«Мы готовились к этому полёту почти два года»: командир «Союза» Новицкий в интервью RT

В четверг, 17 ноября, в 23.20 по Москве с космодрома Байконур запланирован старт транспортного пилотируемого корабля «Союз МС-03» с международным экипажем на борту. За считанные часы до этого события RT взял эксклюзивное интервью у командира корабля, лётчика-космонавта, Героя России Олега Новицкого. Собеседник RT, для которого нынешний полёт станет вторым, рассказал, чем занимается экипаж в ракете за два часа до старта, какие эксперименты команде предстоит выполнить на МКС и почему перед каждой экспедицией космонавты неукоснительно соблюдают все существующие традиции.

— Олег Викторович, до старта космического корабля «Союз МС-03» остаётся совсем немного времени. Госкомиссия утвердила ваш экипаж в качестве основного. Какие чувства испытываете?

— Много разных чувств: и радость, и гордость, и ответственность. Но на первое место выходит желание побыстрее оказаться в корабле и начать работать. Мы готовились к этому полёту почти два года. Сейчас уже можно сказать, что напряжённые тренировки и занятия позади. Все мысли о предстоящем космическом полёте. Мы полностью готовы и настроены на серьёзную, длительную работу. Нам предстоит провести на орбите шесть месяцев и выполнить обширную программу полёта.

— Вы находитесь на Байконуре больше двух недель. Чем занимаетесь всё это время?

— Крайние дни перед стартом чрезвычайно напряжённые. Как только прилетели сюда, сразу же включились в работу. Живём по расписанию. Каждый день отведено время на подготовку к воздействию факторов космического полёта на специальных тренажёрах, а именно — тренировки на ортостоле и вращение на креслах ускорения Кориолиса (кресло вращается в горизонтальной плоскости. — RT). Проводятся занятия по ручному сближению, по изучению бортовой документации, по экспериментам, которые предстоит проводить на орбите. Отрабатываем действия при возможных нештатных ситуациях. Была проведена проверка скафандров на герметичность, а затем — две «примерки» космического корабля. Во время второй, контрольной, осмотрели корабль, ознакомились с грузом и снаряжением и их размещением в бытовом отсеке и спускаемом аппарате.

  • © Личный архив Олега Новицкого

Добавьте сюда и обязательные традиционные мероприятия, такие как поднятие флагов, посещение музея, посадка деревьев на Аллее космонавтов…

— Я знаю, что в предстартовые дни действует строжайший режим обсервации — основной экипаж практически изолирован от какого бы то ни было окружения.

— Вы правы, мы живём здесь, что называется, «за стеклом» — в прямом и переносном смысле: ведь на мероприятиях, которые проводятся в помещении, нас отделяет от присутствующих стеклянная стена. Доступ же к нам имеет ограниченный круг лиц — причём только после прохождения ежедневного медицинского осмотра и в стерильных халатах, бахилах, масках. Но надо сказать, что все находящиеся на Байконуре понимают важность момента и никому из специалистов не придёт в голову общаться с нами, если они чувствуют хотя бы лёгкое недомогание. Ведь это может поставить под угрозу срыва космический полёт, а значит, и выполнение международных соглашений по МКС.

— А свободное время у вас есть?

— Конечно, но немного. Ведь помимо тренировок и занятий у нас отводится время на физкультуру, массаж, прогулку. Но звонить домой жене, звонить маме в Белоруссию успеваю. Могу и фильм какой-нибудь посмотреть, и фото в соцсети выложить.

— У вас интернациональный экипаж, в который кроме вас входят французский астронавт Тома Песке и американка Пегги Уитсон. Как складываются отношения?

— Мне повезло с экипажем. У нас сложились прекрасные отношения, мы слаженно и чётко работаем вместе. Можно сказать, понимаем друг друга с полуслова. Пегги — опытный астронавт, для неё это будет уже третий полёт. Она летала и на американском «Шаттле», и на нашем «Союзе». У неё за плечами шесть выходов в открытый космос. Пегги вошла в историю пилотируемой космонавтики как первая женщина-командир МКС. Кстати, и этой, 51-ой экспедицией командовать будет именно она.

Для Тома же этот полёт будет первым. Но он прекрасно подготовлен, лучшего бортинженера и желать нечего. Кстати, французы не летали в космос довольно долго, с 2008 года. Поэтому к полёту Тома на его родине проявляется огромный интерес. На Байконуре французская пресса ходит за ним буквально по пятам — и так было в течение всей нашей подготовки.

Могу сказать, что мы подружились и общаемся и вне работы.

  • © Пресс-служба Роскосмоса

— Готовиться ко второму полёту легче, чем к первому?

— Не сказал бы, что намного легче. Понимаете, каждый полёт особенный, не похожий на предыдущие, каждый испытательный. Не зря наша должность называется космонавт-испытатель. Безусловно, что-то ты уже знаешь по опыту первого полёта, что-то нужно вспомнить и освежить в памяти. Но много и нового, тем более что у нас новый корабль.

— Вы снова, как и в прошлый раз, будете лететь по двухсуточной схеме?

