию в регионе, — пояснил в интервью RT старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов. — Причины, по которым соседние страны — Иран, Турция и Сирия — осуждают этот референдум, понятны. Они опасаются роста сепаратистских настроений в курдских общинах на своей территории».

  • Избирательный участок в городе Эрбиль во время референдума о независимости Иракского Курдистана
  • РИА Новости
  • © Дмитрий Виноградов

По словам эксперта, хотя сам по себе референдум не означает провозглашения курдского суверенитета, если курдские власти пойдут дальше, ситуация обострится.

«Вероятность начала военных действий сейчас очень велика — прежде всего со стороны центрального иракского правительства. Тем более что законы Ирака позволяют использовать силовые методы борьбы против расчленения страны», — подчеркнул Долгов.

Похожей точки зрения придерживается и Дмитрий Евстафьев.

«Существует вероятность того, что ситуация скатится к силовому сценарию. Скорее всего, в среднесрочной перспективе в Иракском Курдистане может начаться вооружённый конфликт», — подвёл итог эксперт.

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...