Сироты джихада: Россия пытается вернуть из Мосула 48 детей, которых родители вывезли в ИГ

Российские власти пытаются вернуть на родину из иракского Мосула детей, которых подвергшиеся влиянию ИГ* родители вывезли из России в Ирак и Сирию. По данным RT, речь идёт о 48 несовершеннолетних. Сейчас дети находятся в приютах Мосула. Но отправить их в Россию пока невозможно: у сирот нет документов, подтверждающих российское гражданство. RT узнал, как Россия возвращает из Ирака и Сирии своих маленьких граждан, оказавшихся в эпицентре войны.
Сироты джихада: Россия пытается вернуть из Мосула 48 детей, которых родители вывезли в ИГ
  • Reuters

Принимать меры для возвращения из Ирака российских детей, которых вывезли родители — сторонники организации «Исламское государство», российские власти начали в середине июля, почти сразу после освобождения Мосула от боевиков. Тогда в арабских СМИ прошла информация, что под опеку Министерства труда и социальных отношений Ирака попала группа детей из России, которые остались в живых после боёв между иракской армией и игиловцами.

«Детей сейчас обследуют врачи, они в крайне удручающем состоянии», — сообщало со ссылкой на представителя министерства Абира аль-Джаляби агентство «Аль-Арабия».

 Дети войны

Как выяснил RT, сейчас в переговорах о возвращении детей на родину задействованы представители российского МИД, Чеченской Республики, Совета Федерации, а также иорданские и иракские политики. Инициатором эвакуации российских малышей и посредником при переговорах между представителями разных стран и международными общественными организациями выступил известный иорданский политик чеченского происхождения Самих Бено.

«Я являюсь главой Ассоциации друзей республики Чечни в Иордании. Я вышел на связь с местными иорданскими властями, службами безопасности Иордании, Министерством внутренних дел, представителями Красного Полумесяца в Иордании, с моими друзьями в России, а также советником президента Чечни. Мы сообщили, что планируем вернуть несовершеннолетних детей домой. Они не имеют отношения к войне в Ираке, в Сирии или в другом месте. Наша деятельность гуманитарная», — рассказал в интервью RT Cамих Бено.

  • Reuters

Возвращением на родину детей, которых родители вывезли в ИГ, Самих Бено начал заниматься после того, как бывший член иракского парламента доктор Надийа Джубури распространила в WhatsApp фото девочки с обожжёнными руками и ногами. Её нашли под руинами здания. Под фотографией на арабском языке было написано, что отец и мать девочки погибли в боях с иракской армией. Её имя не называлось, но отмечалось, что говорит она только по-чеченски. Самих попытался найти родственников девочки в Чечне, чтобы отправить её на родину.

Именно с поиска родственников этой девочки и началась операция по возвращению детей из России. Сейчас всю информацию о маленьких россиянах, найденных в Мосуле, Бено сообщает своим чеченским друзьям и представителям российских властей. Они, в свою очередь, передают иорданскому политику обращения от россиян о розыске своих несовершеннолетних родственников, поневоле оказавшихся в ИГ.

Сирот никто не считает

По словам Бено, сейчас речь идёт о возвращении на родину 48 несовершеннолетних, которых поместили в приюты при Министерстве труда и социальных дел в Ираке.

«Большинство детей стали сиротами в результате ужасной войны. Вы сами знаете, что условия сейчас в Ираке очень тяжёлые. Я не могу пока точно назвать вам срок или время, но могу сказать одно: мы приложим максимум усилий для их возвращения», — поясняет Бено.

Эвакуация детей из Ирака будет проходить в два этапа: сначала их вывезут из Мосула в Иорданию, а уже оттуда несовершеннолетние будут отправлены в Россию к родственникам. Однако ситуация с возвращением сирот на родину осложняется отсутствием документов, подтверждающих гражданство.

«Дети должны будут сдать тест ДНК, чтобы определить родственную связь с людьми, которые утверждают, что являются их родственниками. Мы это делаем, чтобы никто не пришёл и не сказал нам без каких-либо доказательств, что это его ребёнок», — уточняет Бено.

Также по теме
«Видел солнце лишь однажды»: в Ираке подозреваемых в терроризме содержат в нечеловеческих условиях
В иракских тюрьмах подозреваемые в связях с террористами содержатся в нечеловеческих условиях. В камере четыре на шесть метров, по...

Он также отмечает, что по вопросам возвращения детей он контактирует с послами России в Ираке и Иордании. Кроме того, по информации RT, сейчас в Багдаде находится заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам Зияд Сабсаби, который также занимается судьбой маленьких россиян в Мосуле.

Стоит отметить, что кроме 48 российских детей в приютах сейчас находятся несовершеннолетние граждане из других западных стран — завербованные боевиками родители везли с собой в ИГ детей из США и стран Евросоюза. Однако общее количество таких детей, которые находятся в Мосуле и других городах Ирака и Сирии, неизвестно. Не смогли назвать точное число и в ЮНИСЕФ, куда RT обратился с официальным запросом.  

