Блокада с чёрным ходом: как террористы покидают «окружённую» Ракку

Ракка — один из главных форпостов «Исламского государства»* в Сирии. США анонсируют скорое взятие города, курды рапортуют о его окружении, а американские СМИ сообщают, что боевики повержены и переносят столицу ИГ в Дейр эз-Зор. Однако реальность отличается от информационной картинки. Как утверждают военные эксперты, до штурма города дело пока не дошло — бои идут в пригороде. Более того, блокада Ракки носит условный характер — боевики свободно мигрируют в Дейр эз-Зор и обратно. RT разбирался, что на самом деле происходит в регионе.
Блокада с чёрным ходом: как террористы покидают «окружённую» Ракку
  • Reuters

Операция «Гнев Евфрата» по освобождению Ракки стартовала в ноябре 2016 года. Её главной движущей силой стали формирования вооружённой оппозиционной коалиции «Силы демократической Сирии» (СДС), костяк которой составляют отряды курдов. Поддержку СДС с воздуха оказывали ВВС США. Пентагон анонсировал операцию по освобождению столицы ИГ устами своего главы. Эштон Картер заверил, что ресурсов США «хватит на оба города: и на иракский Мосул, и на сирийскую Ракку».

Представитель американского военного ведомства Питер Кук был более конкретен: «Наши первостепенные цели — это объекты инфраструктуры ИГ, а также транспортные средства, которые используются джихадистами для перевозки взрывчатых веществ».

  • Reuters

Спустя два месяца командующий войсками международной коалиции, генерал-лейтенант армии США Стивен Таунсенд заявил, что освобождения Мосула и Ракки не следует ожидать раньше конца 2018 года. Хотя прежде Мосул собирались взять в ноябре 2016 года — к выборам в США, чтобы сделать подарок Хиллари Клинтон.

До определённого времени, помимо заявлений представителей американского военного ведомства, участие США в наступлении на Ракку ограничивалось нанесением ударов с воздуха и поставками вооружений. Всю чёрную работу на земле делали курды.

Однако принять участие в наступлении на Ракку намеревалась также Турция. Но турецких сил, задействованных в операции «Щит Евфрата», оказалось недостаточно для открытия второго фронта.

 

Мнимая блокада

В боевых действиях курды преуспели. К концу апреля командование СДС рапортовало об окружении Ракки.

«Мы перерезали боевикам связь с Ираком, освободив дорогу в Дейр эз-Зор, и взяли под контроль восточную часть провинции Ракка. С наступлением на город Табка, все маршруты снабжения были окончательно перерезаны», — отметили в штабе Сирийских демократических сил.

Однако, по мнению экспертов, окружение Ракки носит довольно условный характер.

«Ракка на самом деле не окружена, — пояснил в интервью RT начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. — С севера осуществляют наступление курдские отряды народной самообороны, на востоке есть позиции СДС. Американцы высадились в районе Табки. А вот на западе и юго-западе всё проблемнее. Миграция боевиков ИГ в Дейр эз-Зор не прекращается. Провинция Дейр эз-Зор используется для ротации кадров ИГ».

Комментируя публикации американских СМИ о том, что столица ИГ переместилась из Ракки в Дейр эз-Зор, Мардасов отметил, что в Дейр эз-Зор перебрался только ряд административных работников террористической структуры. При этом сообщение между городами сохраняется.

По словам эксперта, в Дейр эз-Зоре ИГ начало формировать отряды ополчения из местных жителей и отправлять их на фронты. В то же время в командовании СДС утверждают, что боевики в Ракке утратили возможность пополнять свои силы и боеприпасы.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров так охарактеризовал RT данную ситуацию: «Это восточная война».

 

Вокруг да около

Наступление на Ракку пока идёт без значительного продвижения. Курды освобождают небольшие посёлки на подступах к городу. Недавно они сняли значительную часть сил и направили в Табку. По одним сведениям, сделано это было потому, что игиловцы якобы собирались взорвать плотину через Евфрат, а это грозит экологической катастрофой жителям провинции Ракка. По другим — наступление на Ракку решено было отложить, чтобы не позволить правительственным силам взять под контроль стратегически важный объект — ГЭС Табка.

  • ГЭС Табка
  • AFP

«Курды находятся в пригородах. Готовятся к штурму. Готовились к штурму в апреле. Но, по последним сведениям, перенесли его на лето, — рассказал в беседе с RT Багдасаров. — Значительная часть сил переброшена в Табку. Якобы у курдов есть информация, что игиловцы собираются взорвать плотину. На самом деле, думаю, они рассуждают так: Ракку-то мы возьмём, а как бы Табку правительственные силы не взяли. Потому что всем нужна вода Евфрата».

Со своей стороны подконтрольные ИГ средства массовой информации заявляют, что ГЭС находится на грани разрушения из-за ударов артиллерии СДС и ВВС коалиции.