— Совершенно верно. Как вы, наверное, знаете, если космический корабль летит по двухсуточной схеме, то стыковка с МКС происходит через двое суток, а если по укороченной, быстрой схеме, то через шесть часов. Надо сказать, что в крайнее время, когда летал «Союз-ТМА», чаще всего использовался именно второй вариант.

Нам же предстоит лететь на новой модели корабля (наш всего лишь третий в этой серии). В транспортных пилотируемых кораблях этой серии есть изменения в системе управления движением и навигацией, модернизирована система стыковки, усовершенствована система электропитания, используются новые системы бортовых измерений и теплового режима, средства приземления и телевизионная система.

Безусловно, хотелось бы попробовать так называемую быструю схему, но… Существуют определённые требования к технике, нужно всё проверить, исключить любые риски.

— На МКС вам предстоит выполнить почти полсотни экспериментов…

— Да, причём по различным отраслям науки: геофизики, биотехнологии. Планируется множество медико-биологических и медицинских экспериментов. Некоторые — совершенно новые, другие длятся не один год. Но все они одинаково важны. Мы, космонавты, не являемся учёными в полном понимании этого слова и даже не всегда знаем конечные цели проводимых экспериментов. Часто нам приходится играть роль операторов. У меня уже есть опыт подобной работы — в первом полёте наш экипаж проводил более пятидесяти экспериментов. Постановщики экспериментов дают нам точные указания, что и в какой последовательности делать. Нужно только чётко им следовать.

— У космонавтов существует множество традиций. Во второй раз вы их соблюдаете столь же неукоснительно, как и перед первым полётом?

— Естественно. Этим традициям не один десяток лет. Все экипажи до нас им следовали и после нас будут следовать. На то они и традиции. Например, фильм «Белое солнце пустыни» я буду смотреть здесь уже в четвёртый раз (дважды — в качестве дублёра, и вот теперь во второй раз — как член основного экипажа). И на двери перед выходом снова распишусь, и выйду под легендарную «Траву у дома»…

— Кто из родных приехал вас проводить? Я знаю, что недавно у вас родилась вторая дочка, сейчас ей нет ещё и семи месяцев… Вы вернётесь через полгода и, получается, пропустите самые интересные и важные события. Переживаете по этому поводу?

— Да, нашей младшей дочке Рите шесть с половиной месяцев, поэтому мы с женой Юлей решили, что им не нужно лететь на Байконур. Это будет очень тяжело и для Юли, и для малышки. Они будут наблюдать и за стартом, и за стыковкой из королёвского Центра управления полётами.

Сюда же приехали старшая дочь Яна и мой брат Игорь, а также друзья. Свою маму я тоже решил не брать сюда, хотя она очень просила, как и в прошлый раз. Слишком волнительно ей здесь будет. Она вместе с Юлиной мамой и остальными родственниками и друзьями будет в ЦУПе.

Что же касается моих переживаний… Конечно, как и любому отцу, мне хотелось бы увидеть, как Рита начнёт ползать, как сделает первые шаги, хотелось бы услышать её первые слова… Но… такая у меня работа. Иногда мужчине приходится чем-то жертвовать. Кстати, когда у нас родилась Яна, я тоже был в командировке. Меня, молодого лётчика, отправили на одиннадцать месяцев в Краснодар. Правда, я иногда на день-два вырывался домой. Но тоже пропустил все основные события.

  • © Личный архив Олега Новицкого

Хорошо, что сейчас техника шагнула далеко вперед. Возможности современной связи таковы, что позволяют общаться с семьёй каждый день по телефону и электронке, а раз в неделю — по видеосвязи. Юля обещала мне присылать каждый день фото- и видеоотчёты, как растёт младшая дочка. И уже сейчас начала выполнять своё обещание. Здесь, на Байконуре, я каждый день получаю от неё фотографии и коротенькие видеозаписи. Так что, как говорится, руку на пульсе я держать буду.

— Ваша супруга журналист и сейчас ведёт блог «Дневник жены космонавта» на сайте Роскосмоса. Вы его читаете?

— Да, Юля присылает мне свои странички. И когда выдаётся свободное время, читаю. На протяжении моего первого полёта она тоже вела «Дневник…». Когда я читал его, мне казалось, что я слышу её голос. Как будто она рассказывает мне о том, что происходит дома в моё отсутствие. Это в какой-то мере помогало мне не так сильно чувствовать, что я далеко от моей семьи.

— Экипаж находится в ракете уже за несколько часов до старта. По опыту вашего первого полёта вы помните, о чём думали в те минуты, что чувствовали?

— В крайние часы перед стартом экипаж занят серьёзной, напряжённой работой, поэтому на посторонние мысли и чувства отвлекаться некогда. Идёт проверка работы всех систем корабля, ракетоносителя, герметичности скафандров. Правда, за два с половиной часа у нас будет минут десять относительно свободного времени. И по традиции нам можно послушать музыку. Я записал песню Николая Анисимова «Я — лётчик» и, естественно, «Беловежскую пущу». Я же лётчик и белорус.

  • © Личный архив Олега Новицкого

— Желаем вам удачного полёта, поменьше нештаток на борту и в срок вернуться на Землю!

— Спасибо!

Янина Краш

Читайте виртуальные журналы RT на русском в Flipboard
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Наука
Загрузка...
Без политики