В ИГ поневоле

Эвакуировать на родину из Сирии и Ирака, по словам Cамиха Бено, будут не только детей, но и в некоторых случаях их родителей. Например, матерей, которые были вынуждены уехать в ИГ вместе с мужьями, братьями и отцами. По информации RT, речь пока идёт о пяти семьях, изъявивших желание вернуться в Россию.

Жительница Ингушетии Аза Хаюрина надеется, что теперь, после освобождения Мосула отыщутся её дочь Макка и четверо внуков. Женщина с детьми уехала в Ирак вслед за мужем и последний раз выходила на связь полгода назад — перед началом активных боевых действий.

  • Отец оказавшейся в Мосуле девушки просит вернуть дочь домой

«Макка вышла замуж в 2009 году за Сайхана Махаури. Это была очень дружная и трудолюбивая семья. Жили они очень хорошо. Дочь занималась хозяйством — они держали коз и коров, — а также подрабатывала тем, что пекла торты на заказ. Зять работал на кирпичном заводе», — женщина рассказывает RT историю своей дочери, едва сдерживая слёзы.

Всё изменилось летом 2015 года, когда зять неожиданно уехал в Турцию. По его словам, он решил заняться торговлей. Через месяц Макка вместе с тремя детьми поехала вслед за ним.

«У нас в мыслях не было, что всё это только подготовка к переезду», — говорит Аза. 

Из Турции Макка ежедневно звонила, присылала видео, как она вместе с детьми и мужем катается на аттракционах. А затем дочь перестала выходить на связь.  «Мы не знали, что думать. А потом дочь позвонила и сказала, что они переехали в Ирак. Она плакала, говорила, что он угрожал забрать детей, а она не могла их бросить», — вспоминает Аза.

По приезде в Ирак мужа Макки боевики сразу же взяли в оборот и отправили обучаться военному делу. В учебном подразделении ИГ он провёл месяц. После окончания «учебки» ему дали трёхдневный отпуск, а затем отправили воевать. Провоевал муж Макки совсем недолго. Через четыре дня ей сообщили, что он убит.

«Мы пытались вытащить её оттуда, несколько раз я ездила в Турцию, пыталась выйти на людей, которые помогли бы дочке вернуться. Но ничего не получилось. А она сама оттуда вырваться тоже не смогла. Буквально перед самой гибелью мужа Макка родила четвёртого ребёнка. Родственников у неё там нет, языков она не знает — говорит только по-русски. Куда она могла пойти с четырьмя маленькими детьми», — плачет Аза.

Отец Макки Ваха Хаюрин направил письмо депутату Госдумы Адаму Делимханову с просьбой помочь с возвращением из Мосула дочери и внуков. Также мужчина обратился к президенту РФ Владимиру Путину, главе Чечни Рамзану Кадырову и главе Республики Ингушетия Юнус-беку Евкурову с просьбой принять участие в судьбе его дочери и внуков. «Помогите спасти нашу дочь и наших внуков, всех тех наших граждан и детей, которые оказались там не по своей воле», — попросил Хаюрин.

Забрал сына на войну

24-летняя жительница Чечни Залиха Ашаханова спустя два года безуспешных поисков впервые увидела своего сына на выложенной в интернет видеозаписи из освобождённого Мосула.

Также по теме
Удар по живому: правозащитники требуют расследовать преступления международной коалиции в Мосуле
Международные правозащитные организации, в том числе Amnesty International и Human Rights Watch возмущены тем, какую цену пришлось...

В октябре 2015 года бывший муж Ашахановой Хасан Тагиров втайне от неё вывез сына в Сирийскую Арабскую Республику.

«После того как мне прислали видеозапись с моим мальчиком, я была в шоке. Я не видела его два года, но сразу узнала. Он почти не изменился. Даже если не внешне, то по голосу я его точно узнала. Манеры остались всё те же. На этом видео на заднем плане и его отец. Его тоже узнали все: и моя мама, и его родственники, — вспоминает мать мальчика. — Рассылка с видео попала ко мне случайно. Его прислали в одну из групп Telegram. А через час оно было и в WhatsApp, и в Instagram», — рассказывает Ашаханова. 

Женщина сразу обратилась в прокуратуру. Поиски ребёнка уже начались. По словам Залихи, есть информация, что её сына нашли и он находится в одном из приютов Багдада.

В прокуратуре Чечни RT подтвердили, что сейчас по обращению Ашахановой проводится проверка, к которой привлечены различные официальные ведомства, а также уполномоченный по правам ребёнка в Чечне. Судьбой мальчика в настоящее время активно занимается и чеченская община в Иордании.

***

Между тем, как выяснил RT, Cамих Бено нашёл бабушку той самой девочки с фотографии, с которой и началась операция по возвращению детей из Мосула на родину. Как выяснилось, девочке девять лет, её имя — Хадиджа Хусейнова. Бабушка Хадиджи живёт в Чечне.

«Сейчас девочка находится в одной из больниц Багдада, с ней работает комитет Красного Полумесяца Ирака, — рассказывает RT источник, знакомый с ситуацией. — Её там подкармливают, лечат и приводят в порядок. Документов у девочки нет».

RT будет следить за тем, как развивается ситуация вокруг российских детей, оказавшихся в иракском Мосуле.

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

 

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Наука