Кипрская федерация: смогут ли греки и турки положить конец сорокалетнему спору

Многолетняя распря между этническими турками и греками, населяющими Кипр, может завершиться компромиссом в рамках проходящей в Женеве международной конференции по мирному урегулированию кипрского конфликта. Хотя состоявшиеся в минувший четверг переговоры не увенчались успехом, участники конференции возлагают большие надежды на следующий раунд, назначенный на 18 января.
смогут ли греки и турки положить конец сорокалетнему спору
  • Reuters

Открыл конференцию Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш, в переговорах принимают участие лидер турецкой общины Кипра Мустафа Акынджи, президент Республики Кипр Никос Анастасиадиас, а также министры иностранных дел государств — гарантов независимости острова: Греции, Турции и Великобритании. Кроме того, в качестве наблюдателей на форум прибыла делегация от Евросоюза, позиционирующего себя в качестве заинтересованной стороны. Целью конференции является включение Северного Кипра в состав республики на правах федеративного образования.

смогут ли греки и турки положить конец сорокалетнему конфликту
  • Reuters

Ещё перед началом конференции в Женеве состоялись двусторонние переговоры между главой Республики Кипр и лидером Северного Кипра (его государственную независимость признаёт только Анкара), в рамках которых сторонам удалось достичь ряда договорённостей. Однако некоторые ключевые вопросы остались нерешёнными. В частности, стороны не могли прийти к компромиссу по вопросу административного деления острова.

По мнению турецкой стороны, ей должно отойти в формате федеративного образования 29,2% площади острова, в то время как греки-киприоты настаивают на том, что эта доля не должна превышать 28,2%. Напомним, что в настоящее время турки-киприоты удерживают за собой 37% территории Кипра.

Тем не менее накануне стороны обменялись картами, отражающими детальные представления участников переговоров о будущем административном делении общего федеративного государства. Следует отметить, что подобный обмен состоялся впервые. Данные документы не стали представлять общественности ввиду чрезвычайной остроты обсуждаемых тем.

Ещё один болезненный вопрос — присутствие на территории федеративного Кипра иностранных военных. Речь идёт о турецких ВС, которые прочно обосновались в Северном Кипре. В настоящее время турецкий военный контингент на острове составляет нескольких десятков тысяч солдат и офицеров, что категорически не устраивает греков-киприотов. Нерешённым остаётся и вопрос о выплате компенсации грекам-киприотам за утраченное на территории Северного Кипра имущество.

смогут ли греки и турки положить конец сорокалетнему конфликту
  • AFP

Словом, даже если представители Республики Кипр и Северного Кипра достигнут принципиального согласия по вопросам урегулирования, практическая реализация договорённостей потребует немалых усилий от обеих сторон.

Остров раздора

На протяжении своей истории Кипр неоднократно менял протекторат — от Римской империи до Великобритании и Венеции. В XVI веке остров захватили турки-османы, которые владели им на протяжении трёх веков. По итогам Первой мировой войны регион снова — спустя семь с лишним столетий, прошедших с того дня, когда на остров высадились войска Ричарда Львиное Сердце, — отошёл к Британии. В 1960 году Кипр получил независимость — и тотчас разгорелся греко-турецкий конфликт, достигший столь высокой напряжённости, что в регион был введён миротворческий контингент ООН, находящийся на острове по сей день.

В 1974 году греческая военная хунта предприняла попытку включить Кипр в состав Греции, при этом её действия получили поддержку на острове. В ответ Турция ввела на Кипр войска. В результате было образовано непризнанное государство Турецкая Республика Северного Кипра, но в то же время и Республика Кипр сохранила свою независимость.

С тех пор попытки примирить враждующие стороны предпринимались неоднократно. В частности, переговоры по урегулированию проводились в 2004 году — тогда свой план примирения сторонам предложил Генсек ООН Кофи Аннан. Однако в ходе референдума, проведённого ООН, греческое население отвергло предложенный вариант урегулирования: документ подразумевал сохранение на острове ВС Турции, а также наделение турецких военных рядом полномочий, подрывающих суверенитет Республики Кипр.

