«Под колпаком джихадизма»: почему сирийская оппозиция может примкнуть к «Аль-Каиде»

Вооружённые формирования сирийской оппозиции изучают возможность сближения с террористической организацией «Аль-Каида»*. Об этом сообщает The Washington Post со ссылкой на американских и региональных экспертов. Такой поворот, по сведениям издания, возможен в связи с военными неудачами на поле боя и страхами, что США перестанут их поддерживать с приходом к власти Дональда Трампа. RT спросил у политологов, что в действительности скрывается за подобным сообщением.
«Под колпаком джихадизма»: почему сирийская оппозиция может примкнуть к «Аль-Каиде»
  • globallookpress.com

«Через три года после того, как ЦРУ начало секретные поставки вооружений повстанцам, борющимся с Асадом, после поражений на полях сражений и в связи с опасениями, что Дональд Трамп откажет им в помощи, десятки тысяч оппозиционеров ищут альтернативы», — пишет издание.

Отмечается, что в качестве возможного варианта американскими официальными лицами, региональными экспертами и самими повстанцами рассматривается альянс с «Аль-Каидой» и другими экстремистским группировками, которые лучше вооружены и получают боеприпасы от суннитских государств Персидского залива.

WP также напоминает, что ещё буквально год назад формирования сирийской оппозиции контролировали большую часть территории страны. Однако отсутствие эффективной международной поддержки, удары авиации России и Сирии, а также наземные операции правительственной армии, которой оказывают помощь Иран, ливанская «Хезболла» и иракские ополченцы-шииты, лишили сирийскую оппозицию преимущества.

Оппозиция разделена

Сближение сирийской оппозиции с «Аль-Каидой» маловероятно, считает арабист, старший преподаватель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Андрей Чупрыгин и поясняет свою позицию: «Сомневаюсь насчёт сближения оппозиции с «Аль-Каидой» по причине того, что она (оппозиция. — RT) состоит из двух частей. Первая — группы и движения, которые уже давно связаны с «Аль-Каидой», поэтому они и так близки. Вторая — это люди, которые вынужденно взялись за оружие по разным причинам и фактически не имеют отношения к экстремистским исламистским группировкам», — сказал Чупрыгин в интервью RT.

Кроме того, вторая часть оппозиционеров скорее пойдёт на сделку с режимом президента Сирии Башара Асада, Россией и Ираном, чтобы избавиться от «колпака джихадизма», чем переметнётся с экстремистам, считает политолог.

  • Reuters

«Аль-Каида» постоянна, ИГ — временно

WP пишет о возможных контактах сирийской оппозиции именно с  «Аль-Каидой», так как «Исламское государство»* является временным формированием, продолжает Чупрыгин.  

«Оно (ИГ. — RT) потом уйдёт, как любая силовая операция, которая была организована и осуществлялась для достижения определённой задачи. Задача же частично была решена — это дестабилизация ситуации в районе Леванта и, как следствие, в регионе Ближнего Востока, потому что это его сердце», — заметил Чупрыгин.

Он также указал на очевидность, с его точки зрения, того, что организатором этой операции с самого начала была «Аль-Каида».

«Аль-Каида» — это серьёзное движение, которое находится и в политической, и в идеологической, и в военной сфере существования на Ближнем Востоке давно. Это широко разветвлённая организация, которая уже стала движением и имеет свои франшизы не только на Ближнем Востоке, но и на севере Африки, и в Центральной Африке, и в Восточной Азии», — заявил эксперт.

По его словам, данная террористическая организация стоит за спиной всех известных сегодня группировок, которые то появляются, то исчезают, то перетекают одна в другую. Поэтому, считает Чупрыгин, в долгосрочной перспективе опасность представляет именно «Аль-Каида», так как на данный момент она является основным игроком на поле активного милитаристского экстремистского ислама.

Помимо этого сообщение WP можно связать с попытками администрации Обамы подготовить определённую почву в плане политического отношения американского истеблишмента к проблеме Ближнего Востока для того, чтобы поставить Трампа в жёсткие рамки, в которых ему трудно будет маневрировать.

«Это началось не вчера, а с момента заявления Трампа о том, что его не интересует режим Асада, его интересует борьба с ИГ. Будет он двигаться в этом направлении или нет, однако сама эта фраза практически дезавуирует действия предыдущей администрации», — резюмировал Чупрыгин.

Грань стирается

Скептично настроен по поводу присоединения сирийской оппозиции к «Аль-Каиде» и директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров.

«Не об «Аль-Каиде» идёт речь, а о «Джабхат Фатх аш-Шам»*, которая формально не является частью «Аль-Каиды». Это самостоятельная организация, базирующаяся на идеях, схожих с «Аль-Каидой», — подчеркнул Багдасаров.

По его мнению, чтобы понять, что такое сирийская оппозиция, надо знать, что представляет из себя Свободная сирийская армия.

  • Reuters

«Она насчитывает около 40 тысяч человек и находится под некоторым влиянием, воюя в районе Аль-Баба под командованием турецкой армии, — это так называемый «Щит Евфрата». И вот они в некоторых моментах консолидируются для борьбы с такими организациями, как «Джабхат Фатх аш-Шам». И зачастую стирается эта грань. У них был общий враг — «Исламское государство». То же происходит и в Алеппо, где у них единый штаб управления, куда входят фактически все организации. Поэтому их отделить друг от друга практически невозможно. Плюс там офицеры НАТО и ряда других региональных стран помимо Турции», — подытожил эксперт.

* «Аль-Каида», «Исламское государство» (ИГ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (ранее «Джабхат ан-Нусра») — террористические организации, запрещённые в России.

Полина Духанова

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Мир
Загрузка...
Бывший СССР