Диалог с пристрастием: как Трамп добился важных уступок от президента Южной Кореи

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин завершил визит в США. Это первая поездка избранного в мае 2017 года южнокорейского лидера за рубеж. Политик, обещавший наладить диалог с Пхеньяном и демонстрировавший признаки независимого от США поведения на внешнеполитической арене, вынужден был во многом выступать в унисон с Трампом. Кроме того, американскому президенту удалось добиться максимальных уступок и в области двусторонней торговли. Как сильно изменила эта поездка расстановку сил на дальневосточных рубежах России — выяснял RT.
Диалог с пристрастием: Трамп добился важных уступок от президента Южной Кореи
  • Reuters

Стратегическое нетерпение

Главным, что интересовало общественность в ходе визита южнокорейского президента, была, разумеется, ситуация вокруг Северной Кореи, обострившаяся в последние несколько месяцев. В апреле 2017 года США и КНДР, казалось, стояли на пороге реальной войны. С тех пор обстановка несколько разрядилась, но со стороны Северной Кореи и сейчас периодически звучат воинственные лозунги в адрес южного соседа и Соединённых Штатов, а продолжающиеся испытания различных типов ракет заставляют американских деятелей периодически заявлять, что они не исключают решения северокорейской проблемы военным путём.

В минувшую среду, как раз накануне визита Мун Чжэ Ина, о подготовке плана боевых действий против КНДР сообщил советник Трампа по национальной безопасности генерал Герберт Макмастер. А во время совместной пресс-конференции с Мун Чжэ Ином в пятницу Дональд Трамп заявил, что США заканчивают с политикой «стратегического терпения в отношении КНДР» и призвал усилить давление на Пхеньян, в том числе и санкционное:

«США призывают другие региональные державы и все ответственные страны присоединиться к нам в применении санкций и выдвижении требования, чтобы северокорейский режим выбрал путь лучше, и сделал это быстро, обеспечив иное будущее своему давно страдающему народу».

«Трамп заявил о том, что политика стратегического терпения иссякла, — объяснила RT риторику американской стороны доцент кафедры американских исследований СПбГУ специалист по КНДР и Южной Корее Ирина Ланцова. — Сам термин «стратегическое терпение» характеризует политику Барака Обамы в отношении Северной Кореи — это эвфемизм, принятый в политическом обороте для обозначения выжидательного курса. Соответственно, Трамп в очередной раз подтвердил то, что собирается более активно давить на Северную Корею».

Вежливая мимикрия

Южнокорейский президент поддержал заявление своего американского коллеги по Северной Корее, пообещав жёстко ответить на возможные провокации КНДР. При этом, однако, он подчеркнул, что не отказывается от попыток наладить диалог с северным соседом.

Диалог с пристрастием: Трамп добился важных уступок от президента Южной Кореи
  • Президент США Дональд Трамп встречается с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином в Белом доме, Вашингтон
  • Reuters

«Мы договорились совместно работать над фундаментальным разрешением северокорейской ядерной проблемы, основываясь на поэтапном и всеобъемлющем подходе, используя как санкции, так и диалог», — подчеркнул Мун Чжэ Ин, выступая на пресс-конференции.

Позже в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне южнокорейский лидер уточнил свою позицию, отметив, что готов к диалогу с КНДР, если северокорейская сторона выполнит одно из двух условий: прекратит ядерные испытания или освободит одного из трёх американских заключённых.

Также по теме
Отто Вормбиер перед началом суда в Пхеньяне Авантюристы или перебежчики: зачем граждане США едут в Северную Корею
КНДР выдала США американского студента Отто Вормбиера, который в прошлом году был приговорён в Пхеньяне к пятнадцати годам трудовых...

По мнению ведущего научного сотрудника центра корейских исследований ИДВ РАН Евгения Кима, последнее заявление свидетельствует о том, что Мун Чжэ Ин, который победил на выборах 9 мая 2017 года под лозунгами сближения двух Корей, не отказался от курса на разрядку в отношениях с КНДР, хотя во время визита в США и вынужден был подстраиваться под риторику американской стороны.

«Требования, которые южнокорейский президент, выдвинул к КДНР, в принципе выполнимы, в особенности в том, что касается освобождения американских заключённых», — отмечает эксперт. — Если освобождение этих американцев будет условием начала переговоров, то Северная Корея может пойти на это».

Мун не сдаётся

Евгений Ким утверждает, что внешне жёсткая риторика южнокорейского президента во время визита в Вашингтон, подчеркнувшая приверженность укреплению оборонного союза с США в борьбе с северокорейской ядерной угрозой, обусловлена двумя факторами: во-первых, традиционным статусом США как главного союзника Южной Кореи, когда любой лидер в Сеуле должен считаться с мнением «старшего брата» в Белом доме, а с другой — активной проамериканской позицией правых партий и южнокорейской армии, негативно воспринимающих попытки наладить диалог с КНДР.