В 2014 году переговоры были возобновлены. Главы Республики Кипр и Северного Кипра провели встречу, итогом которой стало коммюнике, где говорилось о стремлении сторон добиться федеративного объединения острова на принципах двузональности и двухобщинности. Диалог снова прервался после вхождения научно-исследовательского судна Турции в исключительную экономическую зону Кипра для исследования шельфа по приглашению турок-киприотов. И вот сейчас стороны вновь вернулись к обсуждению планов по примирению и объединению острова.

Есть ли шансы?

Несмотря на то что все предпринятые ранее попытки объединить остров проваливались, в настоящий момент действительно появились предпосылки для того, чтобы долгожданное примирение всё же состоялось. Основания для оптимизма дают, в первую очередь, изменения во внешнеполитической риторике Анкары.

смогут ли греки и турки положить конец сорокалетнему конфликту
  • Бинали Йылдырым
  • AFP

«Дело в том, что турецкое правительство (в мае 2016 года. ― RT) возглавил Бинали Йылдырым, который провозгласил принцип «больше друзей ― меньше врагов», в отличие от Ахмета Давутоглу, который на протяжении долгого времени формировал достаточно агрессивную политику Турции. По многим признакам понятно, что турецкое руководство пришло к выводу, что лучше синица в руке, чем журавль в небе, ― и решило, что куда спокойнее иметь под боком разрешённые проблемы, нежели конфликты, и встать на позиции просвещённого прагматизма, ― отметил в интервью RT руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев. ― Что касается Греции (которая «опекает» киприотов. ― RT), то хотя внешне признаков изменения позиции Афин нет, я полагаю, что не следует принимать во внимание публичные заявления в СМИ, так как ни одна сторона не желает показать, что идёт на уступки».

Кроме того, урегулирование кипрской проблематики станет несомненным козырем Анкары в её переговорах с Евросоюзом. Напомним, именно разрешение кипрского противостояния является одним из условий принятия Турции в состав ЕС. 

«Турция подталкивает процесс объединения Кипра ещё и потому, что Турецкая Республика Северного Кипра на данный момент не признана ни одним государством, кроме самой Турции, ― отметил в интервью RT декан экономического факультета РУДН, директор Института мировой экономики и бизнеса РУДН Юрий Мосейкин. ― В этом смысле турецкий анклав в европейском государстве станет ещё одним рычагом влияния на переговоры Анкары с ЕС».

Впрочем, несмотря на смягчение официальной Анкарой своей риторики, турецкая сторона по-прежнему не намерена исключать Кипр из своей сферы влияния и ответственности. Как заявил 12 декабря министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, Анкара не готова отказаться от статуса страны-гаранта по отношению к Кипру, в настоящее время не может идти речи о передаче этих полномочий Брюсселю. Кроме того, турецкая сторона продолжает настаивать на сохранении на острове турецкого военного контингента на случай возобновления конфликта, что может в очередной раз затормозить переговоры.

Такая позиция имеет под собой основания. «Какой из конфликтов до сегодняшнего дня смог предотвратить ЕС? Кто гарантирует будущее этого объединения? Если завтра одна из сторон нарушит соглашение, вмешается ли в ситуацию Евросоюз? Всё это лишь красивые слова, не более», — приводит заявление Чавушоглу агентство Anadolu.

Следует отметить, что заинтересованность в урегулировании, которую демонстрирует Великобритания, — одна из стран-гарантов по кипрскому вопросу, — является дополнительным аргументом в пользу мирного разрешения.

Ещё в ноябре глава МИД Великобритании Борис Джонсон заявил о том, что Лондон полностью поддерживает текущий процесс по урегулированию кипрского кризиса. На Кипре расположены две британские военные базы, Акротири и Декелия, обладающие серьёзным геостратегическим значением: это и контроль над Суэцким каналом, и близость к Ближневосточному региону. Поэтому сложно было бы рассчитывать на успех в деле объединения острова без согласия на это британских властей.

