«Гигантское давление, сплошная темнота, романтика»: Фёдор Конюхов рассказал о подготовке погружения в Марианскую впадину

Фёдор Конюхов намерен за два-три года построить 20-тонный батискаф и погрузиться на дно Марианской впадины для исследования грунта. Об этом российский путешественник заявил в интервью RT. Он добавил, что средства на это есть, и целью его обращения к Владимиру Путину во время церемонии награждения орденом Почёта были совсем не денежные вопросы. По словам Конюхова, он просил президента России о нематериальной помощи в организации экспедиции. Учёный уверяет, что погружение может иметь большое значение для науки, — ведь за всю историю человечества ещё никому не удалось получить образцы отложений с таких глубин.
Фёдор Конюхов рассказал о подготовке погружения в Марианскую впадину
  • Facebook
  • © FKonyukhov

—  Во время вручения государственных наград вы попросили Владимира Путина помочь с организацией экспедиции в Марианскую впадину. Что вам ответил президент?

 — Президент сказал, что поможет. Нам необходимо ускорить строительство батискафа. Мы обращались с этим вопросом на наши предприятия. Наши специалисты, наши заводы хотят строить его пять-восемь лет, а мы хотим построить его за два-три года. И вот здесь нам нужно ускорить строительство. Такой и была просьба к Владимиру Владимировичу. Посмотрите, как Крымский мост построили, за какое время! За два года мост построили! Так это же какой он гигантский, сколько там всего! А батискаф всего 20 т весит и совсем маленький, как если взять четыре машины.

Во сколько обойдётся строительство батискафа, и кто финансирует этот проект?

— Это не бюджетные, а спонсорские деньги. Хочу уточнить, что мы просим у Владимира Владимировича не деньги, а помощь, чтобы ускорить строительство батискафа для экспедиции. Прежде всего, это спонсорские деньги учёных — не только из нашей страны, но и из других стран, — которые также заинтересованы в изучении глубинных впадин Мирового океана. О них очень мало известно.

Если говорить о цене вопроса, то батискаф обойдётся в $12 млн.

У нас уже XXI век, а мы ещё ни одного кусочка камушка, ни грамма грунта не достали со дна Марианской впадины. У нас океаны изучены всего на 3%. С Луны привезли лунного грунта больше, чем из морских глубин.

Было всего два погружения в Марианскую впадину: в 1960 году, еще до полёта Юрия Гагарина, и в 2012-м погрузился Джеймс Кэмерон. Но они ничего не достали оттуда, потому что не было таких приспособлений, чтобы достать.

А для учёных всего мира, которые исследуют океаны, исследуют строение Земли, очень важно изучить образцы этого грунта.

Это будет очень большое открытие. На дне впадины сходятся две тектонические плиты — от этого там и получается эта трещина. И они очень быстро двигаются: в год тектонические плиты на дне Марианской впадины сдвигаются на 13—15 см. И если достать образцы этих грунтов, камней, то большое будет открытие.

Мы это делаем не для того, чтобы Россия ставила рекорды: кто первый, кто второй. А чтобы именно Россия приступила к исследованиям Марианской впадины и самых глубоких мест Мирового океана.

Мы можем, должны создать подводный аппарат, батискаф, которым будет пользоваться весь научный мир. У нас великолепная институтская база, есть все технологии для строительства батискафа, есть и титан, и кузницы, и специалисты. У нас только (согласование. — RT) тянется очень долго. Вот поэтому я и попросил Путина ускорить этот проект.

— Мощности каких предприятий вы намерены задействовать для реализации этого проекта?

— Мы планируем делать батискаф на нескольких заводах, в том числе в Рыбинске и на заводе «Маяк» в Санкт-Петербурге. Агрегаты будут изготавливать на профильных предприятиях, а окончательная сборка батискафа пройдёт в Санкт-Петербурге. У нас есть все технологии, у нас всё есть — а всё тянется. Батискаф уже строится, но очень медленно. 

— На вашу просьбу оперативно отреагировали?

— Конечно. Если Владимир Владимирович возьмется… Ну вы же знаете.

  • Владимир Путин и Фёдор Конюхов
  • © Сергей Гунеев / РИА Новости

— Сколько человек планируют принять участие в экспедиции?