Также по теме
«С дороги не свернём»: КНДР заявила о продолжении ядерной программы, несмотря на санкции
Власти КНДР решительно отвергли резолюцию Совета Безопасности ООН, расширяющую санкции в отношении страны из-за проводимых ею ракетных...

В то же время, по словам эксперта, новое руководство Южной Кореи забрасывает разные пробные шары, чтобы протестировать реакцию союзников и держав региона на свои инициативы. Так, советник президента Южной Кореи по объединению, международным отношениям и национальной безопасности Мун Чон Ин за две недели до визита своего лидера, выступая в Вашингтоне, предложил уменьшить масштаб совместных американо-южнокорейских учений, которые Пхеньян небезосновательно рассматривает как подготовку нападения на КНДР. Но на такие уступки Южная Корея готова пойти в случае прекращения атомных испытаний северным соседом. Схожей позиции, отмечает эксперт, придерживаются в Москве и Пекине, предлагая вообще отказаться от манёвров, где отрабатывается вторжение в КНДР. Выступая в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне 30 июня, южнокорейский лидер подчеркнул, что не откажется от проведения учений с США, отставив, однако, за собой право определять их масштаб и направленность, что, по мнению Евгения Кима, также может быть использовано в торге с северокорейцами.

Диалог с пристрастием: Трамп добился важных уступок от президента Южной Кореи
  • Совместные учения США и Южной Кореи
  • Reuters

«Принципиально Мун Чжэ Ин не отошёл от обозначенной ранее политики. Какие-то уступки неизбежны, но в свете обязательств, которые он взял на себя, и обещаний в ходе предвыборной кампании, он всё равно будет стремиться наладить диалог с Северной Кореей», — уверен Ким.

Ракетное надувательство

Новый президент Южной Кореи неоднократно высказывал сомнения в необходимости размещения в Южной Корее формально направленных против КНДР элементов американской системы ПРО THAAD. Недавно его правительство решило остановить процесс размещения четырёх установок противоракетной обороны, которые военные совместно с американцами собирались завезти в страну втайне от руководства. Этот вопрос также активно обсуждался во время визита Мун Чжэ Ина в США.

Также по теме
«Чёрный» бизнес: Трамп пообещал продать Украине миллионы тонн угля
Украина нуждается в «миллионах тонн» американского угля и собирается приобрести его в ближайшее время. Об этом сообщил президент США...

Как пояснил RT суть проблемы Евгений Ким, на самом деле изначально Соединённые Штаты и руководство Республики Корея договорились до 1 июля 2017 года привезти в Южную Корею одну установку ПРО, а в 2018 году — ещё пять. Затем в апреле 2017 года стало известно, что американцы, сговорившись с южнокорейскими военными, доставили в страну две установки вместо одной, чтобы затем просто поставить перед фактом выступавшего против размещения американского ПРО в стране Мун Чжэ Ина, лидировавшего в предвыборной гонке. Новоизбранному главе государства в мае доложили, что в стране находятся только две американских установки ПРО THAAD. Однако позже выяснилось, что ещё четыре элемента ПРО уже доставлены на одну из американских военных баз на Корейском полуострове. Таким образом, президент, который во время предвыборной кампании выступал за согласование вопросов размещения элементов противоракетной обороны с Китаем, получил в наследство трудноразрешимую проблему американских ПРО и испорченные отношения с КНР, которая ввела санкции в ответ, но не против Штатов, а против Южной Кореи.

Диалог с пристрастием: Трамп добился важных уступок от президента Южной Кореи
  • Мобильные комплексы и другие компоненты системы THAAD были доставлены на американскую военную авиабазу Осан к югу от Сеула
  • globallookpress.com
  • © Usfk/Xinhua

Выступая в том же Центре стратегических и международных исследований, Мун подчеркнул, что готов обсуждать проблему противоракетной обороны с Китаем. По словам южнокорейского лидера, он уже высказал свою озабоченность по этому вопросу президенту Трампу.

«Конечно, я понимаю, что у Китая есть некоторые опасения в связи с развертыванием (ПРО. — RT), но такие экономические меры несправедливы, и я бы решительно призвал Китай отменить их», — заявил президент Республики Корея.

Угроза России

Вопрос будущего элементов американской системы ПРО в Южной Корее оказался в центре внимания и во время встречи президента Мун Чжэ Ина с руководством американского конгресса в четверг, 29 июня. Накануне его визита один из старших членов комитета по международным делам палаты представителей республиканец Стив Чабот раскритиковал решение Муна затормозить размещение THAAD в Южной Корее. В ответ южнокорейский лидер пообещал не отказываться от планов размещения американских противоракетных установок.

