Курс на большую войну: почему Япония напала на Пёрл-Харбор

75 лет назад нападение Японии на американскую военную базу Пёрл-Харбор открыло Тихоокеанский театр военных действий Второй мировой войны. RT вспоминает, зачем Япония начала войну и почему её первой целью стала база американского ВМФ.
Курс на большую войну: почему Япония напала на Пёрл-Харбор
  • Reuters

13 декабря 1937 года японские войска вошли в столицу Китая Нанкин. То, что творилось в городе последующие несколько недель, невозможно описать. Японцы уничтожили сотни тысяч жителей города, не делая исключений по полу и возрасту.

Людей закапывали заживо, им рубили головы, топили, расстреливали из пулемётов, сжигали, выбрасывали из окон... Не было таких мучений, которым не подвергались бы жители Нанкина. Тысячи женщин отправились на «станции утешения» японской армии, в сексуальное рабство.

Однако Нанкин стал только генеральной репетицией «Великой восточноазиатской сферы взаимного процветания». Относительный успех японской агрессивной политики в Китае, одну часть которого империя оккупировала, а в другой создала марионеточные «государства», лишь позволил аппетитам архитекторов войны разыграться.

Япония перед Второй мировой войной ничем не напоминала нынешнюю, привычную нам страну высоких технологий, необычной культуры и странных хобби. Япония 1930-х — это империя военного безумия, в которой основным политическим противоречием был конфликт между милитаристами, жаждущими крови и… другими милитаристами, алчущими её же.

С 1931 года, ещё до прихода к власти Гитлера, Японская империя начала неторопливую экспансию в Китай: японцы вмешивались в небольшие вооружённые столкновения, стравливали между собой китайских полевых командиров (в стране продолжалась гражданская война), создали на северных территориях страны марионеточное маньчжурское государство, посадив на его трон Пу И — последнего китайского императора из династии Цин, свергнутой революцией 1912 года.

В 1937 году Япония набрала силу и начала настоящую войну, частью которой стал «Нанкинский инцидент». Огромная часть Китая оказалась в оккупации, а щупальца империи продолжали тянуться к соседям. Сунулись было даже в СССР, но события у озера Хасан предпочли забыть как пограничный инцидент: оказалось, что с 1905 года северный сосед существенно улучшил боевые навыки. Зарились и на Монголию, но она на тот момент была вторым в мире социалистическим государством (там даже троцкистов расстреливали) — так что пришлось на реке Халхин-Гол иметь дело всё с тем же северным соседом.

Да и не было у японского правительства чёткого понимания, нужна ли в ближайшее время война с СССР. Это сегодня мы знаем, насколько богаты полезными ископаемыми Сибирь и Дальний Восток. В те годы регионы только изучались, и война с СССР представлялась рискованным мероприятием без гарантированного результата даже в случае победы.

Значительно лучше дела обстояли на юге. После нападения Гитлера на Францию (с ним ещё в 1936 году заключили «Антикоминтерновский пакт») и падения Парижа, Япония с минимальными потерями оккупировала французский Индокитай.

Военные маньяки во главе империи лихорадочно оглядывались по сторонам: им хотелось всего. На тот момент практически любая страна Азии находилась в статусе колонии одной из европейских держав: Великобритании, Нидерландов или Франции. Пока Гитлер громил метрополии, колонии можно было брать голыми руками — во всяком случае, так казалось японцам.

Кроме того, для военных действий в Китае, равно как и потенциальной войны с СССР (от этой идеи никогда не отказывались, тем более что после 22 июня 1941 года на империю стал наседать Гитлер с требованиями исполнить союзнический долг) нужны были огромные ресурсы, в частности — запасы топлива, с которыми дела у Японии обстояли не очень.

При этом нефть находилась совсем рядом, лишь руку протяни: в британской и голландской Ост-Индиях (современные Малайзия и Индонезия). И к осени 1941 года, убедившись, что Германии не удалось легко и быстро сломить советское сопротивление, Япония решила направить главный удар на юг. В октябре 1941 года премьер-министром страны стал печально известный Хидэки Тодзио, который ранее служил начальником Кэмпэйтай — военной полиции Квантунской армии. Япония взяла курс на большую войну, на передел всего Тихоокеанского региона.

В британских и нидерландских гарнизонах японские стратеги не видели серьёзной преграды, и практика показала правильность их расчётов. Например, забегая вперед, гордость Британской империи — военно-морскую базу Сингапур — японцы заняли всего за неделю, и такого позора Британия не знала никогда: численность гарнизона Сингапура в два раза превышала количество атакующих.

Проблемой казались только США, которые традиционно имели виды на Тихоокеанский регион, желая доминировать в нём: ещё в 1898 году американцы отняли у Испании Гавайи и Филиппины. А в последующие годы они успели оборудовать на этой территории мощные военно-морские базы и точно не остались бы в стороне в случае начала большой войны.

Активностью Японии в этом регионе США были крайне недовольны и не стеснялись это подчёркивать. Тем более у Америки сомнений в том, что воевать рано или поздно придётся, уже не оставалось: после нападения Германии на Советский Союз Рузвельт не стал подтверждать нейтралитет страны, как традиционно делали американские президенты во время войн в Европе.

Ещё в 1940 году США приняли активное участие в создании «окружения ABCD» — такое название получило торговое эмбарго западных держав на поставки Японии стратегического сырья, необходимого для войны. Кроме того, США начали активно поддерживать китайских националистов в их войне с Японией.

5 ноября 1941 года император Хирохито утвердил окончательный план нападения на главную базу ВМФ США в Тихом океане — Пёрл-Харбор на Гавайских островах. Одновременно японское правительство сделало последнюю попытку договориться миром, которая, скорее всего, была отвлекающим манёвром, ведь диспозиция уже была разработана.

Посол Японии в США предложил схему действий, согласно которой Япония выводит свои войска из Индокитая, а Соединённые Штаты прекращают поддержку китайской стороны. 26 ноября американцы ответили нотой Халла, в которой потребовали вывода войск и из Китая.

Тодзио воспринял её как ультиматум, хотя ни с какой точки зрения она таковым не являлась и невыполнение требуемого не предусматривало военных действий. Но Тодзио и японский генштаб очень хотели воевать и, вероятно, решили: если ультиматума нет, то его следует придумать.

2 декабря начальники штабов согласовали начало военных действий по всем направлениям, назначив его на 8 декабря по токийскому времени. Но Пёрл-Харбор располагался в другом полушарии, и там на момент атаки было ещё 7 декабря, воскресенье.

Не зная о военных планах Японии, утром 7 декабря американцы смягчили требования: Рузвельт отправил императору послание, в котором говорилось уже только о выводе войск из Индокитая.

Но японские эскадры уже шли к заданным целям.

О том, как 75 лет назад произошла атака на Пёрл-Харбор, читайте в спецпроекте RT.

 

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Без политики