Впрочем, следует помнить и о том, что возможное заключение соглашения об объединении в рамках международной конференции будет важным, но не единственным этапом урегулирования.

Если представители конфликтующих сторон достигнут консенсуса, согласованный план объединения должен получить одобрение на всенародном референдуме как с греческой, так и с турецкой стороны. 

«Обе общины должны убедиться в том, что они не поступаются своими интересами», ― подчеркнул в беседе с RT Юрий Мавашев.

Как ранее отметил глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, проходящая в эти дни конференция по мирному урегулированию кипрского конфликта является «последним шансом организовать жизнь на острове нормальным образом».

Плоды мира

Объединение Кипра, если оно всё же состоится, приведёт к определённой трансформации политического ландшафта в регионе, а также к переменам экономического характера.

Накануне европейское издание Politico выпустило материал, в котором Москву обвиняли в преднамеренном препятствовании диалогу по кипрской проблематике. Эти сведения были опубликованы со ссылкой на анонимный источник. Приведённые изданием аргументы в пользу такой версии выглядят не вполне состоятельными. Например, автор публикации пишет о том, что России не выгодно присоединение Турции к Евросоюзу, которое не может состояться до кипрского урегулирования. Но следует отметить, что даже нахождение Турции в составе НАТО не является препятствием для полноценного российско-турецкого диалога. Вступление в ЕС такого сильного и настроенного на взаимодействие с РФ игрока, как Турция, выгодно Москве — Анкара смогла бы отчасти блокировать антироссийские решения Брюсселя.

Что же до топливной зависимости от РФ, от которой, по мнению Politico, Анкара избавится после воссоединения Кипра, то в данном случае следует напомнить о тех выгодах, которые как раз извлечёт Анкара в результате реализации проекта «Турецкий поток», ― примирение Анкары и Афин в данном контексте лишь на руку Москве.

При этом сам Кипр может в будущем стать поставщиком газа в Европу. Например, по состоянию на 2014 год на шельфе острова были разведаны месторождения природного газа объёмом 1,7 трлн кубометров. В настоящее время их разработка заторможена из-за спора между руководством Республики Кипр и турецкой стороной по вопросу принадлежности залежей — Анкара претендует на шельф Северного Кипра.

Что касается офшорных компаний, регистрируемых на острове, то в данном случае никаких перемен не предвидится. Кипр и сейчас не является офшором в классическом понимании: регистрируемые на острове компании хотя и не облагаются налогами (или же облагаются по заниженной ставке), но должны соблюдать прозрачность, подавая все необходимые отчёты. После вступления Республики Кипр в Евросоюз в 2004 году, местное налоговое право было приведено в соответствие с европейскими стандартами. Так как после возможной федерализации Кипр останется в составе Евросоюза, изменений в налоговом законодательстве островного государства не предвидится.

Зато туристическая сфера в случае успешного объединения острова должна пойти в гору ― очевидно, что чем спокойнее обстановка в регионе, тем охотнее туристы будут его посещать.

смогут ли греки и турки положить конец сорокалетнему конфликту
  • Reuters

Ещё один важный аспект — контроль над Суэцким каналом. Как отмечают эксперты, географическое положение острова делает его незаменимой точкой в восточном Средиземноморье.

«На север по Суэцкому каналу идут контейнеровозы с нефтью, на юг — с промышленными товарами. Понятно, что объединение Кипра может серьёзно затронуть формирование мировой экономической конъюнктуры, мировых цен, но в какую именно сторону — пока сложно сказать, — отметил Юрий Мавашев. — Но стабилизация в регионе, по идее, должна быть выгодна для всех».

Однако, пожалуй, самым важным результатом федерализации Кипра станет положительный опыт в разрешении этнических и межконфессиональных конфликтов — опыт, которого так недостает в мировой практике. «К примеру, это может поспособствовать разрешению ситуации в Карабахе, ― добавляет Мавашев. ― Дело в том, что и там, и здесь одним из участников конфликта является Турция, которая так или иначе поддерживает Азербайджан, поэтому примирение Кипра станет опытом и для евразийского пространства». 

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Спорт