«От зон деэскалации зависят судьбы людей»: о чём договорились участники переговоров по Сирии в Астане

В Астане завершился пятый раунд переговоров по Сирии, в ходе которого обсуждалось установление зон деэскалации в Восточной Гуте, северном Хомсе и Идлибе. Несмотря на то, что участникам не удалось подписать каких-либо соглашений, они не считают нынешнюю встречу безрезультатной. В интервью RT глава российской делегации Александр Лаврентьев подвёл итоги переговоров и рассказал, для чего в САР создаётся российская военная полиция и чем отличаются так называемые деконфликтные зоны США от зон деэскалации, обсуждаемых в Астане.
«От зон деэскалации зависят судьбы людей»: о чём договорились участники переговоров по Сирии в Астане
  • AFP

Представители стран-гарантов (России, Турции и Ирана) завершили пятый раунд переговоров по Сирии в Астане. На встрече обсуждалось создание зон деэскалации в Восточной Гуте, северном Хомсе и Идлибе и планировалось принять документы как минимум по двум из них. Между тем, как констатировал спецпредставитель президента России Александр Лаврентьев, подписать соглашения в этот раз не удалось, так как они нуждаются в доработке. Однако, отметил он, участники договорились о создании совместной рабочей группы, которая и займётся подготовкой этих документов.

«Результаты оцениваем положительно. Хоть это и небольшой шаг вперёд, но он сделан в правильном направлении — направлении действительной стабилизации ситуации и попыток найти мирное решение сирийского кризиса. Конечно, не всех целей удалось достичь: ведь задачи мы ставим себе большие», — рассказал RT Лаврентьев.

Он выразил надежду, что оставшиеся вопросы найдут свои ответы в дальнейших переговорах, подчеркнув, что принципиальных разногласий между переговорщиками нет.

«Как таковых разногласий по зонам деэскалации нет. Все мы прекрасно понимаем, что понятие «зоны деэскалации» уже устойчивое: это то, где находится умеренная и другая (в том числе радикальная) оппозиция. Трудности сейчас заключается в согласования линий боевого соприкосновения, то есть в очерчивании границ этих зон», — сказал спецпредставитель президента России.

  • Александр Лаврентьев
  • РИА Новости

Жизненно важная линия

По его словам, де-факто эти зоны уже существуют, однако их границы неустойчивы.

«Сложность в том, что работать только по картам, находясь в кабинете в Москве, Анкаре или Тегеране, уже просто невозможно. Необходимо зачастую выезжать на место (что и делают наши военные эксперты и специалисты) и конкретно смотреть, где можно провести так называемую виртуальную линию», — говорит Лаврентьев.

Ведь, отметил собеседник RT, от этой границы зависит дальнейшее успешное соблюдение режима прекращения огня. «С одной стороны, она виртуальная, а с другой — это судьбы людей. Поэтому от того, насколько нам удастся согласовать эти линии соприкосновения, будет зависеть успех дальнейшего соблюдения режима прекращения боевых действий», — считает Лаврентьев.

  • globallookpress.com
  • © Juma Muhammad/ZUMAPRESS.com

Миротворцы для зон

Несмотря на то, что официально никаких положений по зонам деэскалации пока не принято, Лаврентьев всё же поделился некоторыми деталями их будущего регулирования. Так, он подчеркнул, что наблюдение за зонами, вероятно, будут осуществлять небоевые формирования военных наблюдателей.

«Это будут военные наблюдатели. От российской стороны в этом качестве будет выступать военная полиция. В основном, она сейчас набирается из числа представителей суннитов мусульманского населения Российской Федерации, которые как раз смогут найти общий язык с местным населением и тем самым предотвратить возникновение возможных конфликтных ситуаций», — рассказал член российской делегации.

Ранее он отмечал, что Россия обратилась к странам СНГ с призывом рассмотреть вопрос о наборе подобных миротворцев. 