— Сам батискаф рассчитан на 500 погружений. Мы спроектировали его из расчёта на двух человек. Сначала спустимся мы с Чилингаровым, а потом будут другие спуски в паре пилот — учёный. Джеймс Кэмерон в одиночку погружался. Одноместные батискафы строить, конечно, дешевле. Но мы хотим, чтобы было место и для пилота, и для учёного. Мы погрузимся — и всё. А дальше этот аппарат должен работать, он должен приносить науке открытия, приносить пользу учёным. И пользоваться им будут не только исследователи из нашей страны — его смогут арендовать другие страны. Поэтому инвестиции возвращаемы. Можно сказать, что это такой бизнес-проект.

— Если сейчас к вашей просьбе отнесутся с пониманием и строительство батискафа пойдёт по нужному вам графику, когда будет первое погружение?

— Там очень короткий сезон, поэтому — как только станет возможно. Мы бы хотели осуществить это в марте 2021 года. Обычно я путешествую один, я привык всегда в одиночку. Но это будет экспедиция вместе с Артуром Николаевичем Чилингаровым.

— Какие рекорды вы намерены поставить и побить?

— Тут будут и рекорды, и научная программа. Ещё в 1957-м наш корабль «Витязь» измерил глубину Марианской впадины — 11 025 м, или 11 030 м, примерно (по уточнённым данным, максимальная глубина Марианского жёлоба составляет 11 022 м. — RT)Предыдущие аппараты сели на плато на глубине 10 800 м. В трещины не заходили. Ну правильно, туда опасно заходить. Мы рассчитываем зайти в трещины и всё-таки сесть на 11 025 м. Таким образом, мы опустимся на 500 м глубже — вот это рекорд.

— Сколько вы планируете провести там времени?

— Джеймс Кэмерон провёл там два часа. Я рассчитываю провести там больше времени. Сам батискаф рассчитан на 75 часов. Двое суток где-то будем. И хотим пройти около 40 миль.

  • globallookpress.com
  • © Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

— Вы общались с теми, кто погружался туда? Что они рассказывают?

— Конечно. Сейчас живы только два человека, которые спускались туда. Я с ними говорил. Они рассказывают, что это страшно, но это любопытно. Там романтика, авантюризм, научное исследование. Это превышает всякий страх. Там же давление гигантское, темнота сплошная.

Там гады живут, такие животные, которых ещё наука вообще никогда не видела. Человечество даже не предполагает, что там такое. Очень интересно. Возможно, мы сможем найти очень древних животных, гигантских медуз например. Дай Бог, вы их увидите.

— Какое значение это погружение может сыграть для практической науки?

— Это имеет самое большое значение. Не я так говорю — учёные говорят, не только нашей страны, и других стран — австралийские, новозеландские, американские. Это принесёт науке больше знаний, чем грунт с Луны. С Луны за шесть экспедиций грунта больше набралось. Во всём мире, в ведущих странах, в том числе в нашей стране, есть лунный грунт. А со дна Марианской впадины ни у кого даже кусочка пыли нет. Никто ещё ничего не достал со дна.

Это будут гигантские открытия. В первую очередь о строении нашей Земли: через грунт мы лучше узнаем об этом.

Раньше на Северном полюсе люди шли, умирали, погибали. А сейчас туда туристы ездят. Когда-нибудь и в Марианскую впадину будут погружаться туристы.

— Какое у вас будет ближайшее путешествие?

— Сейчас мне уже построили лодку. Скоро я улетаю в Англию принимать её. Там смотрим, дорабатываем — и 3 сентября отправляем её кораблем, контейнером, в Новую Зеландию. Она будет идти туда 45 дней. А я приезжаю, её встречаю, задраиваю — и начинаем. От Новой Зеландии я пойду на лодке через южный океан, вдоль Антарктиды. Никто никогда не проходил этим маршрутом. От Новой Зеландии пройду Тихий океан, через пролив Дрейка, через мыс Горн, до Фолклендских островов в Атлантическом океане.

  • AFP
  • © ANTON PEREDELSKY

Стартую в начале ноября, когда на том полушарии лето. Только в сезон там можно идти. Соответственно, с ноября по февраль продлится экспедиция. А в марте уже надо будет завершать — там уже будет осень, зима, а значит, можно там уже встретить льды, да и холодно. Я рассчитываю 120—140 дней находиться в плавании. Вот сейчас для этого готовится яхта, помогают уральские бизнесмены, мои друзья.

Меня также поддерживают люди из Кисловодска — они строят в Англии стратосферный воздушный шар. Полечу в стратосферу на воздушном шаре. Дай Бог, всё хорошо, в марте думаю вернуться с плавания и буду подыматься.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить