«Слова «страх» не было в его лексиконе»: внук Троцкого рассказал о последних минутах жизни революционера

Внуку Льва Троцкого Эстебану (Всеволоду) Волкову было 14 лет, когда убили легендарного русского революционера. В тот день Эстебан находился рядом с дедом. В интервью RT 92-летний мужчина рассказывает о заговоре против Троцкого и музее, который был создан в доме их семьи после смерти политика.
«Слова «страх» не было в его лексиконе»: внук Троцкого рассказал о последних минутах жизни революционера

    — Съёмочная группа RT — в мексиканском городе Койоакан, в доме, где до самой своей смерти жил Лев Троцкий. Теперь здесь музей. И сегодня мы побеседуем с его директором и внуком Троцкого —  Эстебаном Волковым. Спасибо, что согласились встретиться с нами здесь.  

    — Добро пожаловать в это историческое место. Да, я внук великого революционера. Моё настоящее русское имя — Всеволод Волков, Сева. Но в Мексике я поменял его на более привычное для испанского языка — Эстебан. И я единственный ныне живущий член семьи, который ещё застал Троцкого. В марте мне исполнится 92 года. Итак, мы находимся в очень интересном месте. Здесь были написаны две великие страницы истории. Во-первых, этот дом является свидетельством щедрости местных властей. Это результат мексиканской политики предоставления убежища, которой восхищались многие страны. Вторая страница — это борьба, которую вёл Троцкий за дело революции. Именно из-за этой борьбы его и убили здесь, в Мексике.

    При мне были совершены оба покушения на деда. Первое произошло утром 24 мая 1940 года, когда художник Давид Альфаро Сикейрос в сопровождении 20 сторонников Сталина проник в дом при помощи сообщника. Это был Шелдон Харт, один из охранников Троцкого. Они расстреляли спальню моих бабушки и дедушки из автоматов Томпсона — как у Диллинджера и других известных гангстеров. Чудом они остались в живых. Но даже сам Троцкий понимал, что после этого наступило лишь временное затишье.

    А потом он начал дело, которое, возможно, и приблизило его убийство. В то время Троцкий писал биографию Сталина. Не потому, что ему это было интересно — напротив, он хотел закончить биографию Ленина, о юности которого к тому времени уже написал. Но из-за нехватки денег ему пришлось принять одно выгодное предложение, поступившее от американского издательства Harper & Brothers. Ему заказали написать биографию Сталина, и он начал над ней работать. Возможно, что этот факт в числе прочих ускорил ход операции по его ликвидации.

    • globallookpress.com
    • © Susana Gonzalez

    Агент Сталина, проникший в наш дом, — 25-летний Шелдон Харт. Он появился у нас всего за несколько месяцев до тех событий и постоянно спрашивал секретаршу: «Как продвигается работа над рукописью?» Было заметно, что он переживает по этому поводу.

    Но дед ни о чём не волновался. Слова «страх» не было в его лексиконе. Так что он начал писать биографию Сталина и почти её закончил, немного не хватило.

    Дописал до половины, а остальное осталось в рукописи. Интересно, что как раз сейчас опубликована эта биография Сталина — написанная Троцким, но уже дополненная его друзьями из Англии, которые собрали всю информацию из архивов. Это были материалы и на русском языке, и уже переведённые.

    — В этом году исполняется 100 лет Октябрьской революции. Мы знаем, что ваш дед был одной из её центральных фигур…

    — Конечно. Он был одним из ближайших соратников Ленина. Тот настолько доверял Троцкому, что в архивах Гарвардского университета хранятся пустые листы, подписанные Лениным на случай, если Троцкому необходимо будет издать срочный приказ, а они не смогут встретиться. Таким образом, он всегда мог рассчитывать на его поддержку. 

     Вашему деду давали как положительные, так и отрицательные исторические характеристики. А каким для вас был Лев Троцкий?

    — Он был истинным революционером, настоящим; он был предан душой идеалам марксизма и революции. Многие спорят о том, была ли борьба за власть между Троцким и Сталиным. Это не так. Сталин действительно хотел власти любой ценой, это было его вожделенной целью. А Троцкий не стремился к этому; он хотел утвердить принципы и ценности революции в партии, которая под руководством Сталина шла совсем в другом направлении, по другому пути.   

    — Троцкого-политика все знают. А каким он был дома, с близкими? Вы же жили с ним вместе…

    — Он был довольно строгим в том, что касается дисциплины, порядка. Но также он был любящим, добрым — особенно со своими молодыми сподвижниками, последователями. Его охранниками были не профессионалы, не военные, а молодые рабочие, преподаватели, которые никогда в жизни не держали в руках пистолет. Они оказались довольно наивными и, честно говоря, не подходили для того, чтобы охранять деда. Но они были верными людьми. Они не получали вознаграждения. Это были добровольцы, которые просто хотели помогать Троцкому, учиться у него. Дед придавал большое значение образованию, обучению нового поколения революционеров. В этом доме была дописана последняя страница его жизни. 

     В 1940 году?

    — Да, в 1940-м. Я возвращался домой, когда произошло нападение. Я спокойно шёл из школы, близился вечер. Было довольно жарко. Я издалека заметил, что дома происходит что-то странное. Обычно вечера у нас были очень тихими, без какой-либо активной деятельности.

    Обычно в доме вечера проходили в мирной дремоте, было спокойно, в отличие от утренних часов, когда въезжали и выезжали машины, мы принимали журналистов, посетителей. А в тот вечер происходило что-то странное — двери были открыты, рядом находилась полиция, какой-то плохо припаркованный автомобиль.

    Я сразу ощутил тревогу, появилось предчувствие, что произошло что-то серьёзное. Я ещё надеялся, что, может быть, нам повезло, как во время покушения 24 мая, когда дедушка и Наталья остались живы. Я подошёл к дверям, столкнулся с одним из охранников, Гарольдом Робинсом, американцем. Он был начальником охраны, а ещё — профессиональным художником. Он держал в руке пистолет и очень нервничал. Я спросил его, что происходит, а он говорил только: «Джексон, Джексон». А я не понимал, при чём тут жених этой молодой троцкистки Сильвии Агелофф.     

    И когда я шёл из коридора в библиотеку, я увидел мужчину в крови, которого держали двое полицейских. Он выл. Никогда я не видел человека, доведённого до такого состояния. Он больше походил на какое-то животное. И этот крик... Я его не узнал, не понял, кто это.

    Потом, когда я вошёл в библиотеку, в приоткрытую дверь я увидел, что происходит в столовой.

    Дедушка лежал на полу в луже крови. Вокруг него собрались люди, в том числе Наталья, и пытались оказать ему помощь. А потом я узнал, что, услышав мои шаги, дедушка сказал охранникам: «Не пускайте сюда Севу, он не должен этого видеть».

    Это произвело на меня большое впечатление. Находясь на пороге смерти, дедушка заботился о том, чтобы не нанести ребёнку травму. Это говорит о том, каким он был человеком.

    Ещё раньше, когда убийцу схватили и начали избивать охранники, дедушка услышал его хрипы и сказал: «Не убивайте его, пусть говорит». И это оказалось верным решением. Благодаря тому, что он выжил, удалось раскрыть весь заговор, который привёл к убийству. Позже местные группы сталинистов, следуя инструкциям из Москвы, получили приказ уничтожить это историческое место. И ещё одна интересная деталь. Советский посол в Мексике Уманский получил из Москвы, от Сталина, приказ сделать всё, чтобы мексиканское правительство поверило в фальшивую версию. Она заключалась в том, что Троцкий якобы был не намеренно убит ледорубом, а в результате перепалки между ним и разочаровавшимся троцкистом, которому хотели дать задание убить Сталина и всю верхушку компартии. Однако мексиканский суд эту ложь отверг. Любопытно, что сразу после этого Уманского (не помню его имени) сместили с должности посла Мексики и отправили в страну меньшего значения — Коста-Рику. Туда он, кстати, не добрался: его самолёт загадочным образом взорвался сразу после взлёта из аэропорта Мехико.

    — В какой момент было принято решение превратить этот дом в музей Льва Троцкого? 

    — В 1983 году, если не ошибаюсь (не помню точную дату), президент Хосе Лопес Портильо объявил этот дом историческим памятником. А меня назначил хранителем музея. Таким образом, появилась некоторая гарантия его сохранности. Но даже когда здесь жила семья Троцкого и дом официально не являлся музеем, его двери всегда были открыты для посетителей. Моя жена и четверо детей показывали его всем желающим, пускали их внутрь. Сюда приезжал сам Габриэль Гарсия Маркес. Кстати, моя дочь Нора тогда как раз читала его роман. Также приезжал Джозеф Лоузи, когда они снимали фильм с Аленом Делоном и Роми Шнайдер.


    Полное интервью внука Льва Троцкого смотрите на сайте RTД

    Читайте виртуальные журналы RT на русском в Flipboard
    Сегодня в СМИ
    Загрузка...
    • Лента новостей
    • Картина дня
    Наука
    Загрузка...
    Россия