 

Третья сила

Не исключена вероятность того, что наступление на Ракку захлебнётся. Виной тому может стать Турция. По словам экспертов, Турция не отказывается от планов ослабить курдов, и операция турецких военных по взятию сирийского Тель-Абьяда и иракского Синджара, которые контролирует курдское ополчение, достаточно реальна.

«Курды активно говорят американцам: если вы допустите наступление Турции, мы снимем свои подразделения с Раккского направления и перекинем в район Тель-Абьяда, — отметил Мардасов. — Это поставит крест на операции в Ракке».

  • Курдские ополченцы в городе Тель-Абьяд провинции Ракка
  • Reuters

Из боя может выйти и ещё одна ударная сила — арабские племена, действующие на севере Сирии. Они грозят прекратить наступление на столицу ИГ, если турецкая авиация не перестанет бомбить регион.

И курды, и арабы требуют от США гарантий. По словам Мардасова, турки прекрасно понимают остроту ситуации и пытаются играть на этом, чтобы «выторговывать себе максимальные преференции».

 

Десант без мандата

Между тем американцы всё глубже увязают в сирийском конфликте. В наступлении на Табку они не ограничились воздушными ударами и высадили десант, по-прежнему, напомним, не имея мандата официального Дамаска на проведение военных операций на территории Сирии.

Также по теме
«США не боятся осуждения»: эксперты о новых жертвах западной коалиции в Сирии
Западная коалиция во главе с США нанесла авиаудар по населённому пункту Хунейда на севере Сирии в провинции Ракка. В результате...

Это была во многом вынужденная мера, чтобы не позволить выдвинуться в этот стратегически важный район правительственным силам и получить ключ к водным ресурсам страны.

Главной силой США в Сирии остаются ВВС. Вступать в прямое наземное боестолкновение с джихадистами американцы не спешат. Слишком велик риск. Игиловцы воюют умело и на земле способны нанести противнику серьёзный урон.

«Как бороться с ИГ, никто не знает, — подчеркнул Мардасов. — Никто из внешних игроков не хочет втягиваться в наземные действия».

Боевики ИГ пытаются использовать слабость противника.

«Один из элементов пропаганды в Ракке: сделаем так, чтобы американцы прислали как можно больше наземных войск», — пояснил Мардасов.

По словам эксперта, общевойсковые операции против ИГ результата не дают, поэтому американцы применяют в Ракке ту же тактику, что и в Мосуле.

  • F-15E ВВС США
  • Reuters

«Бомбят район, затем туда выдвигаются передовые отряды, затем бомбят следующий, — рассказал Мардасов. — Однако существование большого числа подземных тоннелей, по которым уходят боевики, делает бомбардировки неэффективными. Также неэффективны действия ВВС и против классической тактики игиловцев, когда они воюют отрядами по 15—20 человек, которые трудно накрыть с воздуха. Эти отряды хорошо вооружены, способны уничтожать технику и имеют несколько смертников».

 

Беспокойство ООН

При такой тактике американцев неудивительно, что ООН выражает обеспокоенность судьбой мирных жителей Ракки. По сведениям правозащитников, город практически ежедневно подвергается обстрелам, и счёт жертв среди гражданских уже идёт на тысячи. Авиаудары наносятся по «инфраструктуре, включая больницы, школы, рынки и объекты системы водоснабжения».

  • Последствия авиаудара ВВС США
  • Reuters

Официальный представитель Генерального секретаря ООН Стефан Дюжаррик заявил журналистам, что в секретариате ООН «глубоко обеспокоены безопасностью свыше 400 тысяч жителей Ракки». Обеспокоенностью всё пока и ограничивается — ни о каких гуманитарных коридорах речи не идёт.

По словам экспертов, подлинной информации о том, сколько мирных граждан остаётся в городе, нет, а данные ООН слишком завышены.

«Непонятно, сколько мирного населения осталось в Ракке — информации крайне мало, — подчеркнул Мардасов. — До начала боевых действий в городе насчитывалось не более 250—280 тысяч человек, сейчас осталось гораздо меньше — за время конфликта многие бежали».  

 

Кто возьмёт Ракку

Боевики ИГ пытаются превратить свою столицу в крепость. Роют противотанковые рвы, минируют подземные тоннели. По словам Багдасарова, группировка в Ракке насчитывает около 40 тыс. человек, большинство составляют отряды самообороны, боевиков ИГ — от 2000 до 4000.

Но если курды при поддержке ВВС США пойдут на штурм, удержать город им вряд ли удастся.

«Манбидж курды брали в течение 72 суток, а это была военная столица ИГ. Примерно столько же будут брать Ракку», — уверен Багдасаров.

Именно курды, по мнению эксперта, станут бенефициарами падения игиловских столиц и как «победители ИГ» постараются извлечь из этого максимальную политическую выгоду.

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

 

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Без политики