Также по теме
Заседание Совбеза ООН 2 июня 2017 года Киму — мир: как Россия может усадить за стол переговоров КНДР и США
Совбез ООН ввёл дополнительные санкции в отношении Северной Кореи. Проект резолюции по КНДР был предложен Соединёнными Штатами. В то...

«Есть большие сомнения, сумеют ли южнокорейцы вообще отказаться от размещения систем ПРО, ведь Мун Чже Ина  поставили перед фактом: THAAD там уже есть, — и они, как союзники Америки, вряд ли смогут отказаться, — отмечает Евгений Ким. — Но может быть, всё ограничится уже размещёнными установками».

Россия неоднократно заявляла, что американские ПРО в Южной Корее угрожают безопасности не только Китая, но и России, нарушая баланс сил в регионе. Евгений Ким подчеркнул, что одновременно США размещают установки THAAD в Японии, создавая «тихоокеанскую дугу», которая вместе с элементами противоракетной обороны на Аляске и в Европе «сомкнёт кольцо вокруг России». По его мнению, единственный выход для России и Китая — «выражать претензии Америке за то, что она размещает эти установки на территории Южной Кореи. Китай же пока вымещает своё недовольство на Южной Корее», — отмечает эксперт.

Ликвидация дефицита

Важное место заняли на переговорах и вопросы торговых отношений двух стран. Здесь, по мнению экспертов, Дональд Трамп был настроен ещё более жёстко и агрессивно, чем когда речь шла о безопасности. По мнению американского президента, США проигрывают от действующего с 2012 года договора о свободной торговле с Южной Кореей. Трамп подчеркнул, что ситуация, когда США испытывают торговый дефицит, в отношениях с Южной Кореей для него неприемлема.

«С тех пор как торговое соглашение между США и Южной Кореей было подписано в 2011 году до 2016-го — вы знаете кто его подписал, кто его хотел, — наш торговый дефицит с Южной Кореей вырос на $11 млрд», — подчеркнул Трамп, призвав к пересмотру сделки.

В частности, по мнению Трампа, американские автостроители должны получить свободный доступ на южнокорейский рынок, тогда как сейчас они сталкиваются с серьёзными протекционистскими барьерами. Ещё одна проблема, которую поднял американский президент, — экспорт китайской стали в США через Южную Корею с использованием преференций американо-корейского соглашения.

Дань дружбе

Перед началом переговоров двух лидеров южнокорейские компании заявили о своих планах инвестировать в экономику США $12,8 млрд в ближайшие пять лет. Евгений Ким отмечает, что обеспокоенные ещё предвыборными обещаниями Трампа пересмотреть торговое соглашение южнокорейцы в прошлом году увеличили закупки американской продукции на 10%. Однако Трампа это не удовлетворило. Поблагодарив южнокорейский бизнес за инвестиции, Трамп тем не менее призвал пересмотреть торговое соглашение между двумя странами.

«Это тактика Трампа, он поодиночке берёт всех за горло и говорит: «Дай, дай, дай!» Чтобы Америка не понесла потерь, чтобы Америка выигрывала», — отмечает Евгений Ким.

По мнению экспертов, на то, чтобы поправить положение США за счёт Южной Кореи, направлена и объявленная Трампом сделка на поставку в эту страну американского сжиженного газа на $25 млрд.

Диалог с пристрастием: Трамп добился важных уступок от президента Южной Кореи
  • Танкер «Чистый океан» во время поставки США сжиженного природного газа на терминал СПГ
  • Reuters

Кроме того, корейская компания Korea Gas Corporation заявила о желании инвестировать в американскую отрасль газодобычи. «Эти поставки нужны опять-таки для того, чтобы уравновесить торговый баланс», — утверждает Ирина Ланцова.

Однако, по мнению Евгения Кима, согласие Южной Кореи обусловлено и политическим причинами, так как газ американских конкурентов обошёлся бы стране гораздо дешевле. «Они и китайцам, и корейцам говорят: покупайте наш сжиженный газ, раз вы наши союзники и торговые партнёры. Но этот газ дороже, чем природный газ, который им могут поставлять Россия или страны Персидского залива», — говорит эксперт.

«Несомненно, это уступки со стороны Южной Кореи», — комментирует Ирина Ланцова экономические итоги визита президента Мун Чжэ Ина. По её мнению, попытки уравновесить торговый баланс с США и навязать корейской стороне невыгодные для развития контракты и условия торговли спровоцируют рост антиамериканских настроений в Южной Корее. «Это вызовет недовольство со стороны населения и вполне вероятно —  антиамериканские демонстрации», — считает политолог.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Наука