Также по теме
«Коалиция защищает ИГ»: родственники сбитого сирийского лётчика — в интервью RT
Члены семьи сирийского подполковника Али Фахда, чей самолёт был сбит 18 июня в результате удара коалиции США, дали эксклюзивное...

Самоуправство США

Стоит отметить, что сейчас в СМИ циркулируют два термина, обозначающих зоны, которые должны стать территориями мирной жизни, — «зоны деэскалации» и «зоны деконфликтинга» (или «деконфликтные зоны»). Создание первых обсуждают участники астанинского процесса, а организация вторых — это инициатива США. Лаврентьев объяснил RT, что у них общего и чем они различаются.

По его словам, изначально идея создания зон с приставкой «де-» была высказана в США, а Россия просто развила её в более позитивном ключе. Несмотря на общую идею, добавил он, российская сторона не согласна с формулировками, которые выдвигает Вашингтон, устанавливая свои зоны деконфликтинга.

«Это абсолютно искусственные образования. Как вы знаете, разворачиваются споры в отношении населённого пункта Эт-Танф недалеко от сирийско-иракской границы, который американцы назвали зоной деконфликтинга, самовольно установив 55-километровую зону вокруг него. Для нас это — самоуправство. Это абсолютно незаконно», — заявил Лаврентьев.

  • globallookpress.com
  • © Michael Battles/ZUMAPRESS.com

Американцы же, ссылаясь на существование таких зон, считают себя вправе наносить удары по всем, кого они воспринимают как угрозу для этих образований. В основном это правительственная армия Сирии. В связи с этим Лаврентьев назвал абсолютно необоснованными и заслуживающими осуждение удары западной коалиции во главе с США по силам Башара Асада.

«Мы рассматриваем эти шаги на востоке страны как неприемлемые и считаем, что США должны предоставить сирийским войскам полный доступ к сирийско-иракской границе и позволить им взять её под собственный контроль», — отметил спецпредставитель президента России.

О нелегитимности подобных зон ранее заявлял и глава МИД России Сергей Лавров.

«Насчёт объяснений, которые коалиция выдала, заявив, что эти проправительственные силы нарушили зоны деконфликтинга, — мне о таких зонах неизвестно. Наверное, идёт речь об односторонне установленных коалицией территориях, которые (в одностороннем же порядке), наверное, были объявлены как зоны, где только коалиция может всем распоряжаться. Мы такие зоны признавать не можем. Одностороннее объявление неких деконфликтных территорий мы считаем нелегитимным», — заявил Лавров.

  • © Flickr / МИД России

Астана в помощь Женеве

Возвращаясь к переговорному процессу в Астане, Лаврентьев подчеркнул, что встречи в Казахстане весьма способствуют продвижению переговоров в Женеве.

«Нельзя считать, что астанинский процесс занимается исключительно вопросами режима прекращения огня, а женевский — политическим урегулированием. Процесс в Астане очень сильно дополняет женевский», — сказал он.

Это признаёт и спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура, присутствовавший на переговорах. «Мы со стороны ООН ценим настойчивость, решительность и постоянную, трудную работу гарантов Астаны. Мы считаем, что их усилия приносят положительный результат, но им нужно больше энергии и терпения. И мы с ними», — заявил он.

В частности, де Мистура рассказал о заинтересованности ООН вопросами обнаружения и обезвреживания мин, а также освобождения заключённых.

Между тем мнение о причине скромности нынешних результатов высказал глава делегации официального Дамаска Башар Джаафари. Он утверждает, что в замедлении процесса урегулирования виновата Турция.

«Многое указывает на то, что турецкая политика относительно процесса в Астане носит негативный характер. Этот негатив в турецкой политике стал причиной столь скромного результата «Астаны-5», — сказал Джаафари.

Отметим, что очередной раунд переговоров по Сирии в Астане планируется провести в последнюю неделю августа. В Женеве он начнётся 10 июля.

Смотрите интервью с главой российской делегации на переговорах по Сирии в Астане Александром Лаврентьевым на RTД.  

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Бывший СССР